ЛитМир - Электронная Библиотека

Дмитрий покачал головой в сомнении:

– Не будет ли это странно для остальных? Они выйдут, поинтересуются судьбой этой группы и… начнутся неприятности.

– Как раз наоборот! Идущие сзади очень и очень удивятся, увидев своих лидеров здесь. Они прекрасно понимают, что те и минуты дожидаться не будут своих товарищей, потому что впереди их ждут великие дела и непримиримая война с реформаторами. Да и ты после такого якобы не одобренного тобой перехода можешь предъявить остальным самые суровые претензии. А то и яростное недовольство разыграть. Мол, мой периметр мира был нарушен самовольным прыжком (или прыжками!), и теперь предстоит кропотливая наладка контура защиты в течение суток. Все изломано, и я сам, дескать, даже не могу куда-то смотаться по своим срочным делам.

– А разве такое возможно?

– Ха! Главное, будь убедителен и рассержен по-настоящему! В мире возможно все, тем более они знают, что из Грез нельзя уйти никому без моего сопровождения. А ты смело можешь утверждать, что у тебя здешние тайны охраняются еще мощней и изощренней.

Предложение казалось дельным. А удастся сразу избавиться от наиболее резвых и строптивых фанатиков, потом и с остальной толпой справиться будет легче. Да и сам факт этакого циничного ухода в отрыве от остальной группы товарищей будет компрометировать лидеров.

Осталось только утрясти детали.

– Ну а ты где будешь находиться?

– Буду играть роль рыцаря с закрытым забралом, который по твоей команде открывает решетку на Перекресток. Если они туда выйдут всем скопом, то я сразу их из подвала и перенесу в Грезы, а нет, будем смотреть по обстоятельствам.

– Баюнга брать? Он ведь всех тонкостей не знает и тебя еще не видел.

– Тогда бери, будешь выглядеть убедительнее.

Моментальный перенос, и оба союзника оказались на Зеленом Перекрестке.

– Всем покинуть помещение! – приказал главный шафик гвардейцам. – И ждать возле выхода из башни!

Топот еще раздавался на каменных ступенях, он уже присматривался к закрывшемуся наглухо Крафе.

– Вроде опознать тебя не должны… даже аура у тебя… хм… словно женщине принадлежит… А?

– Ну, мало ли кто тут у тебя особым доверием пользуется! – раздался хохоток из-под забрала.

– А вот оружие тебя выдает с головой! Ни у кого из воинов корпуса нет такого. И плащом его не прикроешь.

Смех перешел в старческое недовольное кряхтение:

– Совсем соображать перестал… Спасибо, что заметил!

Через минуту все лишнее и ультрасовременное было снято и этакой вязанкой лежало на руках у графа.

– Припрячь пока в укромном месте… Ну а сейчас? – Крафа замер со здоровенной алебардой, которая осталась после гвардейцев, отправленных посыльными.

– Хорош! Сойдешь за некондицию. Потому что рыцарский шлем с твоей одеждой ну никак не стыкуется. Прикройся наглухо плащом… О! Вот теперь вылитый тайный страж…

– …и доверенное лицо местного Высшего Протектора, – закончил за него Крафа. – У которого хранятся ключики от решетки!

– Бди! – распорядился Светозаров и прыгнул за великаном-коллегой из древности. Захватил того в одном из помещений, бросив ожидавшему там Прусвету: – Мы пока первый этап операции провернем, а ты предупреди Власту, что до пира остался примерно час, и выдвигайся к центральному выходу из башни. Будь готов ко всему.

Вернувшись в подвал башни, небрежно скомандовал одинокому рыцарю: «Открывай!» – а затем, уже продвигаясь по зеленому туману к выбранной точке встречи, стал инструктировать баюнга:

– Ты, главное, молчи, о чем бы тебя ни спрашивали. Да и лицо прикрой, чтобы меньше приставали, если узнают. Следи за аурой…

Недалеко они отошли, так чтобы чуть выделяющийся цветом вход был еле виден. С этого места можно быть вполне уверенным, что никто за спиной не проскользнет. Да и рыцарь-страж не дремлет, решетку кому ни попадя не откроет.

Стояли да разговаривали вполголоса человек и…очень большой человек. Причем у них для такого спокойного разговора оказалось минут десять, в течение которых были оговорены действия встречающих в той или иной ситуации.

