ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но остались некоторые сомнения в отношении истинной картины происшедшего, — заметил Страттон, сверля ее пронизывающим взглядом.

— Только не у меня! — возразила Кили, не отводя глаз.

— Ну… — протянул он, — надеюсь, вы не станете спорить, что в рассказанных вами историях есть нестыковки…

— В историях?! — возмущенно воскликнула она.

Детектив кивнул.

— Пока мы точно не установили, что произошло…

Кили почувствовала, что ее терпение иссякло.

— Я пыталась идти вам навстречу, но, честное слово, всему есть предел, — сказала она. — Прошу вас, покиньте мой дом.

— Боюсь, я еще не закончил.

— Уходите! — приказала Кили. — Оставьте нас в покое!

— Да я-то уйду. — Страттон пожал плечами. — Но это расследование будет продолжено, мэм.

Кили демонстративно повернулась к нему спиной и не обернулась, даже когда услыхала, как за ним захлопнулась дверь.

Дилан вошел в комнату, неся на руках Эбби.

— Он ушел?

— Да, — ответила Кили.

— В чем дело, мам? Чего он хотел? — Голос Дилана звучал совершенно по-детски.

Ей пришлось собраться с мыслями, чтобы ответить. В его глазах явственно читался испуг, и от этого у нее просто руки опускались. Им пришлось во второй раз пережить такой кошмар, неужели этого мало? Неужели нужно мучить их расспросами?..

Кили подошла к Дилану и взяла малышку у него из рук.

— Это недоразумение, — объяснила она с наигранной небрежностью в голосе. — Не о чем беспокоиться.

Дилан нахмурился. В своей черной футболке и джинсах он высился над матерью и сестрой подобно темной тени.

— Что ты ему сказала?

— Не волнуйся об этом, милый. — Она обернулась и посмотрела ему в глаза. — Поверь мне, тут не о чем волноваться.

Внезапный стук в дверь заставил Кили вздрогнуть. От Дилана не укрылось выражение паники, промелькнувшее в ее глазах.

— Ты думаешь, это он вернулся?

— Я не знаю, кто это. Я просто вздрогнула от неожиданности, — чересчур резко возразила Кили.

— Ты думаешь, случится что-то плохое, верно? — полуутвердительно спросил Дилан.

— Да нет же! Я же сказала — нет!

Стараясь укрыться от обвинения, которое она прочитала в глазах сына, Кили бросилась к двери и открыла ее.

На крыльце стоял Джейк Эмблер.

— Можно Дилану пойти покататься на скейте? — спросил он.

Кили была так рада, что это Джейк, а не детектив, что даже позабыла свое железное правило: уроки прежде всего.

— Конечно! — ответила она. — Дилан, это Джейк.

Обернувшись, Кили обнаружила, что сын глядит на нее с ненавистью, как будто она предала его.

— Одну минутку, Джейк, — сказала Кили и прикрыла дверь.

Подойдя к сыну, она положила руку ему на плечо.

— Дилан, что бы это ни было, я уверена: как только мы ответим на их вопросы, они нас больше не потревожат.

— Нас? — презрительно фыркнул он. — Это смешно! Они не станут ни в чем обвинять тебя.

— Они и тебя не станут обвинять, — возразила Кили, но Дилан больше не желал даже смотреть на нее.

— Почему бы и нет? — фыркнул он. — Ты же меня обвиняешь!

— Дилан!

Он молча прошел мимо нее и коротко бросил дожидавшемуся на крыльце Джейку:

— Пошли!

— Это неправда! — крикнула Кили. — Дилан!..

Но он даже не оглянулся.

6

В шесть часов вечера позвонила Сьюзен Эмблер и спросила, можно ли Дилану поужинать с ними. У Кили упало сердце. Только теперь она поняла, как страшно ей было остаться в доме одной в этот вечер.

— Он еще не сделал уроки, — пробормотала она, но Сьюзен заверила ее, что мальчики уже занимаются по учебникам Джейка, и у Кили не осталось возражений.

— Отошлите его домой к восьми, — попросила она. — Пока еще не стемнело.

