ЛитМир - Электронная Библиотека

Ещё бы ему кто подсказал, что делать дальше. Остался ли снайпер снаружи? Неизвестно. Есть ли ещё кто наверху? Загадка. Кто сейчас может вынырнуть из проходов, ведущих в глубины объекта? Тоже никто не подскажет. Ну и наконец, что надо сделать, чтобы приблизиться к разгадке здешней тайны? Это следовало делать методом тыка. Больше ничего в головы оставшегося квартета не приходило.

Правда, Третий уже «ткнул», и теперь его лежащий труп безмолвно кричал: «Бегите отсюда, придурки!»

Словно отвечая на этот крик, Седьмой пробормотал:

– И куда мы отсюда без «домика» сбежим?

Фредерик, усадив под стеной постанывающего Четвёртого, попросил раненого:

– Посматривай в проход, который вы зачищали, – потом встал и двинулся к горке ссыпавшихся в пролом блоков, размышляя на ходу: – Мне кажется, надо присмотреться к обломкам бетона. Наверняка нечто отражающее поисковые лучи – именно в нём закатано…

– Вряд ли, – скривился Пятый, гораздо лучше землянина разбирающийся в противодействиях различных полей и антиматерии. – Скорей в подвалах стоит некая действующая установка. Как бы её отыскать? – но товарища останавливать не стал: – Глянь… Только вначале лес осмотри!

А сам нагнулся и стал лихорадочно обыскивать изначальный расчёт пушки, работающей в двух режимах. По правде говоря, нетрудно было догадаться, что он ищет. Если перед людьми – воины спецназа шоом, то у них просто обязано быть оружие разрывного действия. Науку обращения с трофейным оружием в головы десантников крепко вдолбили во время учёбы на Полигоне.

И можно было сказать, что поиск завершился более чем удачно. В амуниции двух шоом было найдено по три гранаты типа «грезаки», как их обозначали в Монстросоюзе. Взрывная сила основана на антивеществе, находящемся в стабильном состоянии благодаря существующему в корпусе полю. Она настолько огромна, что пяти-шести взрывов хватило бы разворотить с легкостью дыру большую, чем в стене храма, как это сделали десантники с помощью мин и пушки. В зависимости от метода употребления «грезаки» можно бросать из-за мощного укрытия, а можно стрелять с подствольного гранатомёта на расстояние до двухсот метров.

Понятно, что сами шоом в своей святыне подобные гранаты применить не могли, да и не каждому они были по рангу положены, только офицеры их при себе имели. Пятому было глубоко наплевать на храм и на святыни, здесь находящиеся. Поэтому, на ходу сообщая своим товарищам о находке, быстро подхватил один из вражеских автоматов, снарядил подствольный гранатомёт цилиндрической гранатой, остальные закрепил на разгрузке и поспешил к Десятому, который выглядывал аккуратно в сторону леса:

– Засёк снайпера?

– Кажется, да… успел он, собака, пробежать, прихрамывая??! – сообщил тот, пригнувшись и пальцем указывая направление. – Под основанием ствола вон того дерева, у которого кора содрана широкой полосой наискосок. Причём ранен, рептилоид поганый! Кажется, его Девятый успел зацепить. Сковырнёшь?

– Легко! – пообещал товарищ, оставшийся за командира.

– Смотри только, чтобы нас не завалило! – предупредил Фредерик.

– Не настолько она мощная, чтобы храм снести… – бормотал стрелок, аккуратно привставая с автоматом вверх. – Ты спустись на всякий случай…

Приказ, не лишённый смысла. Когда Пятый выстрелил и пригнулся, его всё равно снесло с кучи блоков плотной массой мелкого мусора, щебня и листьев. Десятый поднял его из песка, придерживая за плечи да отряхивая от пыли:

– Цел? Говорил же тебе…

– Ничего… Главное, что от снайпера теперь и перепонок лягушачьих не осталось… Выходим наружу!

Но только они стали вновь карабкаться наружу, как открыл пальбу подраненный Четвёртый:

– Там кто-то шевелился! – не совсем уверенно отчитался он о причинах своей агрессивности. Но обладатель гранат на это лишь хмыкнул пренебрежительно, устремляясь вначале к левому проходу.

