ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господа! Что же это у вас такое творится? Почему вы нас не выпускаете? Или здесь тоже огромная тюрьма?

– Нет, это свободный мир, – заявил Дин, приближаясь к преграде из стальных прутьев, а великану бросив через плечо: «Помоги проводнику!» – И вы можете убедиться в этом, если остановитесь, образумитесь и дадите слово, что не будете нарушать установленный порядок.

– Запросто! – легко согласилась женщина, поворачиваясь к решетке, чтобы было слышно всем. – Мы готовы соблюдать местные порядки и клянемся не нарушать их!

Притихшие соратники поддержали ее нестройными восклицаниями:

– Клянемся!

Хотя их клятве не поверил бы даже самый наивный ребенок. Поэтому, чтобы не переигрывать, Светозаров показал, что он тоже не верит:

– Судя по вашему поведению, вы не слишком-то лояльно ко мне относитесь…

– Ты не веришь слову, данному Торговцами?! – возмутилась дама, тело которой продолжало оставаться под слоем грязи, как под плотно обтягивающей одеждой. – Значит, ты сам не Торговец!

– Вы даже не захотели остановиться, познакомиться со мной, – продолжил граф, словно и не слышал ее. – И что вам это дало? Сэкономили вы хотя бы несколько минут своего бесценного времени желанной свободы?

– Ты не понимаешь! Миры в опасности, каждая секунда нашей задержки – это и приближение гибели твоего мира Ягонов.

– И не пойму! Пока вы мне все спокойно не растолкуете. А для этого пиршественное застолье годится лучше всего.

Теперь подал голос ближе всех стоявший мужчина:

– Так ты нас насильно хочешь усадить за стол? Таково твое гостеприимство?

– Всенепременно. Тем более что спрыгнуть из этого мира вы без моей помощи все равно не сможете. Никто не имеет права прорваться ни ко мне, ни от меня без моего разрешения.

При этом Дмитрий специально выплеснул в видимую часть ауры высокомерие.

Торговцы переглянулись и, видимо, решили во всем потакать местному хозяину, но как только представится возможность, воспользоваться своими умениями в полной мере.

Намеревавшийся, вероятно, вначале пленить своего спасителя, взяв его в заложники, мужчина отступил и заговорил тоном отца родного, вежливо и душевно:

– Ну, раз такое дело, то мы с удовольствием принимаем ваше приглашение! А знакомиться мы не хотели из-за чувства стыда. Один вид чего стоит: голые да еще жутко измазанные болотной грязью. Может, мы вначале умоемся с дороги?

– Ну вот, можете ведь вести себя как все нормальные люди! – нравоучительно сказал граф Дин, проходя между расступившихся коллег. Остановился возле решетки и повернулся к ним. – Но прежде чем вас пустить в свой мир, сообщу о главном правиле вашего поведения: не вздумайте прыгать в межмирское пространство, когда окажетесь под открытым небом. Иначе попадете в ловушки, и тогда уже я буду с вами разговаривать как с явными врагами. Запомните и осознайте: после краткого собеседования с каждым из вас я доставлю любого в любую точку пространства, а уже потом творите что хотите… Если, конечно, не захотите стать моими союзниками.

– Вполне может и такое случиться! – с благородным поклоном, нисколько не смущаясь своей наготы, ответствовал мужчина.

А стоявшая рядом с ним женщина чуть ли не присела в реверансе.

– Сильные и независимые союзники – залог нашей дальнейшей свободы!

Эти двое еще как-то прикрывали свою ауру наглухо, да и тон старались демонстрировать дружеский. Тогда как остальные восемь мужчин и женщина только одним взглядом были готовы растерзать как гостеприимного хозяина, так и невозмутимого рыцаря. А уж что только у них в ауре не проглядывалось сквозь небрежно поставленные щиты.

Ну и напоследок Светозаров добавил отвлекающую деталь:

– На первом этаже башни вам выдадут чистые туники. – Он развернулся и скомандовал рыцарю: – Открывай!

Тот молча открыл замок и потянул решетку на себя.

Дмитрий двинулся вперед, не слишком-то оглядываясь за спину.

– Прошу за мной, господа… и дамы!

И остановившись на второй ступеньке лестницы, ведущей наверх, мысленно считая входящих людей: «Восемь… девять… десять…», погрозил пальцем:

– И не вздумайте при посторонних вести крамольные или неуважительные речи в мой адрес! Народ вас не поймет и попросту растерзает!

