ЛитМир - Электронная Библиотека

Последняя мысль заставила его поторапливаться и закруглять беседу. Тем более что самое главное он для себя выяснил. Разве что напоследок решил поинтересоваться:

– Что вы знаете о существовании Опорных Станций? И кто из вас хоть раз их видел?

Лидер этой группы, а судя по его уверенному поведению, и лидер всех оставшихся в поселке, даже переглядываться ни с кем не стал. Заявил твердо:

– Никто и никогда Станций не видел. Был один сумасшедший, который утверждал каждый раз нечто новое и сумбурное, но его никто не слушал и даже высказываний его не сохранилось.

– Ни единого слова?

– Ни единого!

Светозаров, держа в голове мелькнувшую идею, задал следующий вопрос, суммируя свои прежние знания:

– И как этого сумасшедшего звали?

– Хандер Югич, родился за двести сорок лет до начала войны, а умер за несколько лет до нее.

Вот тут и последовал главный вопрос:

– Почему же жизнь Хандера Югича ни разу не проверили по системным блокам?

И на этот вопрос Эркиль Фобос ответил без запинки:

– А мы о нем никогда и не слышали до своего пленения. Это уже те, кто нас тут навещает, живущие за горами, про камни на крыше замка поведали. Даже удивительно, как это Крафа умудрился украсть из Свинга Реальностей наши святыни и разгадать их главное предназначение. Ну и все, кто получал информацию из системных блоков, никогда и не интересовались судьбой сумасшедшего Югича. До сих пор… Вроде как…

И он сделал первую паузу в своей речи, словно ожидая возражений от товарищей. Те промолчали, и он продолжил с уверенностью:

– Из чего нам становится понятным, по какой причине Крафа тебя произвел в союзники и почему у тебя привилегии во всем. Начиная от пребывания в этом мире и кончая безнаказанным уничтожением охраны нашего поселка. Поэтому будь осторожен! Ради приобретения контроля над Опорной Станцией Трибун пойдет на все. Тем более что за века он мог узнать о них нечто важное.

Светозаров решил признаться:

– Он утверждает, что никогда не видел ни одну Опорную Станцию и ничего о них не знает.

– Да это и понятно! А ты сам ему все свои секреты выложил? – Поняв ответ по мимике Дмитрия, Фобос хохотнул: – Вот видишь! Даже самые близкие люди имеют друг от друга секреты.

– Спасибо, все понял. С удовольствием общался бы с вами еще, но некогда. До свидания!

Вежливо поклонившись, Светозаров поспешил к одиноко стоявшему Крафе. Его Двойник уже куда-то ушел.

– Наговорились? – бросил Гегемон, шагая к скальному массиву.

– Да. Довольно продуктивное общение получилось.

– И как? Нажаловались на пиявку, сосущую кровь из их родных миров?

– Как ни странно, об этом ни слова не услышал. Меня, в основном, интересовало, как они отзовутся о тех, кто сбежал.

– Дай попробую отгадать. Наверное, семьдесят процентов за то, чтобы беглецов водворить на место?

– Не угадал. За водворение высказалось восемьдесят процентов. Если верить этому типу с бандитской рожей.

– А-а! Эркиль Фобос! Этот и в самом деле знает все и о каждом. Его можно сравнить с системными блоками Свинга, хотя он на полвека меня младше. Память имеет уникальную.

– Странно. Почему же такой, как он, – до сих пор здесь?

– А он что, не сказал? – вздернул брови Гегемон. – Да потому, что его самые ярые и знающие оппоненты – здесь. Часть, правда, сбежала… Но мне кажется, если дать Фобосу возможность, то он сам пойдет вылавливать беглецов и препровождать их обратно в поселок. Немногих, человек десять-пятнадцать… А на остальных ему глубоко наплевать. Фанат статистики и философских умозаключений. Заядлый спорщик и ученый до мозга костей. Его бы в мир Эллады, он бы там стал богом при жизни.

– Тебе тоже грех жаловаться! – напомнил Дмитрий, усаживаясь в машину доставки сквозь горный хребет. – Зазнался небось от поклонения? Личный храм возле Акрополя… был.

