ЛитМир - Электронная Библиотека

Последнее, что видел принц Астаахарский, как товарищ, неся неудобный куль пластика, подбегает к транспорту и зашвыривает его на сиденье рядом с Седьмым.

«Хоть секрет этого змеиного гнезда раскопали…» – пронеслась в сознании последняя мысль.

Сцена 5

На этот раз избавление от сна проходило не как обычно. Последняя гибель сказалась: Фредди очнулся с криком, переходящим в стон, и жутко вспотевшим.

Тотчас отжался на руках, поднял голову и зло уставился на сержанта, восседающего на своём месте в неизменной позе:

– А почему нас сразу не будят по тревоге, как только мы все появляемся на кроватях после смерти?

– Спроси что-то полегче! – огрызнулся тот, вставая на ноги. – По рассказам умников, они продолжают вам закачивать в мозги определённые знания и нормализовывают нарушенную после смерти психику.

– А мне что, получается, не закачивают?

– Видимо, и так умный. Ты лучше скажи, в каком там состоянии ребята остались?

Ну да, Эйро Сенатор пока ещё и сам не знал, кто и как ранен, разве что по коечкам видел и просчитывал, кто из солдат остался в живых. Да и сам принц, вспомнив, что сейчас всей толпой придётся мчаться к месту прибытия «домика», вскочил на ноги и стал спешно одеваться. Приговаривая на ходу с нарастающей радостью:

– Четвёртый чуть подранен! Седьмой – как огурчик! А Пятый – стал…

Он уже хотел было выкрикнуть «бессмертным!», как уткнулся взглядом в пятую по счёту кровать. Голый экстрасенс из империи Саламандр лежал на боку, посапывая и досматривая последние минуты своего сна.

Недоумённо мотнув головой, Десятый несколько раз пробежался взглядом по кроватям, бормоча вслух:

– Четвёртого и седьмого – нет!.. А почему Пятый – есть?..

– Значит, помер от ран в транспорте, – подсказал сержант очевидное.

– Нет! – вздрогнул от страха Фредерик, представив себе самое страшное. – Могло быть всё ещё хуже! Мы ведь ту гадость в пластик закатали и твой зам этот комок в «домик» забросил, я сам в последний момент успел рассмотреть! Та гадость его съела?

Напрягшийся командир со злостью стучал по своему нарукавному коммуникатору:

– Вроде как не должно такого быть… твою мать! О! Заработал! – коротко вчитался в поданную ему кураторами Полигона информацию и, уже срываясь с места на бег, прокричал: – Ты – зам! Поднимешь ребят, и все бегом к арсеналу, я там! Про тварь знают…

Что-то ещё крикнул, но расслышать не удалось.

Значит, всё-таки шло наблюдение поисковым лучом за группой десанта, и учёные уже как-то готовы принять инопланетный «сувенир». Завершая одевание и бросаясь к умывальникам с желанием освежить лицо холодной водой, принц размышлял:

«Жалко, конечно Пятого, что так глупо пострадал от неизвестной хищной твари. Наверное, пластик оказался не досконально герметичен…»

Ополоснулся, вытерся и возле кроватей оказался как раз в момент побудки. Ну а раз его сержант оставил вместо себя, то пришлось торопить товарищей и с ходу давать им вводные:

– Подъём, ребятки! Подъём! Меня Эйро за старшего оставил. Надо срочно бежать на встречу транспорта! Пятый! Та тварь тебя сожрала, и наверное, невероятно опасна…

– Да вроде нет… – начал отрицать экстрасенс. – Меня что-то оглушило, когда я в домик забираться начал…

Его прервал Третий, так и не ставший одеваться, а с перекошенным от бешенства лицом двинувшийся к Десятому.

– Ты! Урод! – несколько последующих ругательств вообще оказались за гранью фола. – Это я из-за тебя погиб! Это из-за тебя мне мозги и глаза кислотой выело! Да я чуть от боли не издох!..

Яцек и в самом деле погиб при жутких обстоятельствах, но это не давало ему права для подобных заявлений и оскорблений. К тому же он сам был виноват в таком конце, пренебрёг элементарными мерами безопасности и не включил здравый рассудок. Ну и если оставаться последовательным до конца, то принц Астаахарский только подсказал идею о просмотре внутренностей саркофага, а приказ окончательный давал Пятый. Вот он сейчас и встал на пути спесивца.

