ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стены и потолок покрывали узоры, выложенные драгоценными камнями. Бирюзовые и малахитовые змеи извивались среди цветов из сердолика с листьями из нефрита. Грозные драконы из бордового камня скалили свои пасти в охоте за косулями. Завороженная обстановкой, я не сразу обратила внимание на находящихся в зале.

Возле стены стоял гном в черном камзоле и очках на мясистом носу, а за большим столом у противоположной стены, в кресле с высокой спинкой, сидел другой пожилой гном, осанистый и важный. Его окладистая борода была заплетена в две замысловатые косицы. На шее у него висела массивная цепь с бляхой с каким-то изображением. Он с таким напыщенным видом разглядывал листы в большой папке, что я поняла – это и есть тот самый советник, который будет решать мою дальнейшую участь. Гном оторвался от своего занятия, поднял пронзительный взгляд и…

Мастер Норри тюкнул меня по голове, я невольно опустила подбородок вниз. На затылок тут же легла его рука, принуждая оставаться в таком положении.

– Это она и есть? – услышала я голос советника. – Строптивая.

– Дурная, уважаемый советник, – осторожно откликнулся мастер. – Дурная, но неопасная.

– Неопасная?! – усомнился тот. – Неопасные с оружием на поясе не бегают, в дома к мирным гномам с криками не врываются и разор не чинят. По этой же сразу видно – она из боевых. Значит, опасна в любом случае.

– Советник, прошу, выслушайте меня, – мягко и просительно начал Норри. – Она же клиричка! А клирики в обычных войнах не участвовали. Только в магических или с нежитью сражаются.

– Не участвовали, говоришь? А как насчет Присании, что там сейчас творится? Или Клайвусе? Скажешь, нет там клириков?

– Есть, уважаемый советник, – нехотя согласился гном. – Но там ведь с кочевниками и с орками воюют. А кочевники постоянно нежить поднимают. Их колдуны с темными силами знаются. Там без клириков никуда.

– С каких это ты пор так за людей ратовать начал? – недобро проворчал советник. – Раньше за тобой подобного не замечал.

– Я не людей, уважаемый советник, защищаю, а клириков, вернее клиричку, в данном случае вот эту, – произнеся последнее слово, мастер толкнул мою голову еще ниже, отчего спина выгнулась дугой, а подбородок уперся в грудь.

Я услышала звук отодвигаемого кресла. Негромкие, но четкие шаги замерли возле меня. В поле зрения оказались сапоги с тисненой кожей на носах и голенищах – ко мне подошел советник. Едва мастер Норри убрал руку с затылка, переложив ее на плечо, как я тут же подняла голову, выпятив подбородок вперед. Советник стоял рядом и внимательно разглядывал меня, как диковинного зверя.

– Гордая и непокорная, – бросил он задумчиво. – С такими сложно иметь дело. Втемяшится что-нибудь в голову, никаким клином не выбьешь, – он развернулся и, обойдя стол, уселся в кресло. – Норри, ты же знаешь наши правила – никаких людей в Подгорном Доме быть не должно. Сдай ее стражам, и те, после пары вопросов, отправят ее на рудники.

– Но, советник, – неожиданно в голосе мастера мне послышалось отчаяние, – а как же ваш прежний приказ? Может, верхушники ее разыскивают? Тогда они выкуп заплатят.

Советник скривился:

– Норри, какая у нее родня, какой выкуп? Она же клиричка. Не городи ерунды! И можешь не напоминать мне о той давней истории, я ее уже сотню раз слышал. Тебя спасла другая клиричка, не эта. Та, что тебя у горного тронга[14] отбила, давно своей смертью почила. И теперь из-за одного случая каждую встречную-поперечную вытаскивать глупо. Не майся дурью, сдавай ее стражам и возвращайся ко мне. Надо обсудить проблему с восточными штольнями, там того и гляди потолки обвалятся.

«Вот и все. Прощайся с жизнью, Алена», – мелькнуло в голове. Душа камнем рухнула вниз, но тут же пришла злость. Вывернувшись из цепких пальцев Норри, я вскочила на ноги и ринулась на него. Не знаю, чего хотела добиться: бездействие было более глупым, нежели безнадежный бросок. Раскинув руки в кандалах, всем телом толкнула мастера и, закинув цепь ему на шею, начала скручивать.

