ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Что ж, ты сама это придумала, — сказала она себе. — Никто тебя не заставляет. Надо просто покончить с этим поскорее — и, кто знает, может быть, скоро в этом шикарном районе у тебя появятся новые друзья. Они будут заглядывать без предупреждения, и ты будешь угощать их тушеным чили».

Увлеченная своими мыслями, Кили чуть не пропустила поворот на их тихую пустынную улицу. В тот самый момент, когда она притормозила и включила сигнал поворота, ее обогнал полицейский автомобиль с мигалкой и включенной сиреной.

«Хотела бы я знать, что случилось», — рассеянно подумала Кили. Издалека до нее донеслось завывание других сирен, и ее сердце невольно забилось чаще. Завернув за угол, она увидела целое созвездие мигающих огней и скопище автомобилей вдали. «Нет, — твердила себе Кили, — нет-нет, это не может быть у нас».

Она мысленно начала отсчитывать дома, стоявшие на ее стороне улицы. Их было не так уж много. Соседний дом занимал доктор Коннелли, старый вдовец, живший со своей дочерью Эвелин. «Наверняка это он», — сказала себе Кили. Старому врачу на пенсии было за восемьдесят, он страдал болезнью Альцгеймера. Даже его дочери уже под шестьдесят. Кили было совестно, но она прямо-таки надеялась, что это Коннелли. «Все, что угодно, — думала она, — только не мой дом, не мои дети!»

В воздухе не было видно дыма, среди автомобилей, скопившихся в конце улицы, не было пожарных грузовиков, только патрульные машины полиции и «Скорая помощь». «Инфаркт. Скорее всего, так», — уговаривала она себя, хотя отлично знала, что для появления полиции должны быть какие-то другие причины.

Ее машина ползла улиткой, ей мешали все новые и новые служебные автомобили, обгонявшие ее на полной скорости. Она яростно стиснула руль, отсчитывая дома по ходу движения. Это не был дом Коннелли. Это был следующий дом.

Сердце у Кили бешено стучало, во рту пересохло. Она резко затормозила прямо позади патрульной машины и выпрыгнула из «Бронко». На лужайке перед домом кучками толпились любопытные. При появлении Кили все повернулись как по команде и принялись жадно разглядывать ее. Марка и детей нигде не было видно. Кили бегом бросилась по лужайке к дому. Еще больше, чем патрульные машины и «Скорая», ее испугала входная дверь, открытая настежь, словно никакого права на частную жизнь у них больше не осталось.

3

Молодой патрульный попытался преградить ей дорогу и даже схватил за плечо.

— Пустите меня! — прошипела Кили. — Я здесь живу!

Молодой человек тут же выпустил ее плечо, словно оно было раскаленным, и отступил, отводя глаза. Его явное смущение привело Кили в ужас. Она оглядела свой дом, словно он был для нее чужим. Как в кошмаре, он был полон людей, которых она не узнавала.

— Марк! — вскрикнула она и грозным взглядом уставилась на молодого полицейского. — Что здесь делают все эти люди? Где мой муж? Где дети?

— Вы миссис Уивер? — спросил он.

— Да, — ответила Кили. — Что вы здесь делаете?

— Вам лучше пройти со мной, мэм, — тихо сказал он.

— Зачем? Что тут происходит?

— Сюда, мэм, — сказал он и повел Кили через толпу незнакомцев в униформе, запрудившую ее гостиную.

Теперь до нее донесся детский плач. Эбби.

— Где мой муж? — потребовала Кили. — Мой сын?

— Сержант вам все объяснит, — смущенно ответил молодой патрульный.

Через застекленные двери они прошли во внутренний дворик, освещенный китайскими фонариками и светом, который просачивался из дома. По другую сторону дворика сверкал яркими огнями бассейн. Куда бы Кили ни бросила взгляд, всюду были чужие, незнакомые лица. Полицейские, медики, персонал службы спасения. Посреди всего этого хаоса Кили заметила знакомое лицо. Это была Эвелин Коннелли, ее ближайшая соседка. Смешная толстуха, надевшая нитку жемчуга поверх трикотажного тренировочного костюма, широко жестикулируя, что-то втолковывала седоусому полицейскому офицеру с суровым лицом. Он рассеянно кивал, но его взгляд сразу стал жестким, когда он заметил Кили. Эвелин обернулась, и ее глаза округлились. Она склонила голову набок и бросила на Кили сочувственный взгляд.

— Эвелин! — воскликнула Кили, словно увидев старую подругу.

