ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Миссис Уивер, — негромко окликнула ее Сильвия. — Ваш свекор просил передать, что сейчас он вас примет.

— Спасибо, — повторила Кили.

Тут распахнулись двери кабинета, и Лукас вышел в приемную, а за ним следом — молодой человек удивительно красивой и экзотической внешности. Черты его лица выдавали африканское происхождение, надо лбом вздымались крутые бронзовые завитки, и на этом лице с кофейной кожей выделялись глаза цвета морской волны. Он был в черной кожаной куртке и в высоких рабочих башмаках, хлопающих незастегнутыми пряжками.

— Мне очень жаль, мистер Грэм, — сказал Лукас, — но я ничем не могу вам помочь. Не знаю, что еще вам сказать.

— Ясное дело! — язвительно произнес незнакомец, говоривший с британским акцентом. — Ничего удивительного. Я же черный, и все такое…

— Вы глубоко ошибаетесь, мистер Грэм, — сухо ответил Лукас.

Молодой человек недоверчиво покачал головой и вышел из приемной, громко хлопнув дверью.

— Извини, Кили, — сказал Лукас, подходя к ней. — Проходи ко мне в кабинет. Сильвия, прошу ни с кем меня не соединять.

Кили последовала за ним, отметив про себя, как он тяжело ступает, опираясь на палку черного дерева с серебряным набалдашником, и опустилась в одно из удобных кожаных кресел возле письменного стола. На одном углу его возвышалась скульптурная группа работы Фредерика Ремингтона «Ковбой, объезжающий мустанга».

— Какая удивительная внешность у этого молодого человека, — заметила Кили.

— Да, — тяжело вздохнул Лукас, усаживаясь за стол.

Кили хотелось спросить, что у него за неприятности, но она воздержалась, прекрасно понимая, что любая информация о клиентах является конфиденциальной. Лукас ничего не сказал бы ей, даже если бы хотел. Он сидел, озабоченно хмурясь и уставившись в пространство. Кили стало не по себе.

— Лукас, — окликнула она, — с вами все в порядке?

Лукас не ответил.

— Лукас!

Он покачал головой, словно стряхивая какое-то беспокойство, вызванное визитом молодого человека.

— Могу тебе признаться: мне не нравится, когда меня считают расистом. Видит бог, я не идеален, все мы не без греха, но…

— Если бы он вас знал, он бы так не говорил, — уверенно заявила Кили, наклонившись к нему.

Лукас кивнул и снова надолго замолчал, задумчиво постукивая ручкой по краю стола.

— Это был клиент? — спросила Кили, не зная, что еще сказать, чтобы нарушить молчание.

Лукас повернул голову и удивленно взглянул на нее.

— Кто? — спросил он.

Кили откинулась в кресле, немного растерянная этим внезапным провалом памяти.

— Ваш посетитель, — напомнила она. — Молодой англичанин, который только что ушел.

— О нет, это был просто… — Лукас нахмурился, и Кили заметила боль, промелькнувшую в его глазах. — Ладно, хватит о моих проблемах. Чему я обязан удовольствием?..

Кили тяжело вздохнула — весь груз забот вновь опустился на ее плечи.

— Лукас, мне нужна ваша помощь.

— Что-нибудь насчет дома?

— Нет. Это дело связано с полицией. Помните, я вам говорила, как заходил детектив Страттон…

— Да.

— Так вот, сегодня он вернулся с целой бригадой экспертов, они измеряли и фотографировали задний двор. Они требуют, чтобы сегодня после школы я привела Дилана на допрос к окружному прокурору.

— На допрос? По какому поводу?

— Им не дает покоя несчастный случай с Марком. Лукас, я не понимаю, что происходит! — Ее голос дрогнул. — Детектив предложил мне привести на встречу адвоката, и я боюсь…

— Стандартная процедура при допросе несовершеннолетнего, — заверил ее Лукас. — Пусть это тебя не тревожит. — Он помолчал минутку, потом отрывисто спросил: — В котором часу?

Кили бросила взгляд на часы.

— Я заеду за Диланом через пятнадцать минут.

— Прекрасно. — Он нажал кнопку интеркома, попросил Сильвию отменить все его встречи на вторую половину дня и, обогнув стол, подошел к Кили. — Не волнуйся, я с этим разберусь. Мне надо сделать несколько звонков, давай встретимся в здании суда через полчаса. Договорились?