Было видно, что каждый из вошедших первым делом пробовал совершить прыжок. Мелькали искорки, громыхало, словно кто-то тряс лист жести. Кривились от досады лица. Но Стопор сработал великолепно, у всех главные умения Торговцев оказались заблокированными. И это, несмотря на то что они находились в невидимом для них четырехстороннем створе.

«Одиннадцать!» – закончил Дмитрий счет, и в тот же момент Крафа исчез из подвала вместе со своими живыми, измазанными в грязи трофеями.

Светозаров шумно выдохнул и бегом ринулся в туман, посмотреть, что там с разведчиком. Шу’эс Лав к тому времени уже подлечил воина своими умениями, и тот мог говорить вполне внятно:

– Эти люди словно с ума сошли. Как только мы перешли ущелье, они вытребовали у его величества нас как самых лучших проводников и устремились сюда. Когда мои товарищи уже не выдерживали, их попросту бросали. Хорошо, что на этом берегу тварей почти нет… Бежали, словно за смертью… Да я сам себя осознал, лишь когда вас увидал… С королем тоже, мне кажется, не все в порядке. Он словно сам командовать разучился, во всем соглашался с освобожденными нами людьми.

Ему помогли подняться и проводили до открытой настежь решетки.

– Сможешь дальше сам дойти? – спросил Светозаров.

– Да, да, конечно, ваше магичество! – заверил воин.

– Тогда поднимайся и скажи, что все приказы мои остаются прежними. И пусть не опоздают с пиром. Сам сиди в караулке, пусть тебя там накормят, и жди моего распоряжения. Можешь спать. А про этих одиннадцать человек забудь до моего приказа! Словно ты никогда их и не видел. Никому ни единого слова. Понял?

– Так точно! – отрапортовал разведчик, но недоумение свое сдержать не смог. – А где они сейчас?

– Они такие же, как я, поэтому уже наверняка каждый в своем мире обретается.

Воин с пониманием кивнул и поспешил выбраться из надоевшего ему тумана. Сомневаться в его молчании не приходилось. По крайней мере до ближайших разбирательств он как свидетель не понадобится.

Первый этап остался позади.

Глава шестая

Отчаянное сопротивление

Оставшись наедине с Дмитрием, баюнг тоже не стал скрывать своего удивления

– А и в самом деле, куда они подевались?

– Пришлось перебросить их в более обособленное место. Иначе с таким поведением война могла начаться уже немедленно. Но всем, кто идет в колонне, ты говори, что этот мир закрыт, неповиновение будет караться, без моего разрешения прыгать нельзя. И возмущайся тем, что эти одиннадцать идиотов ушли без разрешения, не поблагодарив и наплевав на гостеприимство. Кстати, ты узнал хоть кого-то?

– По поводу войны ты прав… И скажу, что надо… А узнал женщину… Это легендарная Ситейва, супруга одного из идейных лидеров ортодоксов. Она заведовала отделом надзора при первой ударной армии. Я там не служил, но, по рассказам очевидцев, ее побаивались больше, чем наших врагов-реформаторов. Редкостная особа… Ее и в самом деле лучше держать взаперти…

Коллеги опять двинулись к месту встречи.

– А кто ее муж? – спросил Дмитрий.

Ему хотелось сверить сведения, имеющиеся в досье. Хотя мысленно он уже паниковал. Муж Ситейвы, Смит Цуммер, значился в списках сбежавших из поселка ссыльных, но в передовом отряде его не было. Ошибиться в опознании, с должными умениями, даже делая скидку на слой грязи на лицах, было нельзя. То есть чета Цуммер ринулась в бега вместе, а тут вдруг жена оказалась одна, пусть и в другой компании.

– Смит Цуммер, один из главных идеологических противников Крафы и всех реформаторов. Заведовал отделом пропаганды и средствами массовой информации. В военных операциях он участия не принимал, никогда в руках даже ножа не держал, слыл невероятным чистоплюем и всегда появлялся на глазах у публики в идеально белых костюмах. Некоторые по этой причине, а также за умение болтать языком за глаза называли его Мельником. Правда, с опаской все равно добавляли и ему титул «лидер». В то время, которое я четко осознаю, эта пара в нашем стане играла роль второго скрипочного дуэта, но изо всех сил пыталась выбраться на первую строку рейтинга…

11
{"b":"191642","o":1}