ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не беспокойся. Я иду всего-навсего в пиццерию. Там будет много людей. Со мной ничего не случится, милый. А ты устал, ты только что выбрался из этой больницы. Я хочу, чтобы ты остался дома. К тому же я не могу оставить Эбби одну. Мне надо, чтобы ты за ней присмотрел. Но я тебе благодарна.

— Мне все это не нравится, мам!

— Родной мой, я тоже не в восторге. Но я должна найти способ стряхнуть с нашего загривка Морин Чейз. Она должна оставить нас в покое.

Дилан покачал головой.

— Это все я виноват.

Он проводил ее до дверей, выждал, пока она прятала ключи в сумку.

— Ни в чем ты не виноват! — возмутилась Кили. — В том-то все и дело. Оставайся здесь. Смотри, чтобы с тобой и с сестренкой ничего не случилось в мое отсутствие. А во всем остальном положись на меня. Договорились?

— Будь осторожна, — сказал он.

— Беспокоиться не о чем, — заверила его Кили. — Присмотри за Эбби. Я скоро вернусь.

Она проехала по темным, мокрым от дождя улицам Сент-Винсентс-Харбора к торговому центру, в котором располагалась пиццерия Тарантино. Джина сказала ей по телефону, что Уэйд будет работать с четырех до одиннадцати вечера. Кили бросила взгляд на часы. Восьмой час. Конечно, его работа заключается в разъездах, но авось ей удастся его застать.

Она оставила машину на стоянке перед пиццерией и вошла внутрь. Все столики были заняты, единственная официантка — девочка-подросток — металась между ними, а Пэтси Тарантино рычал на нее из-за стойки. Кили приготовилась к неласковому приему и подошла к стойке.

— Прошу прощения… — начала она.

Пэтси повернулся и взглянул на нее.

— Да? Вам чего?

— Моя фамилия Уивер. — Кили откинула со лба намокшие под дождем пряди волос. — Я говорила по телефону с вашей женой. Я ищу Уэйда…

— Не вы первая, — буркнул Пэтси.

— Ну, если его здесь нет, я могу немного подождать.

Темные глаза итальянца сердито сверкнули.

— Я не знаю, где он! Этот идиот давным-давно должен был вернуться, но его до сих пор нет.

— Что это значит? — забеспокоилась Кили. — Куда он поехал?

— Хоть убейте, не знаю! — воскликнул Пэтси. — Он выехал с доставкой и пропал с концами. Даже не позвонил. Уже черт знает сколько времени прошло.

— Но мне необходимо его повидать! — воскликнула Кили.

— Значит, нас уже двое, леди. Мне нужны мои деньги. Моим клиентам нужна пицца. Знаете, на вашем месте я не стал бы здесь ждать.

Официантка протиснулась мимо Кили к прилавку.

— Две «субмарины»[5] с тефтелями!

Кили отошла в сторону, чтобы не мешать, и в растерянности огляделась по сторонам. Она не знала, что делать. Она так ждала этой встречи, надеялась, что выяснит все до конца. Сердце у нее упало при мысли о том, что придется возвращаться домой с пустыми руками. Она вышла под дождь, вернулась к своей машине, села и включила зажигание. «Может, стоит подождать его здесь, — подумала она. — Заодно понаблюдаю за ним».

Кили проверила конверт с деньгами в сумке и вновь наглухо застегнула «молнию». Затем включила «дворники», сообразив, что из-за дождя может ничего не увидеть через ветровое стекло. «Ну почему именно сегодня? — сетовала она. — Только я набралась смелости предложить ему сделку, как он куда-то исчезает!» Она пристально вглядывалась в каждый подъезжающий автомобиль, в каждого посетителя, но Уэйда с его фургоном не было видно. Ей не хотелось надолго оставлять Дилана и Эбби одних в доме. Она и без того уже чувствовала себя виноватой: сын только-только вернулся домой из больницы, а она бросила его в первый же вечер.

Прождав час, Кили решила оставить свою затею. Придется завтра попытать счастья еще раз. Включив скорость, она пересекла стоянку и выехала на улицу. Какая-то машина свернула на ту же полосу позади нее. Кили медленно проехала по центру города, мимо автозаправок и горящих огнями магазинов. Несмотря на дождь и поздний час, в них царило оживление. На пересечении с Куинси-стрит она свернула на бульвар Седармилл и заметила, что автомобиль, ехавший сзади, тоже свернул. Выбравшись на шоссе, ведущее в престижный пригород, где располагался ее дом, Кили с удивлением обнаружила, что та машина по-прежнему едет за ней, но теперь водитель включил ослепительно яркие огни дальнего света.