— Договорились. Спасибо, Лукас.

— Не тревожься, Кили. Все будет в порядке.

Кили направилась к двери, но обернулась и успела заметить, как он нахмурился. В тот же миг свинцовая тяжесть вновь сжала ее сердце. «Он ни в чем не уверен, — подумала она. — О боже, что им от нас нужно?!»

Проходя по коридору мимо двери кабинета Марка, Кили на ходу покачала головой. «Только не сегодня», — сказала она себе. У нее просто не было на это душевных сил.

Подростки высыпали из дверей школы, и Кили прищурилась, отыскивая взглядом своего сына. Впрочем, заметить его было нетрудно: бритая голова, кожаная куртка с чужого плеча, болтающаяся на щуплом теле. Золотое колечко в ухе поблескивало на послеполуденном солнце. Он спускался по ступеням один, без компании. Кили вышла из машины и направилась за ним — ей не хотелось смущать сына, громко окликая по имени. Он был в таком возрасте, когда любое внимание вызывает досаду и стыд. Когда Кили поравнялась с ним, он демонстративно ускорил шаг, даже не поинтересовавшись, кто это его догоняет.

— Дилан, погоди! — окликнула она его.

Дилан повернулся и удивленно взглянул на нее. Заметив ее парадный костюм, он сразу насторожился.

— В чем дело? Где Эбби?

— Эбби у твоей бабушки, — ответила Кили. — Дилан, я должна… Мы должны… У нас сегодня встреча с детективом Страттоном.

Дилан застыл на месте.

— Почему? Когда?

— Прямо сейчас, — сказала она извиняющимся тоном. — Они… они хотят поговорить с нами.

— Ты хочешь сказать, со мной. Они хотят поговорить со мной.

— Там будет Лукас, поэтому нам не о чем беспокоиться. Абсолютно не о чем.

— Как скажешь, мама. Тебе виднее.

— Милый, я не знаю, что все это значит, но мы просто должны пойти туда и ответить на их вопросы. Покончить с этим раз и навсегда.

Дилан съежился, в его глазах появилось затравленное выражение.

— С этим никогда не будет покончено, — буркнул он.

— Что за глупости?! — возмутилась Кили. — Ничего страшного не случилось! — Она попыталась обнять его за плечи, но он стряхнул ее руку. «Вскоре, — подумала Кили, — мне придется подниматься на цыпочки, чтобы его обнять…»

Погруженный в свои мысли сын брел рядом с ней к машине. Кили обошла «Бронко» и села за руль, Дилан забрался на переднее сиденье рядом с ней. Ей не хотелось, чтобы он видел, что она тоже встревожена. Ему это ни к чему. «К тому же, — подумала она, решив во что бы то ни стало увидеть в происходящем положительную сторону, — Дилану будет полезно рассказать всю правду о случившемся, снять камень со своей души».

Остановив машину напротив здания суда, она увидела Лукаса, вылезающего из своего «Линкольна», чуть дальше вниз по улице. Кили окликнула его. Они подождали, пока он, хромая и опираясь на палку, подошел к ним. Лукас сердечно поздоровался с Диланом. Мальчик вяло пожал протянутую руку.

— Ну, что? Идемте туда и давайте поскорее покончим со всем этим, — повторил Лукас слова Кили.

Они последовали за ним в величественное старинное здание суда. Лукас пересек мраморный вестибюль, подошел к дежурной секретарше и спросил, где найти детектива Страттона. Через несколько минут со звоном растворились кремовые двойные двери, охраняемые полицейским. Фил Страттон вышел, огляделся и заметил их.

— Советник, — он протянул руку Лукасу. — Я так и думал, что мы вас тут увидим. Добро пожаловать. Миссис Уивер, Дилан, прошу вас, следуйте за мной.

Кили чувствовала, как учащенно бьется ее сердце, но сказала себе, что волноваться не о чем. Лукас и детектив Страттон шли впереди, о чем-то негромко переговариваясь. Они вошли в комнату для совещаний, где стоял длинный стол, окруженный мягкими стульями. Страттон предложил им сесть и на минуту вышел.

— Лукас, — прошептала Кили, — что происходит? О чем вы с ним говорили?

Лукас положил портфель на сверкающую поверхность лакированного стола и затем откинулся на спинку стула.

17
{"b":"191636","o":1}