А там и бегущие тени показались из тумана. Передовой отряд уменьшился – Дмитрий с удивлением насчитал только двенадцать человек. Недавние ссыльные теперь тянули за руки всего лишь одного разведчика, а не пятерых.

– Мы вас приветствуем в королевстве Ягонов! – громко сказал Дмитрий, а так как тени хоть и замедлили, но не остановили движение, перешел на угрожающий тон: – Стоять! Кто такие?!

Люди не сразу, но остановились, а двое подвели разведчика ближе к встречающим. Теперь уже точно можно было рассмотреть, что бедняга еле дышит после выматывающего бега и выглядит, словно загнанная насмерть лошадь.

– Ваше… магичество… – тяжело дыша, произнес он, – мы… спасли… Торговцев… Это – они…

– Отлично! Во дворце уже готовится грандиозный пир по поводу вашего возвращения. Все спасенные Торговцы – на нем почетные и желанные гости. Но где же король?! Где все остальные?! – стал «заводиться» граф, играя роль. – И почему ты один?!

– Они очень спешат… Нам пришлось… четверых… бросить… отдыхать…

– Что-о-о?! – Дмитрий перешел на рев. Ему очень не понравилось, что две пары Торговцев попытались обойти его по большой дуге. – Ты бросил товарищей?! Какая может быть спешка? Как ты посмел?!

Но тут в разговор вмешалась выступившая вперед женщина. Она приблизилась почти вплотную к встречающим, и стало видно, что лицо ее совершенно чистое, чуть ли не с идеально уложенной косметикой. Она расставила руки и заговорила томным, обволакивающим голосом:

– Коллега, спасибо вам за наше спасение, и если вы в курсе, как долго мы томились в неволе, то понимаете, как мы спешим спасти свои миры. Мы стремимся как можно быстрей прикоснуться в нашей родине… И при всем желании побывать на вашем пиру мы не можем, не имеем даже права принять это щедрое предложение…

– А ну стоять! – сбросив с себя странное оцепенение и отпрыгнув на два метра назад, закричал Светозаров. Баюнг тоже синхронно с ним совершил маневр отхода и тоже прикрылся боевыми щитами против ментального внушения. – Как вы смеете на нас воздействовать?! Что за неуважение?! Где ваша благодарность и воспитанность?!

Женщина перешла на совершенно иной тон, повизгивающий, нетерпеливый:

– Но мы очень, очень спешим! И вы должны понимать, что задерживать нас нежелательно. Это может и для вас обернуться неприятностями!

Разведчика уже бросили на камни, и он, стоя на четвереньках, пытался отдышаться, и теперь уже по пять человек с ускорением стали обтекать встречающих, рассмотрев в толще тумана некое подобие выхода в иной мир. Женщина тоже стала смещаться в сторону, предупреждающе выставив перед собой руки.

– Нас никто не остановит!

Дмитрию ничего не оставалось, как пробормотать с возмущением:

– Ничего себе! Вот так встреча! Кого это наш корпус освободил? – Он посмотрел на Шу’эс Лава. – Такое впечатление, что это какие-то самозванцы! Кто вы такие? Ведь вы не можете быть Торговцами!

Женщина пятилась к своим сторонникам, которые уже подбегали к решетке.

– Да нам плевать, что ты о нас подумаешь! Главное – вырваться на свободу!

– Но вы не уйдете из моего мира без моего разрешения!

Это твердое заявление прозвучало за момент до того, как десяток теней облепил проем входа, и решетка затряслась от усиливающихся рывков. Раздались выкрики:

– Эй, ты! Рыцарь! Открывай немедленно! Ну? Чего замер, как истукан?

И тут же послышался равнодушный, хоть и совершенно измененный голос Крафы:

– Без приказа его магичества открывать нельзя.

И тут некоторые голые личности перешли на грязные ругательства и угрозы. Казалось, эти фанатики с ума посходили.

Но не все. Два мужских голоса явно адресовали свои сообщения замершей женщине:

– Здесь странная сталь!

– И замок вскрыть не получается!

Та тут же мило заулыбалась, продолжая пятиться, хотя интонации изменить не смогла, те так и сочились ядовитой злобой:

10
{"b":"191642","o":1}