ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не сомневался в твоих аналитических способностях, – похвалил Гегемон младшего коллегу. – Когда я вернусь со всем оборудованием, ты тоже получишь подобную защиту. Мало того, ты получишь защиту и от второго устройства, о котором никто пока не осведомлен. И тебя сразу предупреждаю о строжайшем неразглашении этой тайны. Это моя новейшая разработка, над которой пришлось повозиться несколько веков и с помощью которой я мог бы даже тебя пленить… при желании.

– А пупок не развязался бы? – не удержался Дмитрий от сарказма.

– Сам вскоре убедишься, что нет. Называется устройство просто и не витиевато: Стопор. И на два часа начисто блокирует умение представителей нашего племени шагать в межмирское пространство. Правда, я его не успел еще сделать из материалов, которые не разъедает Хохочущий туман, но зато устройство довольно мобильно и не объемно. Мы его разместим непосредственно над и вокруг решетки входа… Любой Торговец, попавший в подвал твоей башни, ни створов не увидит, ни спрыгнуть не сумеет.

Граф Дин только головой покачал в изумлении. Да и как не озадачиться при таком известии? Потому как не верить союзнику не было оснований. Если он выдумывает, все пленники, шагнув прочь из мира Болот, сразу же начнут исчезать в неизвестность с эпической силой. А теперь вот получалось, что обладатель Стопора и в самом деле становился самым сильным среди Торговцев и мог пленить любого из них. И, возможно, Крафа имел в запасе и еще что-нибудь поубойнее! Хорошо, что настоящей войны между ними не получилось. Будь столкновения серьезней и продолжительней, более молодой и неопытный Торговец наверняка проиграл бы.

Вслух этого признавать не хотелось, но Дмитрий несколько приуныл. Хотя одним из потоков сознания продолжал деловой разговор:

– Отличная штуковина, которая решает практически все проблемы.

И тут долгожитель с досадой цокнул языком:

– Не все! Далеко не все! И дальше с фанатиками ортодоксов будет справиться ой как нелегко. Потому что ты забыл об их физической и магической мощи. Они ударами молний или ментальной магии положат всех твоих гвардейцев и прочих воинов королевства Ягонов. А тебя в первую очередь парализуют, разденут и на дыбу подвесят. Учитывай причины их ссылки и соображай, насколько жестоко они могут действовать без каких-либо гуманистических ограничений в сознании. Помни, что они оголтелые фанатики, которые во время войны своими руками резали, травили, рвали тела и отрывали головы. Почти все они участвовали в жестоких пытках. В душе большинство из них остались кровавыми маньяками, которые, не гнушаясь крови и дерьма, уничтожат любого, кто встанет у них на пути даже случайно. Хоть беспомощного старика, хоть несмышленого ребенка, хоть женщину на сносях. Осознай это и хорошенько запомни!

Землянин и в самом деле осознал и поежился. Хотя все равно не укладывалось в голове, что разговор идет о тех людях, с которыми он только недавно беседовал. Ну, может, именно эти и не такие, но вопрос вырвался сам собой:

– И они все одинаковые?

– Почти. Хотя некоторые, будучи полными моральными уродами, все-таки сумели переродиться сознанием и теперь проживают в большом мире Грез. За ними присматривают круглые сутки, но никто пока прежние склонности к насилию не проявил. Но я понимаю, о ком ты спрашивал… О Фобосе! – Получив утвердительный кивок, Крафа фыркнул от досады: – Твое первое впечатление о нем, как об отпетом уголовнике, совершенно верное. Это сейчас он философ, спорщик и ученый, который уже давно мог бы проживать в нормальной человеческой среде. А во время войны он командовал отрядом карателей, которые занимались зачисткой мирного населения. То есть уничтожали семьи своих врагов. Кстати, уничтожение семьи Двойника – дело рук одного из отделений этого карательного отряда.

Увидев, что Светозаров недоверчиво смотрит на него, Гегемон развел руками.

– Уж поверь мне пока на слово! Потом сам просмотришь информацию в системных блоках. Хотя то, что творили ортодоксы, лучше и краем глаза никогда не видеть. Представь себе, женщины, которые нынче выглядят как несравненные невинные красавицы или как степенные дамы, творили ужасы почище мужчин. Теперь понимаешь, что пережил Двойник, насколько он терпелив, и по какому такому моральному праву он имеет возможность наказывать ссыльных чем угодно? Начиная от голода, карцера и банального избиения и заканчивая изнасилованием и физическим уничтожением.