– Отползай! – приказал он раненому. Удостоверившись, что того не покромсает осколками, коротко выглянул в проход, а потом с силой зашвырнул туда одну из гранат «грезаки». Рвануло так, что всех немного подбросило, и чудо, что основная взрывная волна пошла куда-то дальше, а не вернулась в храм. От сотрясения висящее на перилах тело свалилось вниз, опять чуть не зашибив недовольного Седьмого:

– Падают тут всякие!..

А Пятый уже перебегал к правому проходу, командуя остальным товарищам:

– Выбирайтесь наружу!

Вторым взрывом он нанёс ущерба храму гораздо больше. Хорошо, что сам успел отпрыгнуть подальше от прохода, который расширился, а упавший кусок стены мог запросто придавить человека.

Фредерик и Седьмой тем временем помогли выбраться на поверхность Четвёртому, который засел за блоками с душкой, собираясь прикрывать товарищей, и оба вернулись вниз. Чуть не столкнулись в густой пыли с временным командиром.

– Куда это вы? – возмутился он.

– Домика-то нет! – осадил его пыл самый молодой в десятке. И стал сбивать прикладом своей винтовки края пробитой дыры, освобождая прослойку серого, но мягкого металла. – Значит, секреты надо раскрывать… Не это ли служит препятствием для поискового луча?

– Глазастый, – подивился Десятый, – а я и не заметил… Всё равно тайна главная вон та! – и он ткнул рукой в труп Третьего. – О! Кажется, та тварь шевелиться начала…

Пятый чуть заикаться не стал:

– Ты хочешь касаться этой мерзости? Совсем с ума сошёл?!

– А что нам остаётся? – пожал плечами Фредерик. – Завернём в пластик, ещё раз на всякий случай оглушим из парализатора… В крайнем случае если вытащим наверх и домик за нами не примчится, то там эту гадость и бросим. А самим придётся взрывать этот храм к чертям собачьим. Хватит для этого трёх оставшихся «грезаки»?

– Вряд ли… Но попробуем… как ты говоришь…

После этого они вдвоём метнулись к трупу. Там оглушили неведомое создание на всякий случай ещё раз. Потом сдёрнули эту грязевую мерзость с тела своего товарища и, давя в себе рвотные позывы, закатили субстанцию на кусок невероятно тонкого, но довольно прочного пластика. Связали оставшиеся концы, потом сместили на второй кусок и тоже связали наглухо, на третий… и так до пятого, пока не посчитали, что тварь находится в наглухо герметической емкости и не вытечет даже во время страшной тряски транспорта при преодолении пространства.

И только закончили с этим делом, как из коммутатора раздался счастливый голос Четвёртого:

– Ребята! «Домик» появился! Эвакуируемся!

Значит, Десятый в самом деле оказался прав: некая главная тайна у них сейчас в руках. Осталось только дотащить груз за восемь минут, закрепить его, пристегнуться самим и скомандовать «Домой!». Вроде как времени хватало с лихвой!

Пятый чуть не повизгивал от счастья, когда скомандовал:

– Взялись, Десятый! Седьмой! А ты усаживай Четвёртого! И нас с борта прикроете!

Тяжесть вроде небольшая, килограмм около двадцати, но пока выбрались наружу, упарились, нести неудобно. Находясь на куче блоков, оставшийся за командира экстрасенс скрепил все три оставшиеся «грезаки» вместе, выставил на максимальную задержку взрыва в полторы минуты и метко забросил прощальный подарочек в левый проход, ведущий во внутренности храма. Оттуда сочился едкий, вязкий дымок, так что вряд ли кто внутри него усидит, перехватит гранаты и выбросит их наружу.

И только потом оба воина выскочили из здания. Естественно, что вид транспорта и усевшихся в него товарищей придал здоровенный импульс бодрости и прыти. Пробежать оставалось всего лишь тридцать пять, максимум сорок метров.

Рванули. Побежали!..

Отстранённым сознанием Фредерик вдруг понял, что слышит предупреждения об опасности и призывы поторопиться. А потом увидел, как оба товарища стреляют куда-то на фланги, видимо, шоом обошли храм с двух сторон. Грохота ответных выстрелов он не слышал, а вот боль, напрочь отсекающую нижнюю часть тела, почувствовал. Тускнеющим сознанием выхватил сочувствующее лицо Пятого… Тот лишь яростно рыкнул, отворачиваясь в сторону. Из чего родилось понятие, что спасать его никто не будет. Скорей всего – нечего спасать.

10
{"b":"191647","o":1}