ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На мгновение Кили растерялась. Она вспомнила, как в последний раз видела Марка живым: он держал Эбби на руках. Он прекрасно знал, что за Эбби нужен глаз да глаз. Но, может быть, кто-то позвонил и он отвлекся? Решил, что Эбби где-то рядом, в полной безопасности, а она ушла.

— Я не знаю, — признала Кили. — Может быть, они уже были во дворе, когда он почему-то отвлекся. Может быть, это был телефонный звонок. Я не знаю.

— Да, я полагаю, это возможно, — согласился Страттон. Он прищурился на затянутый брезентом бассейн. В середине провисшего покрытия собралась дождевая вода, образуя мутную лужу, на поверхности которой плавали палые листья. — Но, если он был во дворе, разве он мог не заметить, что ограда бассейна открыта? Как вы думаете?

Кили перевела взгляд с бассейна на дом. Сердце у нее билось как-то странно: время от времени оно как будто замирало и пропускало удар.

— Я думаю, его что-то отвлекло. Клиент… Что-то непредвиденное…

Мысленным взором она видела Марка, погруженного в телефонный разговор, уверенного, что дочка где-то рядом. И вдруг крик, всплеск… Слезы навернулись ей на глаза, когда она вообразила, как он вскакивает, бросается к Эбби, к своей обожаемой дочурке, беспомощно бьющейся в воде. В тот момент ему пришлось принять немыслимое решение…

— Зачем вы заставляете меня переживать все это снова? — умоляюще спросила она.

— Видите ли, нет никаких признаков того, что в момент происшествия ваш муж разговаривал по телефону. Я допрашивал по этому поводу сержанта Гендерсона. Он сказал, что они не нашли телефона во дворе, когда прибыли сюда. Аппарат был в доме. В гнезде.

Кили гневно взглянула на него.

— А может, он пошел в дом ответить на звонок!

— И оставил годовалую девочку во дворе с незапертой оградой бассейна? — с недоверием спросил Фил Страттон.

— Нет. Я не знаю… — подавленно повторила Кили.

— Скорее всего, ваш муж был в доме, когда это случилось. Записи показывают, что он подключился к Интернету в семь часов. Он был в доме, а девочка ушла сама. И он понятия не имел, что бассейн не заперт.

Кили ощутила дурноту.

— Ладно, мой муж проявил неосторожность. Вы довольны? За эту неосторожность он заплатил жизнью. Какая теперь разница? — Слезы покатились по ее лицу, она нетерпеливо стерла их ладонью.

Детектив Страттон сделал вид, что ничего не замечает.

— В том-то все и дело. Мы не знаем, что именно произошло. И, честно говоря, меня удивляет, что вы ничего не хотите знать.

Кили почувствовала себя уязвленной.

— Послушайте, меня не интересует, что именно произошло. Результат от этого не меняется. Воротца бассейна были открыты. Марк отвлекся и упустил девочку. Ему следовало не спускать с нее глаз, но он отвлекся. У меня была счастливая жизнь, а теперь ее нет. Вот и все, что мне нужно знать!

— А вот нам, боюсь, этого мало. Миссис Уивер, я прошу вас сегодня же привести вашего сына Дилана в кабинет прокурора.

— В кабинет прокурора? — переспросила Кили, вытирая глаза. — Зачем?

— Мы хотим поговорить с Диланом. Кабинет находится в здании суда округа Профит. Вам известно, где это?

Слова детектива оглушили ее подобно удару.

— Да, но… Поговорить с Диланом? Зачем? В чем дело? Почему это так важно?

— Когда он возвращается домой из школы?

— В три. Но я не понимаю…

— В таком случае давайте договоримся на три тридцать.

— Минуточку, детектив! Позвольте мне избавить вас… и всех вообще… от лишних хлопот. Хотите знать, как это получилось, что воротца бассейна были открыты? Что ж, я вам объясню. Дилан — мой сын Дилан — оставил их открытыми. Он был зол на меня из-за велосипеда и зашел домой за скейтбордом, который оставил у бассейна. Вам ясно? Он забыл закрыть воротца — и случилось худшее из всего, что могло случиться.

Страттон мгновенно ухватился за ее слова.

— Стало быть, вы полагаете, что именно Дилан оставил воротца открытыми? — быстро спросил он.