– Остынь! Нам надо бежать в арсенал!

– А ты мне, тварь, не указывай! – разъярился Третий ещё больше и совершенно неожиданно ударил вставшего у него на пути товарища в подбородок. После чего с такими же намерениями бросился на Фредерика.

Произошло это всё так неожиданно, что Пятый не успел защититься или уклониться от удара и оказался в глубоком нокауте. Его тело обмякло, рухнуло на пол, голова ударилась о табуретку.

Этого времени хватило землянину, чтобы собраться и адекватно встретить несущегося на него Яцека Шердана. Резкий шаг навстречу, жёсткий блок летящей в лицо руки, захват, и переворот с подсечкой атакующего тела. Спесивец так грохнулся, что вначале показалось – не встанет. Но вскочил на ноги довольно бойко и вновь бросился в атаку.

К тому моменту принц Астаахарский вспомнил, что он является официальным заместителем командира и, по непроверенным пока данным, имеет право раздавать болевые наказания. Он решил опробовать, получится у него хотя бы «единичка», или нет. Но в процессе события сам уже обозлился настолько, что подумал о наказании более завышенном:

«Этому козлу сразу надо «четвёрочкой» влепить»! Чтобы неповадно было!..»

Не успел толком сформулировать свою мысль, как Третий свалился с ног в судорожном сотрясании всех своих членов: ему и в самом деле досталась кара четвёртого ранга. А это – как минимум несколько минут жутко неприятных ощущений, плюс – полное выбывание из строя ещё на четверть часа. Получилось, что теперь этого драчуна ещё и на руках носить придётся.

А время-то не ждёт! И так Эйро горлопанить начнёт по причине долгой задержки. Поэтому временный зам командира сообразил уже практически на ходу:

– Второй! Приводи в чувство Пятого и жди, пока встанет Третий! Остальные – за мной!

Вот так примчалось в холл арсенала всего полдесятка. Находящийся там в полностью закрытом комбинезоне сержант стоял возле стены с максимальным по мощности парализатором и ждал прибытия транспорта. Самый крайний медицинский модуль был вытащен из стены и явно приготовлен для приёма чужеродной сущности. Солдатам тотчас по их прибытии была отдана команда:

– Хватайте свои парализаторы и становитесь на выходе! Быстрей! – кажется, он больше всего опасался, что сейчас на полигон прибудет неизвестно какая тварь, пожравшая по пути из далёкого мира шоом обоих выживших товарищей.

Его опасения были более чем оправданны. Ведь неизвестное страшит больше всего.

Похватали оружие и принцы. Встали, где было им указано. Замерли. Тем более что возвращение «домика» почему-то задерживалось, и минута тягостно тянулась за минутой. Наверное, чтобы отвлечься, Эйро поинтересовался у земляка:

– А что за потери личного состава? Где ещё троих посеял?

Фредерик сжато доложил, добавляя напоследок:

– Если ничего с Пятым серьёзного, то скоро ребята подтянутся.

Командир не разделял такого ярого оптимизма.

– Ты так думаешь? – хмыкнул неопределённо и пояснил для всех: – Если Пятый погиб в драке, то Третьему не поздоровится… Скорей всего, будет казнён, одновременно с аннулированием имеющейся у него победы…

Только тогда до солдат дошла вся серьёзность, казалась бы, не страшного поступка, совершённого Яцеком в момент неконтролируемого гнева и явно в невменяемом состоянии. Казалось, банальная драка, с кем не бывает. Даже во время первого знакомства Шестой пытался убить табуреткой сержанта, и то был наказан лишь «троечкой» за такой поступок. Но здесь вопрос был поставлен несколько иначе. В итоге вина наследника самой огромной звёздной империи не подлежала амнистии как таковой. Одно дело – если Пятый встанет и вместе со всеми будет проводить нынешние тренировки и занятия. Другое – если он и в самом деле не очухается. В таком случае данного заместителем наказания – никак не хватит.

После такого напряжённого размышления транспорт наконец появился в уже привычном сиянии. Створки сразу раскрылись вверх и вниз, а раструбы парализаторов вздрогнули от нервных движений встречающих.

11
{"b":"191647","o":1}