В тот же миг по телу прокатилась волна жуткой боли. От неожиданности я расслабила хватку, а потом и вовсе заорала от ощущения невыносимого пламени, терзающего все мое тело. Сквозь пелену, заволокшую глаза, я видела, как гном снял мои руки с шеи, оттолкнул меня, скорчившуюся от боли, и встал на ноги. Секретарь с криком «Стража!» бросился к нам. А мастер как ни в чем не бывало одернул камзол, утвердил на поясе молот и немного хриплым голосом произнес:

– Не надо стражников. Пусть даже пальцем ее не касаются.

Советник махнул рукой. Вбежавшие стражи обступили меня кольцом, однако хватать и волочь не спешили.

Скрючившись на каменном полу, я пыталась хоть как-то вытерпеть муки. Норри прошел между охранниками и, склонившись ко мне, провел рукой по голове. Стало легче.

– Что, клиричка, в первый раз клятву нарушила? – спросил он скорее участливо, нежели жестко и, обратившись к советнику, добавил: – Можете отпустить стражей, ничего подобного она больше не сделает, поскольку под соклятьем[15]. – И вновь спросил меня: – Ведь правда не сделаешь?

Я с трудом кивнула. Советник дал знак стражам, и те нехотя расступились, а потом и вовсе вышли, оставив лишь двоих у двери. Кое-как выпрямив сведенные судорогой руки и ноги, я встала сначала на четвереньки, потом на колени и уже хотела подняться, как, перехватив суровый взгляд мастера, замерла в этом положении.

– Советник, – тихо заговорил Норри, поглядывая в мою сторону. – Отдайте мне ее под честное слово. Вы же видели, что с ней стало, когда попыталась на меня напасть. Уверяю вас, клиричка и дальше будет неопасна.

– Неопасна? – свистящим шепотом выдохнул советник. – После этой выходки она в любом случае пойдет на рудники.

– Клиричка под соклятьем, – терпеливо стал пояснять мастер, – а значит, пока ей не угрожает настоящая опасность, она никому ничего не сделает, иначе ее ждут еще большие мучения.

Советник в задумчивости принялся теребить бороду. Он внимательно посмотрел на Норри, на меня и, переведя взгляд на секретаря, перебиравшего бумаги в стенном шкафу, приказал:

– Хорнбори, выйди и забери стражников с собой.

– Но… А как же? – секретарь, удивленный требованием, обернулся. Очки съехали на кончик носа, и он смотрел поверх них с ошарашенным видом. – Зачем? – наконец выдавил он из себя.

– Выйди, выйди, – не пожелав объяснять, потребовал советник.

Секретарь положил папку обратно в шкаф, осторожно закрыл дверцы и, еще раз вопросительно-недоуменно взглянув на советника, вышел вместе со стражами.

Когда в кабинете остались только мы втроем, советник прокашлялся и, исподлобья глядя на мастера, произнес:

– Что, Норри, опять правнук захворал?

Мастер сокрушенно повесил голову.

– Вы ж знаете, единственная моя отрада, и такая беда, – горько вздохнул он. – Не могу же я сюда человеческого лекаря приглашать. Всем все сразу станет ясно. А это позор для меня и моего рода.

Советник участливо похлопал мастера по плечу, отчего у того навернулись слезы, и он согнутым пальцем смахнул их с уголков глаз.

– Сколько в нем человеческой крови примешано? – спросил у Норри советник.

– Четвертина. Всего лишь жалкая четвертина, а болезни то и дело цепляются к малышу.

– И ты думаешь, что вмешательство клирички поможет? – с сомнением произнес советник. – Сколько раз я тебе говорил: давай позовем нашего лекаря.

– Чтобы всем сразу стало известно о моем позоре?! – яростно прошипел гном. – То, что мой правнук выглядит как настоящий гном, не обманет лекаря. Начни тот лечить, и сразу станет ясно, кто был отцом моей внучки!

– Но тут-то не лекарь, тут клиричка, – продолжал сомневаться советник.

– Так хоть какая-то надежда, – обессиленно выдохнул мастер. – Я уже просто смотреть не могу, как малыш мучается. К тому же Нора и слышать не хочет, чтоб к Фундину наши лекари подходили. Тоже боится, что все станет известно. Опасается, как бы ее с ребенком после этого к людям не вышвырнули. Глупые бабские страхи, но что я могу поделать? – махнул рукой Норри. – К тому же она в чем-то права: ее с малышом выгнать не выгонят, но травить станут – будь здоров!

вернуться

14

Тронг – горный йети.

вернуться

15

Под соклятьем – находиться под соклятьем означает дать клятву, включив в нее определенного индивидуума, с выполнением определенных условий, завязанных на данного индивидуума.

7
{"b":"191628","o":1}