ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На налитых свинцом ногах она поднялась в свою спальню, рухнула, не раздеваясь, на кровать прямо поверх покрывала и натянула на себя плед, лежавший в ногах. Но сон не шел к ней. Дом был тих и полон теней. Закрыв глаза, Кили невольно стала думать о мужчинах, за которыми побывала замужем. Что же с ней не так? Что заставило ее сделать столь скверный выбор?..

Ричард с самого начала производил впечатление человека, терзаемого демонами. Когда она была студенткой-выпускницей, его мрачный, тоскующий взгляд казался ей безумно романтичным. Ей и в голову не приходило, что его печаль связана со страшной тайной, которую он носил в душе. Ладно, она могла понять, почему он сразу ей обо всем не рассказал. Но они были женаты столько лет! За это время он мог бы убедиться, как она ему предана. Почему же он столько раз клялся ей в любви, но так и не осмелился доверить правду собственной жене?

Кили беспокойно металась под одеялом, стараясь найти удобное положение, бессознательно стремясь сбросить с себя тяжесть признания Ричарда. Но это было невозможно. «Кого ты убил? — спрашивала она. — И за что?»

Потом ее мысли переключились на Марка. Он был совсем не похож на Ричарда. Ричард вечно мучился, а Марк был оптимистом, бойцом, настроенным на победу. Ничто в его характере не говорило о страхе или чувстве вины. Когда он начал ухаживать за ней, она в конце концов сдалась под напором его несгибаемой решимости сделать ее своей женой. Теперь, оглядываясь назад, Кили поняла, что он, должно быть, выбрал ее именно потому, что она была вдовой его соучастника. Но это казалось совершенно бессмысленным. Зачем ему понадобилось искушать судьбу подобным образом? И как вообще может человек носить на совести такой грех, как убийство, и при этом сохранять жизнерадостность?

— Мы дома! — раздался снизу голос Дилана.

«Слава богу», — подумала Кили. Этот дом казался ей неприветливым, даже когда в нем были дети, а уж без них он превращался просто в склеп.

— Иду! — откликнулась она и направилась к лестнице.

На полпути вниз до нее донеслись чужие голоса. Кили сделала еще несколько шагов, остановилась и заглянула в гостиную. Дилан и Эбби были не одни. С ними пришли Николь и Дэн Уорнер.

Дэн обернулся и увидел, что она спускается с лестницы. Он улыбнулся ей, но Кили так и не смогла выдавить из себя ответной улыбки.

— Я не знала, что у нас гости, — холодно сказала она.

— Да это не гости, — сказал Дилан. — Мне ж надо в школе нагонять. Николь помогала мне делать уроки.

— А я вам кое-что принес, — добавил Дэн.

Увидев маму, Эбби радостно потянулась к ней. Кили подхватила дочку на руки и направилась в кухню.

— Мне нужно готовить ужин, — бросила она через плечо.

— Я вам помогу. — Дэн двинулся следом за ней.

Кили усадила Эбби в высокий стульчик и протянула ей кубик, оставленный на серванте. Потом она начала один за другим открывать шкафы в поисках какой-нибудь еды для Эбби.

— Неужели вам неинтересно? Я уверен, вы захотите это увидеть, — сказал Дэн, присаживаясь на табурет возле серванта.

— В самом деле?

Кили нашла банку яблочного пюре, проверила дату и принялась откручивать крышку.

— Позвольте мне, — предложил Дэн, — а вы возьмите вот это. — И он протянул ей конверт экспресс-почты с обратным адресом ее сотовой телефонной компании.

Сердце Кили взмыло к небесам.

Дэн взял стеклянную баночку и в один прием открыл тугую крышку.

— Сегодня днем я нашел это у себя на крыльце. Почтовая империя наносит новый удар. Мне кажется, это список телефонных звонков, которого вы так ждали.

— Это я вижу.

Кили нетерпеливо отодвинулась от него, вскрыла конверт и принялась изучать список номеров.

Дэн внимательно наблюдал за ней.

— Что-нибудь интересное? — спросил он.

Ничего не ответив, Кили положила бумаги на сервант и трясущимися руками начала выкладывать пюре в тарелочку для Эбби.

— Я знал, что вы этого ждете. Хотел отдать вам как можно скорее.

— Я вам благодарна. Довольны?

