ЛитМир - Электронная Библиотека

Но пока ни кричать, ни распинаться Светозаров не стал. Его больше волновал Бонзай Пятый, и он устремился навстречу основной массе людей, которая уже просматривалась и прослушивалась в зеленом тумане. Но перед этим отдал приказ капитану и его отряду:

– Барон Шток! Стоять на месте и приводить себя в порядок!

И добавил идущему следом за ним, как тень, Шу’эс Лаву:

– На остальных не отвлекаемся, стараемся привести в чувство только короля!

А то, чего доброго, могло дойти до стычки между своими прямо здесь, в Болотном мире.

Монарха Ягонов они заметили метров через сто, во второй полусотне идущей плотно колонны, и даже сумели проскользнуть вплотную к нему, воспользовавшись простыми словами приветствия и поздравления. Свои воины не мешали, потому что узнавали главного шафика, а голые Торговцы – потому что приняли за кого-то из рядовых встречающих. К тому же последние в большинстве, как только понимали, что сложный переход окончен, бросались вперед, настолько им хотелось как можно быстрей оказаться под небом свободы.

Бонзай выглядел угрюмым, вялым, но самое неприятное, что он был наполовину раздет. А его сюртук, который считался пуленепробиваемым и не поддающимся туману, висел на плечах идущей рядом женщины. Той самой, которую в древности прозвали Лучезарной. Чуть сзади и сбоку от этой пары двигался и Смит Цуммер, тоже обряженный в сюртук кого-то из воинов. Лидеры ссыльных ортодоксов не только взяли под ментальный контроль командира маленькой армии, но и сами себя постарались укрыть от любых физических нападений.

– Здорово, Бонзай! – заорал Дмитрий, расставив руки и ринувшись обниматься. – Как я рад тебя видеть! Ха-ха! Жив, здоров? Все в порядке?

Он не только хлопал друга по спине и приподнимал в дружеских объятиях, но и с усердием принялся очищать затуманенные мозги короля. Пошли в ход все умения, вплоть до простых, помогающих при опьянении. Бонзая он бил прямо по мозгам, а на окружающих воздействовал эманацией. Сил у графа как Торговца было много, и воздействие произвело ошеломляющий эффект. Воины корпуса остановились, осматриваясь в недоумении, и стали собираться в группы, ухватившись за оружие. Видимо, к ним пришло понимание того, что они поддались чужой воле.

Лидеры ортодоксов вначале тоже остановились, пытаясь устранить препятствие мысленными приказами уйти с дороги. Потом двинулись было вперед, подумав, что уж теперь им никто не помешает. Вероятно, у них в головах не укладывалось, что боевой десяток под командованием Ситейвы Цуммер, а потом и передовой отряд не обеспечат свободный выход в иной мир.

Но тут из головы колонны донеслись вопли досады и разочарования: «Решетка закрыта! Нас не выпускают! Это какая-то западня!» – и они попытались вернуться к монарху и встречающим.

Но Дмитрий успел скомандовать:

– Воины! Окружить и прикрыть его величество двумя рядами! Быстрей, быстрей!

Образовался солидный круг радиусом метров двадцать.

– Прочь с дороги! – воскликнула Наталья Кох, пытаясь вновь воздействовать на лучших воинов королевства Ягонов всеми своими умениями, гипнотической красотой и всепроникающим голосом. – Мне надо к королю!

Но два ряда воинов стояли как скала, осознав, что подобное требование не согласуется с ситуацией и в конечном итоге может пойти во вред им самим. Тем более что главный шафик продолжал исторгать из себя волны, очищающие разум. Ну и попутно продолжал еще и голосом воздействовать на мозги Бонзая. Тому, видимо, досталось больше всего, и отходил он от гипноза с трудом.

Пришлось для затяжки времени попросить возвышавшегося рядом баюнга:

– Шу! Начинай объяснения с нашими коллегами, как это делал я!