Уже к концу пути по тоннелю Крафа спросил в упор:

– Так что, сразу переносимся на твой «перекресток»?

– Несомненно! – без запинки ответил землянин. – Осмотришься там, а потом отправишься к себе за ловушками. После ответов Эркиля Фобоса мне кажется, не все сбежавшие из ссылки добровольно туда вернутся.

– Это ты еще мягко выразился, – с тяжелым вздохом заметил Трибун. – Даже я предположить не могу, что эти фанатики могли за века придумать. Очень, очень они нас могут удивить…

В мире Грез Торговцы не стали любоваться красотами, а сразу же шагнули в королевство Ягонов.

Глава третья

Засада для своих

Светозаров доставил своего союзника прямо в четырехосный створ подземелья. Стоявшие там в наряде гвардейцы тут же прекратили разговоры, присмотрелись к прибывшим, и старший шагнул к главному шафику с докладом:

– Без происшествий, ваше магичество. Посланные вами посыльные пока не вернулись. От корпуса тоже никаких известий. По распоряжению ее величества готовится пир для возвращающихся из похода.

– Хорошо! Открывай решетку! – скомандовал Дмитрий и поинтересовался у Гегемона: – Твои одежды как? Голым не останешься?

– В порядке. Знал, куда отправляюсь, – ответил тот. Но уже когда входил в створ, ткнул рукой в сторону других проемов, отделенных от Хохочущего тумана толстенными решетками. – А там что?

– Иные выходы в Болотный мир.

– Не понял! Так ты мог в Грезы попасть с любой стороны?

– Выходит, что мог, – не стал отрицать землянин.

– Вот уж!.. А я-то всегда думал, что мир Болот безграничен и замыкается сам на себя. Словно большая планета. Сколько экспедиций напрасно отправлял, никто на твои входы-выходы не наткнулся. Да уж, такое издалека не заметишь… только если повезет лбом уткнуться…

Он уже стоял в зеленом тумане и рассматривал несуразно смотревшуюся дверь между двумя замшелыми валунами.

Признания Трибуна звучали искренне, но все равно Светозаров воздержался от подобных откровений в ответ. Не хотелось себя выставлять в неприглядном свете и лепетать, что сам до сих пор ничего толком не знает.

Да и не до того стало – Трибун начал расспрашивать об окружающем. Союзнику хотелось уяснить, каким образом можно будет остановить колонну, не дать разбежаться Торговцам, а потом еще и переговоры провести. Ну и напоследок применить к ним соответствующее воздействие – жесткое и не совсем приятное. Да еще и обманное.

В противном случае, ничего не получилось бы. Любой желающий сбежать Торговец, только увидев сложный стык на Перекрестке, тут же шагнет в межмирское пространство, и никакие ловушки не выловят самых сильных, ушлых и маневренных. Да и для самого обмана или магического насилия требовались невероятные умения или кардинально новые, мудреные устройства. Светозаров, когда это понял, заявил сразу:

– У меня такого нет и в стадии проектирования. Попросту не успел сделать подобное за такой короткий срок. Я вон еле-еле успел нормальную одежду соорудить для экспедиционного корпуса, оружие да несколько летающих приборов разведки. Сам ведь знаешь, насколько этот мерзкий туман умеет разрушать чуть ли не все на свете, кроме живой плоти.

Крафа знал. Очень хорошо знал, потому как исследовал мир Болот полторы тысячи лет. И уж с хохочущей напастью отлично познакомился. Так что у него имелись два очень и очень коварных устройства. Причем готовые к применению в любом из миров. Сам Трибун рассказал о них довольно сжато:

– Первое называется Морок, и о нем ссыльные знают. Оно было создано мною давно, и многие с его помощью и были в свое время взяты в плен. Выглядит, как пушка, бьет на полкилометра, и мы его разместим за пределами видимости, прямо вон там, в тумане. А влияет Морок на наше умение видеть стыки между мирами. После облучения мозга мы теряем остроту восприятия и полумесяца переходов уже не замечаем. Ненадолго, на три часа, но этого достаточно для дезориентации противника и доставки его в место заточения.

Светозаров в этом не сомневался.

– И, разумеется, ты себе уже давно соорудил защиту против Морока?

5
{"b":"191642","o":1}