Наступило молчание. Эбби радостно взвизгнула, увидев свою любимую тарелочку с изображением Кролика Питера.

Дэн откашлялся.

— Похоже, вы все еще на меня сердиты. Послушайте, если это из-за того, что я тогда сказал о Дилане…

Кили поставила тарелочку с ложкой перед Эбби.

— Мне все равно, что вы думаете о Дилане.

Она сама сразу почувствовала неискренность своих слов. На самом деле ей было больно и обидно, что он подозревает Дилана. Но с какой стати он должен доверять Дилану? Что вообще они знают друг о друге?

— А сержусь я потому, что точно знаю: вы были не вполне честны со мной, — добавила она.

— О чем вы говорите?

— Вы ни разу не упомянули в разговоре со мной, что были дружны с моим первым мужем.

— А разве мы были дружны?

Кили пристально взглянула на него.

— Вы хотите сказать, что не знаете, кто был мой первый муж?

— Я полагаю, его фамилия — Беннетт, — пожал плечами Дэн, — поскольку именно эту фамилию носит Дилан.

— Вы не читаете газет?

— Не всегда, — признался он. — Местные новости иногда пропускаю. Мне доставляют «Вашингтон пост».

— Ричард Беннетт, — подсказала Кили. — Ни о чем не напоминает?

— Ричард Беннетт? — переспросил Дэн.

— Верно, — подтвердила Кили. — Когда вы росли, он жил на той же улице напротив вас.

— Я действительно знал мальчика по имени Дик Беннетт. Он был на пару лет младше меня. Это был ваш первый муж?

— Удивлены? — язвительно спросила она.

Дэн нервно провел рукой по седеющим волосам.

— Ну… честно говоря, да, я удивлен. В детстве мы дружили, это верно. Извините, я просто не сопоставил имена. Мне казалось, что вы приехали сюда издалека…

— А Марка вы тоже знали? — спросила она, вновь принимаясь рыться в шкафу.

— Нет, конечно, нет! Послушайте, я не понимаю, почему это так вас задевает? Можно подумать, я нарочно что-то утаиваю от вас! Я просто не сообразил…

Кили резко повернулась к нему.

— Я устала от чужих тайн, — сказала она.

— Никакая это не тайна, — возразил он. — Я просто не сразу вспомнил.

— Ну да, разумеется, это было простое совпадение.

— Совершенно верно. Почему вас это так злит? Это было простое совпадение. Людские пути пересекаются. Особенно в маленьком городке вроде этого. Да, я знал в детстве вашего мужа, что тут такого? Я был знаком с большинством местных мальчишек.

— То же самое вы говорили о Дилане. Лучше понадеяться, что никто ничего не заподозрит, чем сознаться во лжи.

На лице Дэна появилось холодное, замкнутое выражение.

— Прекрасно, — сказал он. — Думайте что хотите.

Кили сразу же почувствовала себя виноватой. Казалось, он был искренне удивлен тем, что между ними существует какая-то связь. «Я никому не доверяю, — напомнила она себе. — Разве я могу доверять?» Она хотела объяснить Дэну, в чем дело, но не успела и рта раскрыть, как он повернулся и вышел из кухни, на ходу окликая Николь.

— Можно мне остаться? — крикнула Николь со второго этажа.

— Мы с тобой явились без приглашения, и, по-моему, нам не слишком рады, — ответил Дэн. — Идем. Нам пора.

Кили знала, что ей следует извиниться. Возможно, он действительно не сообразил, что был знаком именно с тем Ричардом, который стал ее мужем. Она уже, кажется, дошла до такой точки, когда любой, самый невинный поступок вызывает подозрения.

Кили вышла в холл вслед за Дэном, и тут Николь, громко топая, спустилась по лестнице.

— Почему я должна уходить? — обиженно спросила она.

— Идем, — повторил ее отец. — Я угощу тебя ужином в китайском ресторане.

— А можно Дилан пойдет с нами?

Дилан, спустившийся следом за ней, с надеждой взглянул на мать, но сразу все понял по ее лицу.

— Я не могу, — сказал он. — Мне надо делать уроки.

— Идем! — резко скомандовал Дэн, открывая дверь.

— Спасибо, Дэн, — пробормотала Кили, чувствуя себя глубоко несчастной. — Большое спасибо, что доставили конверт.

62
{"b":"191636","o":1}