— Скорее всего, так. Разумеется, он слишком напуган, чтобы признаться. Он, наверное, боится, что я больше не буду его любить. Но я не собираюсь заставлять его страдать всю жизнь из-за проявленной неосторожности! Мы все совершаем поступки, о которых потом сожалеем. Его ошибка привела к трагедии. Я это знаю, он это знает, и теперь вы это знаете. Если вы хотите намекнуть, что подсознательно он… Я не знаю. У него сложное отношение к сестренке, это верно. Он был недоволен моим повторным браком, это тоже правда. Но это типично для любого ребенка! Это еще не значит, что он действовал умышленно! Ни за что не поверю. Он не преступник и не злодей. Он хороший мальчик…

Детектив Страттон задумчиво посмотрел на нее.

— Значит, вы уверены?

— Разумеется, я уверена! — воскликнула она. — Я знаю своего сына.

Детектив Страттон позвал свою команду и сказал, что пора сворачиваться. Потом он бесстрастно взглянул на Кили.

— В таком случае вам не о чем беспокоиться. Итак, в три тридцать. Возможно, вы захотите пригласить своего адвоката. Мы постараемся надолго вас не задержать.

8

Адвокатская контора «Уивер, Уивер и Бергман» была расположена в заново отстроенном здании времен Гражданской войны в деловом районе Сент-Винсентс-Харбора. Лукас выбрал это место с завидной прозорливостью. Большой городской особняк благородных пропорций словно бы излучал солидность, дух старины и хорошего вкуса. Из окон верхних этажей открывался прекрасный вид на Чесапикский залив, что само по себе — как было известно любому в городе Сент-Винсентс-Харбор — повышало стоимость недвижимости до небес. Достаточно было войти в двери и ступить на синий с золотом ковер, чтобы понять, где состоятельные люди находят себе консультантов по правовым вопросам.

Кили поставила машину у входа в здание и с опаской взглянула на краснокирпичный фасад. Она всеми силами оттягивала визит в контору, но жизнь заставила ее приехать. Предложение детектива Страттона явиться с Диланом к окружному прокурору и намек на то, что им понадобится адвокат, повергло ее в ужас. Ей срочно требовался совет Лукаса. В последнее время она почти не носила своей «парадной» одежды, но по такому случаю надела сшитый на заказ брючный костюм, помогавший ей чувствовать себя более уверенно во враждебном мире. Эбби она оставила у Ингрид, которая охотно согласилась посидеть с девочкой — ведь таким образом она могла помочь Дилану.

Поднявшись по ступеням крыльца, Кили не стала нажимать на кнопку звонка, а сразу взялась за массивную латунную ручку двери, хотя и чувствовала себя незваной гостьей. Ей редко приходилось здесь бывать: Марк без слов ясно дал ей понять, что он человек занятой и импровизированные визиты жены к нему на работу не приветствуются.

Войдя внутрь, Кили подошла к столу Сильвии Джеффриз, с давних пор служившей секретарем в конторе, и откашлялась. Сильвия оторвалась от компьютерного монитора, и ее глаза округлились.

— Миссис Уивер! — воскликнула она, протягивая руку. — Рада вас видеть.

Кили пожала руку пожилой женщины.

— Я тоже рада видеть вас, Сильвия.

— Как поживаете? Как ваши дети? — сочувственно спросила Сильвия.

— Справляемся помаленьку, — вздохнула Кили.

Сильвия понимающе кивнула: она сама была вдовой.

— Мне неловко вас беспокоить… — начала Кили.

— О, вы, очевидно, хотели бы зайти в кабинет мистера Уивера? — засуетилась Сильвия. — Я держу его на замке. Сейчас…

— По правде говоря, нет, — остановила ее Кили. — Мне нужно повидать Лукаса.

Сильвия озабоченно нахмурилась.

— Видите ли, у него сейчас посетитель…

— Я подожду. Это очень важно.

— Я дам ему знать, что вы здесь. — Сильвия взялась за телефон.

— Спасибо.

Кили села в одно из кресел в стиле королевы Анны с золотисто-синей обивкой и принялась просматривать заголовки в журналах, лежащих на столике. Но ни один из них не смог отвлечь ее от тревожных мыслей. Она откинулась на спинку кресла, стараясь дышать поглубже, чтобы хоть немного успокоиться.

16
{"b":"191636","o":1}