ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я подожду в машине, — пробормотал Дилан.

Кили удивленно оглянулась на него.

— Ты же знаешь, бабушка захочет тебя повидать.

Дилан с тяжелым вздохом открыл дверцу машины и вылез, не глядя на мать. Он прошел по дорожке к дому, без стука открыл дверь и вошел внутрь. Кили вошла за ним следом. Будь она одна, она бы постучала. У нее были хорошие отношения с Ингрид, но они носили несколько церемонный характер. А вот Дилан всегда уверенно вваливался в дом бабушки, громко окликая ее на ходу и не сомневаясь, что она ему обрадуется.

Кили пересекла крошечную прихожую, постучала из вежливости по открытой двери гостиной и заглянула внутрь. Ингрид сидела в кресле, Эбби ползала у ее ног по большому зеленому ковру, Дилан склонился над бабушкой, а она обнимала его.

— Привет, Ингрид, — поздоровалась Кили. — Как спина?

— Побаливает, — призналась Ингрид. — Мне все время приходится принимать болеутоляющие.

Кили присела на корточки рядом с Эбби. Девочка играла с целой горкой пластиковых игрушек, которые Ингрид держала в доме специально для нее.

— Она хорошо себя вела?

— Конечно, — ответила старуха. — Только везде лазила.

Кили оглядела комнату. Всюду царил идеальный порядок. Каждая статуэтка и корзинка с засушенными цветами стояла на своем привычном месте.

— Извините, — сказала Кили. — У нее такой возраст.

— Да я не против, — заверила ее Ингрид. — Я все понимаю, не беспокойся.

Кили обняла Эбби и чмокнула ее пушистую макушку. Ей вдруг захотелось защитить дочку. Она знала, что Ингрид любит малышей и будет рассказывать о подвигах Эбби всем своим подругам. И все же, когда она говорила об Эбби, в ее голосе чувствовалась сдержанность, моментально исчезавшая, когда разговор заходил о Дилане. Эбби была для нее просто симпатичной девчушкой, а вот Дилана она обожала.

— Чего хотела полиция? — спросила Ингрид.

Кили взглянула на Дилана, который в ответ состроил ей «страшные глаза».

— Они просто составляют отчет о несчастном случае. Вы же знаете, как это бывает.

Ингрид кивнула в ответ.

— Погоди-ка минутку, — сказала она Дилану, поднявшись с кресла. — Хочу кое-что на тебя примерить.

Кили подавила улыбку, заметив тревогу на лице Дилана. Он перехватил взгляд матери, прошептал одними губами: «Опять свитер!» — и закатил глаза. Кили героически старалась не засмеяться. На прошлое Рождество Ингрид связала ему красный свитер с изображением северного оленя. Он надевал этот свитер исключительно в гости к бабушке, причем застегивал «молнию» на куртке до самого горла, а войдя в дом, тут же начинал жаловаться на жару и снимал свитер.

— Дилан, иди сюда, милый, — позвала Ингрид из дальней комнаты.

Когда-то это была спальня Ричарда, а теперь Ингрид держала в ней свою швейную машинку, отрезы тканей, вязальные спицы и пряжу, а также старый компьютер Ричарда. Кили предложила его Ингрид, когда переехала в Сент-Винсентс-Харбор, — у Марка был компьютер последнего поколения. Поначалу Ингрид отказывалась, но Дилан предложил свою помощь в настройке и показал ей, как подключаться к Интернету. Теперь Ингрид переписывалась по электронной почте с сестрой Ричарда, Сюзанной, хранила в компьютерной памяти выкройки и образцы вязания и обменивалась рецептами с другими членами кулинарного кружка в режиме реального времени.

— Иду! — крикнул Дилан, старательно изображая энтузиазм.

Кили ободряюще кивнула ему, и он, волоча ноги, побрел по коридору. Кили встала и подошла к стеллажу вишневого дерева, занимавшему целую стену гостиной. Здесь располагался телевизор с видеомагнитофоном, а остальные полки были заняты семейными фотографиями в рамочках. На полке рядом с телевизором, где Ингрид обычно держала свою коллекцию резных фигурок из кости и рога, сейчас лежали два пухлых фотоальбома. «Должно быть, у Ингрид ностальгическое настроение», — подумала Кили. Она открыла верхний альбом и перелистала страницы. Ее внимание привлекла фотография Ричарда за рулем его первого автомобиля — подержанного драндулета с откидным верхом. Рядом с ним сидел Марк. По его рассказам Кили знала, что в то время он практически дневал и ночевал в доме Ричарда. На фотографии оба мальчика махали руками и корчили рожицы в объектив. Все снимки в альбоме были расположены в хронологическом порядке, поэтому ей без труда удалось найти еще несколько фотографий Марка. Это были снимки тех лет, когда они с Ричардом были неразлучны, задолго до знакомства с ней. Кили до сих пор казалось странным, что она побывала замужем за ними обоими.