Старая дева подошла и схватила Кили за руку. На ее собственной пухлой, короткопалой руке с темными пигментными пятнами сверкал огромный бриллиант.

— Мне так жаль! — проговорила она как будто в ответ на невысказанный вопрос Кили. — Это я их вызвала. Я пошла выпустить собак и услыхала, как надрывается ребенок. Я испугалась, что крики расстроят папу: шум его нервирует. Вот я и решила проверить…

Седовласый офицер подошел к Кили.

— Вы миссис Уивер?

— В чем дело? — возмутилась Кили. — Что происходит? Где мой муж? Где девочка? И где мой сын?

— Вам понадобится все ваше мужество, дорогая, — вставила Эвелин, сжимая ее руку. — Это нелегко.

Люди бросали взгляды на Кили и тут же отворачивались. Подошла женщина в синей униформе и со стетоскопом на шее, державшая на руках Эбби. Кили коротко вскрикнула от облегчения, схватила девочку и прижала ее к груди. От макушки до пинеток Эбби была мокрой насквозь и холодной как лед. Кили растерянно посмотрела на дочку.

— Да ты вся мокрая! — удивленно заметила она.

Эбби спрятала распухшее от слез личико на шее матери и захныкала.

— Миссис Уивер, я сержант Гендерсон, — представился седой офицер.

Он как будто не понимал, что Кили совершенно все равно, кто он такой. Прижимая к себе Эбби, Кили молча прошла мимо него. Ей казалось, что она движется в безвоздушном пространстве, словно во сне. Это был старый сон. Старый кошмар. Воротца, ведущие к бассейну, были открыты, и сквозь них она увидела группу людей, занятых какой-то странной работой. Они действовали неторопливо, сосредоточенно, никто из них, похоже, никуда не спешил, но в воздухе явственно ощущалось напряжение. Подойдя ближе, Кили увидела, что кто-то лежит на бетонной площадке у бассейна. Кто-то полностью одетый, обутый в ботинки. Она узнала брюки от итальянского костюма, рубашку в узкую полосочку и остановилась как вкопанная.

— Марк? — прошептала она.

Ответа не было.

— Марк! — закричала Кили, словно ее крик мог поднять его на ноги.

Она попыталась подойти поближе, но перед ней как из-под земли возникли чужие люди и удержали ее. Опять подошел сержант.

— Миссис Уивер, я должен задержать вас на минутку. Сейчас с ним работает медицинский эксперт.

— Медицинский эксперт? — переспросила Кили. — Это доктор? Что с ним случилось?

— Мне очень жаль, мэм. Мы нашли его в бассейне.

— В бассейне? — прошептала Кили. — Нет-нет, этого не может быть. Мой муж не умеет плавать.

— Это верно, — подтвердил сержант Гендерсон. Он смотрел на нее, не отворачиваясь, и в его взгляде сквозило сочувствие.

Терпение Кили было на пределе, ее охватила ярость.

— Почему все стоят вокруг и ничего не предпринимают?! Отправьте его в больницу! Скорее!

— Боюсь, это не поможет, мэм.

— Но этого не может быть! — стояла на своем Кили. — Он не полез бы в бассейн. Он боится воды… Он бы не стал…

Она умолкла на полуслове. Одна тревожная мысль проникла сквозь туман, застилавший ее мозг. Эбби. Эбби, которую она держала на руках, промокла насквозь.

Кили взглянула на Эбби, как будто увидела ее впервые.

— Почему моя дочка вся мокрая?

— Мне очень жаль, что приходится говорить вам об этом, но когда мы прибыли сюда, было уже слишком поздно, миссис Уивер.

— Слишком поздно? — переспросила она шепотом.

Полицейский офицер наконец понял, что до нее не доходит происходящее.

— Сейчас судмедэксперт осматривает тело, миссис Уивер. Он должен установить причину смерти. Вообще-то особых сомнений нет: мы обнаружили его тело, плавающее в бассейне. Девочка сидела на бортике бассейна вся мокрая. Но это вы и сами видите.

Кили покачала головой.

— Нет… нет… — Она чувствовала настоятельную потребность отрицать то, что они ей говорили. Если она твердо скажет «нет», может быть, все это окажется неправдой и прекратится прямо сейчас, сию же минуту. — Почему вы теряете время? Вы должны перенести его в «Скорую». Вы должны отвезти его в больницу, — произнесла она еле слышно.

7
{"b":"191636","o":1}