Кили положила трубку и вернулась в гостиную, где Эбби совершала рекогносцировку местности, осторожно передвигаясь от ножки кофейного столика к углу дивана. Кили наклонилась и взяла дочку на руки, прижала к себе, чтобы ощутить ее тепло. Но Эбби так сосредоточилась на своей миссии, что, как только ее ножки оторвались от пола, принялась вырываться и брыкаться. Кили неохотно опустила ее обратно на пол, и Эбби, равнодушная к материнским горестям, возобновила круговой обход комнаты. Она действовала так целеустремленно, что Кили невольно позавидовала ей. Эбби забудет отца, его образ не сохранится в ее памяти, она будет судить о нем разве что по фотографиям да по нескольким любительским видеофильмам. Конечно, взрослея, она все больше будет переживать его отсутствие. Но сейчас, в этот момент, Эбби не знает горя. Кили уже успела подметить, что порой ее дочка оглядывается вокруг, словно ища чьего-то привычного присутствия, но тут же отвлекается на любой пустяк: упавший осенний лист, пролетевшую мимо птичку, даже на звук телевизора.

Кили почувствовала, как слезы подступают к глазам, и поняла, что надо что-то делать, чтобы не поддаваться тоске. Ей еще предстояло приготовить ужин, а на рабочем столе Марка ее ждала целая кипа неоплаченных счетов, в которых необходимо было разобраться. «Не стой на месте, — сказала она себе. — Займись делом».

К тому времени, как Кили вымыла посуду после ужина, выкупала Эбби и уложила ее в постель, уже сгустились сумерки. Она выглянула в окно в надежде увидеть Дилана, подъезжающего к дому на велосипеде, но его еще не было. Тогда она прошла по коридору в кабинет Марка и, вздохнув поглубже, уселась в его кожаное рабочее кресло у письменного стола. Здесь он не только просматривал бумаги, принесенные с работы, но и держал домашние счета.

Кили нашла чековую книжку в верхнем ящике и начала выписывать чеки. Ее тревога возрастала по мере того, как таяла остающаяся сумма баланса. Они так много потратили на модернизацию дома! В то время сумма не казалась чрезмерной, потому что у Марка был большой и постоянный доход. Им казалось, что у них впереди годы, чтобы оплатить все эти счета…

«Мне и детям бедность не грозит, — напомнила себе Кили. — С нами все будет в порядке, как только я получу страховку и продам дом. Нет никакого повода для паники».

Она открыла очередной конверт, выбрав его из лежащей перед ней стопки, и увидела, что это счет от Кольера — ювелира, державшего магазин в центре города. Оказывается, всего за неделю до смерти Марк купил дорогой браслет из дымчатого кварца в золотой оправе. Кили нахмурилась. Он никогда не дарил ей браслета из дымчатого кварца. И тут она вспомнила: ну конечно же, их годовщина! Браслет стоил около восьмисот долларов. Интересно, куда он спрятал от нее этот подарок? А может, браслет все еще в магазине? Может, на него наносят гравировку? Скорее всего, так. Что ж, надо будет проверить. Деньги ей не помешают.

Резкий звонок вывел ее из задумчивости и заставил вздрогнуть. Кили подошла к двери и опасливо заглянула в «глазок». Но за дверью стоял всего лишь Лукас Уивер.

— Лукас! — воскликнула она, распахивая дверь. — Какой приятный сюрприз!

— Извини, Кили, — сказал старик. — Я, наверное, не вовремя, но тебе необходимо подписать кое-какие бумаги. Это о передаче прав на недвижимость. Ужасно не хотелось тебя беспокоить…

— Нет-нет, я все равно собиралась вам звонить, — успокоила его Кили. Это было правдой, она действительно собиралась позвонить ему, но в последнее время ей стало трудно вести самые обычные разговоры. — Входите. Я сама себе кажусь каким-то зомби. Совершенно разучилась общаться с людьми.

— Я все понимаю, — заверил ее Лукас и, прихрамывая, вошел следом за нею в кабинет. — Бетси тоже хотела позвонить, пригласить тебя с детьми на обед. Но она… все еще не оправилась от потрясения.

Кили грустно улыбнулась.

— Вряд ли мы составим хорошую компанию за обедом. Что за бумаги вы мне принесли?

— Налоговые документы. За недвижимость теперь официально платишь ты.

Лукас положил перед ней бумаги и показал, где надо подписать. Кили принялась просматривать документы, а Лукас тем временем разглядывал уставленный книжными полками кабинет. Он наклонился, снял с нижней полки том военной истории и начал его перелистывать. Кили подняла голову.

13
{"b":"191636","o":1}