Дмитрий не удержался от возмущения:

– И чем тогда Двойник лучше своих подопечных?!

– А ничем. Он так и утверждает: «Я труп. Мне все простительно». И я никогда в дела поселка ссыльных не лез и в тонкости не вникал. Тем более что исправившиеся узники, вышедшие на свободу, никогда… – ты понимаешь меня? Никогда! – на него не жаловались. Хотя, может, это потому, что им показывали мученическую смерть малолетних детей Двойника. А мои помощники показывают это каждому освободившемуся в обязательном порядке.

После такой информации спорить о гуманизме Светозарову как-то расхотелось, а сказанное Крафой о мощи Торговцев, которую они могут применить, заставляло сконцентрироваться на мерах безопасности.

– Как мы убережем себя и наших людей от физического контакта в случае сопротивления? – спросил Дмитрий.

На это у Крафы тоже имелись соображения.

– Слышал, что готовится пир по случаю удачного возвращения? Значит, придется в пищу добавить усыпляющие вещества…

– Не пойдет! На пиру будут ту же самую пищу есть и король, и все остальные.

– Ерунда какая! Для достижения результата все средства хороши. Тем более что есть аннуляторы, нейтрализующие воздействие снотворного. Монарху и его супруге уж как-нибудь можно будет подсунуть. А то и открыто предложить проглотить. Тут ты уже сам решай, как и в какой последовательности их угощать придется. Главное – ни одного ортодокса не упустить! Потому что их деятельность в иных мирах сразу затмит своей проблематичностью любое недовольство как местного короля, так и всего его окружения.

– Но даже в таком случае как это будет смотреться? Одни увидят, что вторые засыпают ни с того ни с сего, и что тогда начнется?

– Объясню позже и доставлю в первую очередь. Можешь даже успеть средства исследовать в лаборатории, чтобы самому не пугаться. А то после той шутки с клеткой, в которую я тебя посадил, у тебя до сих пор коленки трясутся. Ха-ха!

Веселость Крафы показалась Светозарову слишком уж наигранной, но позволила чуток расслабиться и самому улыбнуться. Уже предвидя нелегкие разбирательства с другом Бонзаем, Дмитрий еще и другие проблемы ожидал.

– Почти все в экспедиционном корпусе знают, что я при нужде появляюсь в подвале башни, а значит, там есть проход между мирами. Во время пути по Болотам твои ссыльные наверняка выспросят обо всем. А как только попадут в мир Ягонов, насторожатся, ничего не увидев.

– Тоже не проблема. Заявишь, что мир этот настроен только на тебя одного, им это состояние проходов знакомо и ничего, кроме досады, не вызовет. Ты ведь из мира Грез тоже бы сам никогда не спрыгнул.

«А вот это надо будет в следующий раз попробовать! – решил Дмитрий. – Гегемон думает одно, а ведь забывает, что по личным силам я его намного превосхожу. А пока хвастаться не стоит, вдруг не получится?»

Обговорив все детали, союзники приступили к подготовительной операции. Главный шафик Ягонов приказал гвардейцам во всем содействовать его новому помощнику, который будет устанавливать нужные устройства как в глубине тумана, так и в подвале башни. Пока он отдавал распоряжения, Крафа смотался в один из своих миров и буквально через пять минут вернулся не с пустыми руками. Правда, при посторонних объяснять, что это и как им пользоваться, не стал, а поднялся с Дмитрием на первый этаж башни и только там передал ему две внушительные упаковки с таблетками разного цвета. Зеленые были крупные, сантиметра два в диаметре, а вторые – мелкие и беленькие.

– Они на натуральных травах, растворяются моментально, – стал объяснять Гегемон. – Обнаружению не подлежат ни при одном анализе крови. Вкус еды не меняют. Положи во все котлы, где готовится пища, из расчета одна таблетка человек на десять. И не переживай, если кто-то все блюда попробует, вреда его организму не будет. Если не принять до еды белую таблеточку, то после применения проникающих лучей человек засыпает за пару секунд. Мы сможем во время пира всех усыпить одновременно. Я дождусь твоего сигнала и включу Веер – устройство, испускающее эти лучи.

6
{"b":"191642","o":1}