— Да выключи ты эти чертовы фары! — вслух воскликнула Кили, прекрасно понимая, что водитель не может ее слышать.

Эти дороги и в самом деле были плохо освещены, но любой человек, сдавший экзамен на водительские права, знал, что нельзя включать яркий свет, находясь так близко от впереди идущей машины. Она помигала задними огнями, надеясь, что он заметит, но машина упорно шла за ней, держась ровно на таком расстоянии, чтобы слепить ее фарами.

— Черт побери! — выругалась Кили.

Она прибавила скорость, стремясь оторваться от назойливых огней, но преследователь тоже поддал газу. На какой-то момент дорожная лихорадка чуть было не захватила ее, но Кили вовремя опомнилась и сказала себе, что не стоит из-за какого-то уличного хулигана попадать в аварию.

— Ну и черт с тобой, — пробормотала она, решив развернуться на следующем перекрестке, чтобы нахальный водитель проехал мимо.

Кили включила сигнал и повернула, но стоило ей выехать на прямую, как она поняла, что ее преследователь тоже повернул. Только теперь до нее дошло, что это не случайность и не совпадение. Она с ужасом осознала, что по какой-то неизвестной ей причине таинственный незнакомец нарочно преследует ее.

Сердце Кили подскочило и упало, ладони, сжимавшие руль, внезапно вспотели. «Прекрати, — сказала она себе. — Не смей так думать. Ты себя с ума сведешь. Возьми себя в руки. Вечер темный, кругом ни души, вот тебе и мерещится бог знает что. С какой стати кому-то понадобилось тебя преследовать?»

И вдруг ослепительные фары приблизились к ней вплотную и погасли. Не успела она сообразить, куда они делись, как ее машину потряс удар сзади по бамперу. Кили невольно выпустила руль, баранка произвольно закрутилась в ее ослабевших руках. «Держись!» — приказала она себе и снова вцепилась в руль. В тот же момент сзади раздался второй удар. Она поверить не могла, что это происходит наяву. Он нарочно устроил столкновение!

— За что?! — закричала она. — Прекратите!

Но никто ее не слышал. Оглушенная, ошеломленная, она почувствовала, что машина начинает неудержимо скользить по мокрому асфальту. Ее вынесло на открытый участок шоссе с высокой насыпью. Кили отчаянно нажала на тормоза, но «Бронко» ее уже не слушался. «Господи, помоги мне!» — взмолилась она. Машина завертелась и сорвалась с насыпи, а атаковавший ее автомобиль пронесся по дороге над ее головой и скрылся в ночи.

— Ну, что случилось? В чем дело?

Дилан открыл дверь в детскую. Свет падал из коридора, на столике горел ночник, и он увидел, что Эбби стоит в своей кроватке, ухватившись кулачками за ограждение. Ее личико покраснело и сморщилось от плача. Увидев его, она протянула к нему ручки, громко всхлипывая.

— Хочешь свою бутылочку? — неуверенно спросил он. — Погоди минутку. Сейчас я ее согрею и принесу. Один момент!

Дилан попятился из комнаты, оставив дверь открытой. Его исчезновение вызвало у Эбби новый приступ плача. Ее рев преследовал его, пока он мчался по коридору в кухню, вынимал бутылочку из холодильника и совал ее в микроволновку.

— Иду, иду! — прокричал Дилан.

Таймер прозвонил. Он выхватил бутылочку из микроволновки и бросился обратно в детскую, но в этот момент раздался звонок в дверь.

«Вот дерьмо!» — мысленно простонал Дилан. Он не сомневался в том, что это звонит старуха из соседнего дома. Небось уже полицию вызвала, старая ведьма. И все потому, что Эбби опять плачет. Он уже решил было не открывать, но настойчивый звонок повторился. Нет, мама не одобрила бы его, если бы он не открыл. Она оставила его в доме за старшего.

Дилан подошел к двери и открыл. На пороге стояла Николь Уорнер.

вернуться

5

Бутерброд на продолговатой булочке.

53
{"b":"191636","o":1}