ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

    2

   — Все упаковано, — произнесла миссис Бренер, со стоном опуская свои чемоданы в передней части коридора.

   Она просунула голову в гостиную, где мерцал экран телевизора.

   — Ты не считаешь, что можно прерваться на минуту и не смотреть кино, чтобы попрощаться со своей матерью?

   Касей нажал кнопку на панели, и экран померк. Они с Маргарет с виноватым видом вышли в коридорчик, чтобы обнять мать.

   Дайяна Мэннинг, подружка Маргарет, вышла за ними.

   — Сколько вы собираетесь там пробыть, миссис Бревер? — спросила она, с любопытством разглядывая два битком набитых чемодана.

   — Не знаю, — раздраженно ответила миссис Бревер. — Моя сестра лежит в больнице в Тусконе с сегодняшнего дня. Я думаю, что останусь там, пока она не выпишется из больницы и не вернется домой.

   — Хорошо, буду рада побыть бэби-ситтером у Маргарет и Касея, — пошутила Дайяна.

   — Дай мне отдохнуть, — закатила глаза Маргарет. — Я как-никак старше тебя, Дайяна.

   — А я умнее, чем вы обе, вместе взятые, — добавил Касей скромно.

   — Я не беспокоюсь о вас, дети, — вздохнула миссис Бревер. — Я беспокоюсь о вашем отце.

   — Не беспокойся, — серьезно сказала Маргарет. — Мы будем хорошо заботиться о нем.

   — Следите, чтобы он хоть что-нибудь ел. Он так занят своей работой, что забывает поесть, пока ему об этом не напомнишь.

   «Без мамы здесь будет действительно одиноко», — подумала Маргарет.

   Папа лишь изредка выходил из подвала. Прошло две недели с тех пор, как он кричал на нее и на Касея, требуя держаться подальше от подвала. Дети ходили вокруг отца на цыпочках, боясь вызвать его гнев. Но в течение двух последних недель он еле цедил сквозь зубы обычное «с добрым утром» и «спокойной ночи».

   — Не волнуйся ни о чем, мама, — сказала Маргарет с вынужденной улыбкой. — Только хорошо ухаживай за тетей Элеонор.

   — Я позвоню, как только прибуду в Тускон, — пообещала миссис Бревер, еще раз нервно взглянув на свои часы. Сделав три больших шага по направлению к двери подвала, она крикнула: — Майкл! Время отправляться в аэропорт.

   Прошло немало времени, пока доктор Бревер отозвался. Миссис Бревер повернулась к детям.

   — Надеюсь, что он хотя бы заметит мой отъезд? — спросила она громким шепотом. Она хотела сделать лишь легкое замечание, но в ее голосе звучали нотки печали.

   Несколькими секундами позже они услышали шаги по лестнице, ведущей в подвал, и появился их отец. Он снял свой лабораторный халат, весь испещренный пятнами, под ним оказались брюки коричневого цвета и ярко-желтая майка. Свернув в комок халат, он бросил его на перила. Даже сейчас, спустя две недели, его правая рука, та самая, которая кровоточила, была еще туго забинтована.

   — Готова? — спросил он жену. Миссис Бревер вздохнула:

   — Я надеюсь.

   Она бросила на Маргарет и Касея беспомощный взгляд и поспешила обнять их в последний раз.

   — Тогда поехали, — безучастно произнес доктор Бревер. Он поднял оба чемодана и крякнул. — Боже, как долго ты собираешься оставаться там? Год? — Он вышел, не дожидаясь ответа.

   — До свидания, миссис Бревер, — взмахнула рукой Дайяна. — Счастливого путешествия.

   — Какое может быть у нее счастливое путешествие? — едко заметил Касей. — Ее сестра в больнице.

   — Ты знаешь, что я имею в виду, — ответила Дайяна, отбрасывая назад свои длинные рыжие волосы и делая круглые глаза.

   Они взглядом проводили автомобиль, катившийся вниз по дорожке, а затем вернулись в гостиную. Касей взял в руки пульт дистанционного управления и начал смотреть фильм.

   Дайяна, развалившись в кресле, ела из пакета картофельные чипсы.

   — Кто выбрал эту картину? — спросила Дайяна, сминая фольгу.

   — Я, — ответил Касей. — Классный фильм. Он сбросил диванные подушки на ковер и

   лежал на них.

   Маргарет сидела на полу, скрестив ноги и прислонясь спиной к креслу, все еще размышляя о матери и тете Элеонор.