Великан шагнул к кольцу воинов и через их головы обратился к бывшим ссыльным:

– Как вы себя ведете?! Этот мир имеет своего Протектора! Он защищен мощной блокировкой, которая недавно была включена. Теперь никто из вас не сможет выскочить отсюда при всем желании. А почему? Да потому, что первая группа под командованием Ситейвы по-хамски отнеслась к здешнему Торговцу, даже не представилась ему, проигнорировала его приглашение на пир и без разрешения шагнула в межмирское пространство. И вот результат! Торговец этого мира возмущен и задействовал блокировку. У него возникли подозрения по поводу вашей лояльности к нему. И теперь он никому не разрешит воспользоваться проходом без беседы с ним. Так что немедленно успокойтесь и дождитесь его объяснений!

В собравшейся вокруг толпе ссыльных послышался гомон, недовольные восклицания.

– Я узнал его! – крикнул кто-то

– Я тоже!

– Это Шу’эс Лав! – перекричал всех один из баюнгов. – Он был приговорен к смерти за предательство! Его послали на задание, а он пропал, спрятался где-то. А родители даже после пыток не выдали место его нахождения. За что и были казнены.

Все стихли, а Шу’эс Лав застыл с отвисшей челюстью. Обвинение в предательстве, а также весть о том, что родители были казнены за укрывательство сына в темпоральном саркофаге, его просто ошарашили. Все-таки он считал себя великим воином и думал, что в стане ортодоксов близок к списку лидеров, а тут услышал такое…

Хорошо, что к тому времени Бонзай уже окончательно пришел в себя и вполне осмысленно кивал на слова Дмитрия:

– Власта тебя ждет вместе с сынишкой! Избавляйся от гипноза!

А значит, Светозаров мог отвлечься на крайне необходимое выступление перед публикой.

Чтобы его было видно беглецам, граф встал на щит, который подняли на уровень груди четыре гвардейца. И начал он с того, что сказал несколько слов в защиту своего друга, смывая с него пятно предательства. Правда, сам при этом несколько отклонился от истины, но и не лгал фактически. Просто обошел самые острые углы этой истории.

– Ложь! Шу’эс Лав не предатель! Он получил сильные ранения, его тело поместили в темпоральный саркофаг и припрятали. И только несколько недель назад нам случайно удалось отыскать этого известного героя древности. Так что его вины в том, что он пропал и соратники не могли его найти – нет! А теперь о вас…

– Во-во! – крикнул кто-то из толпы. – Давай о том, что нам ближе к телу!

– Совсем недавно одиннадцать ваших освобожденных из неволи коллег нарушили мой запрет и взломали своим уходом целостность охранного континуума данного мира. Поэтому мне пришлось его срочно и наглухо перекрывать, опасаясь возможности проникновения извне моих противников или агрессоров. Мало того, и те несколько десятков коллег, которые шли впереди колонны, не пожелали меня слушать и проигнорировали мое требование оставаться на местах…

Один из только что упомянутых ослушников прошептал что-то на ухо лидеру Смиту Цуммеру, и тот воскликнул:

– Мы свободные личности и не собираемся становиться твоими рабами только из-за небольшой помощи в освобождении!

– Но вы обязаны подчиняться установленным мною здесь законам и делать все, чтобы ничем не повредить безопасности этого мира! – повысил голос Дмитрий. – А вы ведете себя, как вандалы, которым наплевать на своих спасителей, лишь бы немедленно реализовать свои желания. А это недопустимо по всем нормам международного права и самого статуса Торговцев.

Упоминая о статусе, Светозаров словно наступал на тонкий, ненадежный лед, ибо знал о нем самый минимум, и то со слов Крафы. Если бы его сейчас стали забрасывать выдержками из разных документов, он бы показал себя и незнающим, и неопытным, и совершенно неуверенным в правильности своих утверждений.

Но никто спорить с ним не стал, хотя недовольный гомон усилился. Наталья Кох подняла руку, показывая, что собирается говорить. Дождалась, пока все стихнут, и задала вопрос своим чарующим голосом:

– И что же ты предлагаешь?

– Сейчас будет пир в честь удачного похода. Потом ко мне могут подходить по очереди все желающие, и после короткой беседы я буду отправлять тех, кто докажет мне свою лояльность.

– Это каким же образом мы тебе доказать сможем? – хмыкнул Смит Цуммер.

– Наизнанку нас выворачивать станешь? – поддержала его Лучезарная.

13
{"b":"191642","o":1}