Услыхав, что Дилан возвращается в гостиную, она закрыла альбом. На нем был черный пуловер с вывязанным на груди разрядом молнии.

Кили вопросительно подняла брови, и Дилан пожал плечами.

— Да уж получше, чем олень, — пробормотал он.

— Принеси его сюда, — позвала Ингрид. — Он еще не закончен.

— Иду, бабушка, — откликнулся Дилан. — Клевый свитерок.

Кили ощутила гордость за него. Ни за что на свете он не ранил бы чувства Ингрид.

Дверной звонок прозвонил в тот самый момент, когда Дилан вышел из комнаты.

— Я открою! — крикнула Кили.

Она подошла к входной двери и открыла ее. На пороге стоял молодой человек в белой рубашке, джинсах и блейзере. В руках у него был черный микрофибровый чемоданчик.

— Миссис Беннетт?

— Нет, я ее невестка, — ответила Кили.

— Она меня ждет. Меня зовут Том Мерсер, — представился он.

— Минутку. Я ее позову. Ингрид! — громко окликнула Кили, подойдя к дверям гостиной. — Вас тут спрашивает какой-то Том Мерсер.

— Пусть заходит, — откликнулась Ингрид.

Кили вернулась к дверям.

— Проходите.

Молодой человек вошел в гостиную и увидел сидящую на полу Эбби. Он наклонился к ней, что-то ласково приговаривая, и она в ответ вознаградила его редкозубой улыбкой. Тут в комнату вернулась Ингрид.

— Это вы звонили мне из «Газетт»?

Молодой человек протянул руку.

— Том Мерсер. Рад с вами познакомиться, миссис Беннетт.

Ингрид пожала ему руку.

— Присаживайтесь, мистер Мерсер. Хотите чего-нибудь выпить?

Кили с подозрением покосилась на молодого человека, вынимавшего из чемоданчика портативный магнитофон, потом перевела взгляд на свекровь.

— Прошу прощения, я вас не познакомила, — сказала Ингрид. — Кили Уивер, бывшая жена моего сына. Это о ней мы с вами говорили по телефону. А это мой внук Дилан.

Дилан небрежно пожал руку незнакомцу, а Кили нахмурилась и взяла Эбби на руки.

— С какой стати вы говорили обо мне? — спросила она.

— Мистер Мерсер готовит статью о Ричарде, — с гордостью объявила Ингрид.

— Зачем? — Невольно вырвалось у Кили, хотя она сама почувствовала, как невежливо прозвучал ее вопрос.

— А почему бы и нет? — обиделась Ингрид. — Мой сын был блестяще одаренным человеком.

— Да, но он умер пять лет назад, заметила Кили. — Почему именно сейчас понадобилось писать эту статью?

— По правде говоря, я рассчитывал поговорить и с вами тоже, миссис Уивер, — сказал он.

— О чем? Что вам известно обо мне?

— Ну, разумеется, я провел некоторое исследование при подготовке статьи, — осторожно ответил Мерсер.

Кили пристально взглянула на него.

— Статья будет не только о Ричарде, не так ли? — напрямую спросила она. — Она имеет отношение к смерти Марка?

— Честно говоря, статья посвящена им обоим, — примирительно признался Мерсер. — Такие истории представляют интерес для широкой публики. Два школьных товарища, преуспевающие в своих областях, умерли молодыми при трагических обстоятельствах. И оба к тому же были женаты на одной и той же женщине. Люди захотят об этом прочитать.

— Нам не нужна шумиха, — нахмурилась Кили. — Мы хотели бы оставить всю эту историю в прошлом.

— Миссис Беннетт охотно согласилась побеседовать о своем сыне, — вежливо, но упрямо проговорил Том Мерсер.

— Я уверена, что миссис Беннетт просто не поняла, что вы задумали, — сказала Кили, стараясь справиться с Эбби, которая начала беспокойно вертеться у нее в руках. Она не взглянула на свекровь, стоявшую у нее за спиной, но мысленно взмолилась, чтобы Ингрид ее поддержала.

21
{"b":"191636","o":1}