ЛитМир - Электронная Библиотека

– И далеко они распространяются?

– До десяти километров во все стороны. Ты где будешь пир проводить?

– В главном пиршественном зале. В нем до полутора тысяч персон рассадить можно. Камеры там стоят, и единый центр управления есть.

– Отлично! Сыпь таблетки, а я за устройствами!

Крафа исчез, а Светозаров с тяжелым сердцем отправился на дворцовую кухню. Все-таки совесть мучила из-за предстоящего обмана – коварного пленения тех, кого только недавно освободили. Ведь сколько мечталось отыскать других Торговцев, сколько сил было потрачено на разведку Болотного мира и попытки пробраться по нему к поселению томившихся в неволе собратьев. Все друзья и соратники были настроены не только помочь спасти людей, умеющих путешествовать между мирами, но и бороться до конца, до уничтожения подлого узурпатора Крафы. И теперь все это пошло насмарку! Столько усилий пропало втуне! Но хуже всего моральный фактор.

Никто ведь сразу не поймет, почему случился поворот на сто восемьдесят градусов в отношениях с коллегами. И тот же монарх Ягонов вправе будет воскликнуть с негодованием: «Откуда вдруг такой зигзаг судьбы и обстоятельств?!» И остальные будут в шоке. Ведь всего лишь за несколько суток, настроенный на кровавую войну с Трибуном Решающим, граф Дин вдруг превратился в его союзника. Причем он не присматривается к событиям, а собственными руками готовит западню для соплеменников, которые благодаря самоотверженности Бонзая и всего корпуса были вырваны из лап их злейших врагов.

И ладно бы было время все объяснить, показать в спокойной обстановке!

«И что показать?! – возмущалась совесть. – Ведь голословных утверждений не хватит. Просмотр системных блоков так и остался пока только обещанием. Отправить каждого на проживание в семью Крафы? Это невозможно. И даже свидетельствование Саши вряд ли поможет… Стоп! А почему не поможет? Надо немедленно и ее сюда доставить, и Елену, и Прусвета! Пусть тоже участвуют в акции обеления узурпатора сорока шести миров. Чего только мне отдуваться? Да и баюнга Шу’эс Лава надо прихватить. Только одни его сомнения в правоте ортодоксов чего стоят. Правда, надо свою команду сюда приволочь не сейчас, а через несколько часов, когда тут будет уже все готово. И устроить им короткий ликбез на тему: «Как надо убеждать разочаровавшихся». Думаю, и Гегемон им пару дельных советов даст по теме…»

На подходе к дворцовой кухне Дмитрий столкнулся с королевой. Она, даже не поздоровавшись, начала радостно тараторить:

– Ой, Дим! Ты только представь: мой отец к нам прибывает! Гонец от него прискакал с письмом. Мол, по внуку сильно соскучился! А ведь я его давно звала!

«Только этого еще не хватало!» – мысленно завопил главный королевский шафик, пытаясь все-таки изобразить улыбку.

Отец Власты, Марио Льер, великий король Опалов, считал его лучшим другом и никогда не забывал, что на престол ему помог усесться именно граф Дин. Как помог попутно и сосватать его красавицу дочь за своего друга Бонзая Пятого. Пировать Марио любил, с ним было весело и легко, он никогда не забывал одаривать своего благодетеля уникальными подарками. Но в данный момент, накануне пира, огромная свита и часть монаршего двора здесь были явно неуместными.

– Они прибывают завтра утром, но я сразу распорядилась накрыть не на пятьсот персон, а на тысячу, – продолжала Власта. – Наверняка отец пожелает присоединиться к пиру в честь возвращения Бонзая.

У Дмитрия отлегло от сердца: ведь по расчетам, вся затея с пленением Торговцев должна была к тому времени уже закончиться. Новая волна беспокойства окатила Светозарова, когда он взглянул в окно, там уже было темно. Поздний вечер! За хлопотами и прыжками по разным мирам он совершенно не сообразил, что здесь скоро ночь. А там и до утра недалеко.

– Ну ладно, как-нибудь справимся… – пробормотал он.

– А чего тут справляться? – удивилась королева. – Еды и на пир для двух тысяч человек хватит!

– Надо же! – сказал он, перебирая в карманах таблетки. – Ну тогда распорядись, чтобы еще на четыреста с лишним накрыли. Надо усадить за стол и освобожденных Торговцев.