   — По-твоему, классный фильм — это когда люди взлетают на воздух и их кишки плавают повсюду? — Маргарет поддержала Дайяну.

   — Да. Это классно сделано, — ответил Касей, не отрывая глаз от мерцающего экрана.

   — У меня очень много домашних дел. Не знаю, почему я сижу здесь, — сказала Дайяна, засовывая руку в пакет с чипсами.

   — У меня тоже, — вздохнула Маргарет. — Думаю, я переделаю все после обеда. Вам дали задание по математике? Мне кажется, я забыла свой задачник в школе.

   — Ш-ш-ш! — свистнул Касей, взмахнув ногой в сторону Маргарет. — Это хорошее место.

   — Ведь ты же видел уже этот фильм! — резко крикнула Маргарет.

   — Два раза, — согласился Касей. Он увернулся от диванной подушки, которую бросила в него Дайяна.

   — Прелестный день, — сказала Маргарет, подняв руки над головой. — Может быть, мы выйдем на улицу? Покатаемся на велосипедах или еще чего-нибудь.

   — Ты думаешь, что ты все еще в Мичигане? Здесь действительно приятно на улице после обеда, — сказала Дайяна. — Я не замечаю этого больше.

   — Может быть, нам вместе порешать математические задачи? — спросила Маргарет с надеждой. Дайяна была намного сильнее в математике, чем она.

   Дайяна пожала плечами.

   — Да. Может быть. — Она крутила в руках пакет и наконец положила его на пол. — Ваш отец выглядит чем-то немного встревоженным, вы знаете?

   — Да? Что ты имеешь в виду?

   — Просто встревоженным, — сказала Дайяна. — Как у него дела?

   — Ш-ш, — настаивал Касей, подобрав пакет из-под картошки и кинув его в Дайяну.

   — Ты знаешь, просто отдыхает, и все. Думаю, у него все о\'кей, — задумчиво произнесла Маргарет. — По правде говоря, я не знаю. Он проводит все время в подвале, занимаясь своими экспериментами.

   — Экспериментами? Эй, пошли взглянем. — Отбросив волосы за плечи, Дайяна вскочила с кресла.

   Наука была капризом Дайяны. Математика и наука. Маргарет одинаково ненавидела и то и другое.

   «Дайяне следовало родиться в семье Бреве-ров, — подумала Маргарет с оттенком горечи. — Может быть, если бы я интересовалась тем же, чем и папа, он обратил бы на меня большее внимание».

   — Пошли, — настаивала Дайяна, согнувшись и пытаясь подтолкнуть Маргарет. — Ведь он ботаник, верно? Что же он там делает?

   — Сложно сказать, — сказала Маргарет, пытаясь перекричать звуки выстрелов, несущихся из телевизора. — Однажды он пытался объяснить мне это. Но… — Маргарет позволила Дайяне толкнуть ее.

   — Замолчи! — завопил Касей, продолжая смотреть фильм.

   — Он что, создает нового Франкенштейна или что-нибудь подобное? — продолжала настаивать Дайяна. — Или что-нибудь похожее на Робокопа?

   — Замолчи! — повторил Касей пронзительным голосом, стараясь заглушить голос Арнольда Шварценеггера.

   — Он создал все эти машины и растения там, — холодно отозвалась Маргарет. — Но он не хочет, чтобы мы туда ходили.

   — Ха, это, похоже, очень большой секрет? — Зеленые глаза Дайяны загорелись возбуждением. — Пошли. Мы только заглянем.

   — Нет, я не хочу, — ответила Маргарет. Она не могла забыть гневного выражения лица отца две недели тому назад, когда они с Касеем попытались проникнуть туда. Не могла она забыть и того, как отец кричал на них, запрещая спускаться вниз, в подвал.

   — Пошли. Умоляю, — храбро уговаривала Дайяна. — Или вы цыплята?

   — Я не боюсь, — резко ответила Маргарет. Дайяна всегда подстрекала ее совершать то, что ей вовсе не хотелось делать.

   «И почему это так важно для Дайяны — думать, что она храбрее других?» — размышляла Маргарет.

   — Цыплята, — повторила Дайяна. Отбросив копну рыжих волос за плечи, она быстро двинулась по направлению к двери, ведущей в подвал.

   — Дайяна, стой! — закричала Маргарет, следуя за ней.

   — Эй, подожди! — опомнился Касей, выключая телевизор. — Мы идем вниз? Подождите меня! — Он быстро вскочил на ноги и решительно поспешил присоединиться к ним у двери в подвал.

2
{"b":"191630","o":1}