Пока Власта пялилась на него, моргая пушистыми ресницами, он с нажимом добавил:

– Ну а чтобы все смогли усесться за стол чистые и в опрятной одежде, пусть слуги готовят все для этого необходимое. Из зеленого тумана все выйдут измазанные в болотной жиже и в чем мать родила. А у нас задача стоит жестко: в течение получаса всех одеть, умыть и усадить за стол.

– Как же это?! – опять прорезался голос у ее величества. – Откуда ты узнал? И где я столько людей наберу для помощи?

– Мобилизуй всех! Со всей Вельги прислугу призови. А как узнал… так ведь у меня летающие устройства есть, вот и послал один навстречу корпусу. Четыреста тридцать три человека они за собой ведут. Так что… хорошо, что я тебя тут встретил… Постарайся приготовить на каждого гостя по опекуну или опекунше.

Он уже собрался идти дальше, когда королева спросила:

– Ты что, на кухню? Голоден?

– Дождусь пира, но хочу посмотреть, как готовятся блюда. А, чуть не забыл! – Он увлек Власту к окну и сунул ей в руку маленькую таблетку аннулятора. – Глотай! И без разговоров, мне некогда! А нужно это, чтобы тебя никто не смог загипнотизировать. Потому что я тебе сейчас открою страшный секрет! Учти: никому ни слова! – Пока первая дама Ягонов смиренно глотала таблетку и согласно кивала, главный шафик пояснил глубоким таинственным голосом: – Среди освобожденных Бонзаем Торговцев затесался десяток коварных врагов, которые не только своих товарищей держат под ментальным воздействием, но и нас попытаются прибрать к рукам. Бонзаю я лично такую таблетку дам, а сам вот при тебе глотаю.

Он так и сделал, но опять ему уйти не удалось: королева вцепилась в него как клещ:

– Стой! Дай мне еще одну таблетку!

– Зачем?

– Для сына! Давай, давай…

– Власта, милая, да он ведь еще ребенок, ему только одиннадцать месяцев, никто его гипнотизировать не будет, и смысла в этом нет никакого…

– Давай, я сказала!

Понимая, что ему не вырваться (переборщил с запугиванием) и аннулятор крестнику ничего плохого не сделает, Дмитрий выделил еще одну таблетку. Предупредив на всякий случай:

– Но если малыш не будет спать до утра – не удивляйся. И помни: никому ни полслова!

На том и расстались. Королева помчалась в детскую, на ходу раздавая приказы своей свите и секретарям, а граф Дин продолжил движение к огромным котлам с готовящейся пищей. А уж там достал всех, начиная от раздельщиков птицы и заканчивая шеф-поваром. На данной стадии приготовления кидать таблетки в некоторые котлы ему показалось рановато, многие блюда еще и не начинали готовить, но с чего снять пробы нашлось. Это были уже почти готовые подливы и соусы, маринады для замачивания мяса, остывающие желе и отвары из сухофруктов, пенные напитки и кисломолочные продукты. Во все, что уже можно было попробовать, Дмитрий щедрыми горстями метал таблетки, самолично размешивал и показательно пробовал.

Шеф-повар недоумевал, но запретить такому человеку, как главный королевский шафик, ничего не мог. И остался озабоченно скрести в затылке под колпаком, когда проверяющий ушел с напутствием:

– Я еще загляну перед самой раздачей! И пусть только что-то мне из остальных блюд не понравится!

Ведь никогда прежде граф Дин и ногой не ступал на кухонные пространства дворца. А тут такое недоверие. Наверняка главный кулинар Ягонов обиделся. Потому что зычным басом стал устраивать разнос всем, кто ему на глаза попадался. Пар сбрасывал.

Глава четвертая

Скрупулезная подготовка

Светозаров отыскал союзника в подвале своей башни. Тот, с десятком доставленных им помощников, устанавливал вокруг входных проемов комплектующие устройства Стопор. Оставив специалистов за работой, Крафа увлек Дмитрия в туман и первым делом ткнул в руки квадратную, утолщенную в центре бляшку.

– Пристрой у себя на теле. Нужно час, чтобы в организме создалось сопротивление Стопору.

7
{"b":"191642","o":1}