ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоящие на правом фланге Девятый и Десятый многозначительно переглянулись между собой. При таких непонятных и расплывчатых критериях выбора на должность заместителя мог попасть и Третий. А уж с какой ненавистью и презрением он относился к смуглому индусу, и вспоминать не хотелось. Об этом подумал Джаяппа Шинде, когда еле слышно прошептал, не разжимая губ:

– Если Спесивца Яцека назначат, то выхода на второй круг посвящения мне не видать как собственных ушей…

Десятый только неопределённо хмыкнул в ответ, потому что ему пришла в голову интересная мысль:

«Не вижу никакого резона в назначении заместителя, а уж тем более двоих. Скорей всего, в данном вопросе будут проводиться некие тестирования, выдуманные местными умниками. А посему за оставшиеся шесть заданий получит возможность покомандовать каждый из нас, а некоторые даже дважды. Если я правильно понял… Ну и зря так Девятый боится Третьего, всё-таки силу максимального наказания нам не дадут, как и права казни за невыполнение приказа. И это – самое главное».

Сержант к тому времени закончил давать общую вводную и напомнил, что после обеда все пойдут в класс тактики, где будут в виртуальном режиме просматриваться все возможные и невозможные варианты взаимодействия десанта в плане поддержки того или иного товарища по строю. А напоследок своего монолога всё-таки испортил кое-кому настроение:

– Пока суть да дело, назначаю временно своим заместителем Третьего! – и подмигнул своему любимчику: – Веди личный состав на обед! А я останусь здесь до полного излечения. Надеюсь – это недолго продлится…

И стал демонстративно что-то вычитывать на своей нарукавной планшетке. Стоило видеть, как расцвёл, как задрал подбородок Яцек Шердан, выходя из строя со словами:

– Есть, господин сержант! – вышел, встал перед товарищами на место командира и принялся командовать: – Нале-во! В столовую, бегом, марш! – Сорвавшись на бег вместе со всеми, тут же стал покрикивать со злобными интонациями: – Быстрей! Быстрей, неповоротливые каракатицы! Или до сих пор аппетит не нагуляли? Так сейчас разминочный круг вам на полосе устрою! Девятый, цегуни рекаля! Шустрей копыта передвигай! Иначе получишь сейчас…

И притих на полуслове. Наверное, вспомнил, что пока ещё умений наказывать болью не получил, так что конкретная угроза наградить «единичкой» или «двоечкой» лишь вызовет издевательский смешок у индуса.

В столовой каждый уселся за свой стол, с удивлением рассматривая довольно скудный набор блюд. Если раньше столы заставлялись вплотную и еды там было на шестерых, а то и на восьмерых, то сейчас – строго порция, пусть и обильная, на одного. Такого мизера ещё ни разу не было. Несколько тарелок с салатиками, тарелка с первым блюдом, тарелка с порцией второго, кусочек десерта, графин с одним напитком и стакан.

– Никак Полигону урезали финансирование! – не столько шутя, как возмущаясь, воскликнул Шестой. – Как бы не свалиться от недоедания…

– А мне кажется, что окончательно подобрали для каждого из нас самое оптимальное меню, – возразил ему Второй, сравнивая порции на столах. – Глянь– ка, всё-таки тебе дали больше всех… кажется. И у каждого совершенно разное, подобранное по его вкусу блюдо. Или нет?

Остальные тоже стали высказываться, и на какой-то момент воцарился балаган, который попытался грозным рыком прервать Третий:

– Заткнулись все! И старайтесь даже громко не чавкать!

– С какой стати? – уставился на него с издёвкой Пятый. – Во время приёма пищи разговаривать не возбраняется. Или тебя зависть гложет, что не можешь ничего умного вставить в наше общение?

Пока Яцек Шердан краснел от негодования и подбирал слова в ответ, к нему повернулся всем корпусом Первый. В руках он держал вилку с ножом таким образом, словно собирался метнуть столовые приборы:

– Эй, Спесивец! Ты никогда вилкой в глаз не получал? – обладатель бакенбардов и в самом деле метал острые предметы лучше всех остальных в десятке, как и умел великолепно пользоваться шпагой, рапирой или тонким мечом. – А то ведь получишь!.. Если забудешь, что здесь мы все равны и просто обязаны друг за друга держаться.

– Ничего я тебе не обязан! Держись хоть за собственные… цегуни! – нагло рассмеялся Третий.

Тут вмешался с советом Второй, глядя на Первого с укором:

– Да оставь ты его в покое и не обращай внимания! Метнёшь вилку, а чем потом есть будешь? Руками? Ха-ха!

– И то верно! – согласился тот, возвращаясь к трапезе. Но тут же вспомнил о другом и теперь уже обернулся в сторону Фредерика Астаахарского: – Ещё раз повторюсь, нам за эту победу надо хвалить Десятого. Только благодаря результатам его заигрываний с туземцами нас вытащили преждевременно! Спасибо, дружище!

Почти все согласно закивали. Разве что Третий кривился, как после лимона, да Седьмой по причине своей молодости сомневался:

– А мне кажется, опекуны Полигона узнали, что к нам движется всего один корвет, да малого размера. На него уложенной вокруг антенны взрывчатки хватит. Вот нас и забрали… иначе рекалей оставлять в живых никто не стал бы.

Уже доевший свою порцию Шестой, попивая компот, принялся поучать соседа по строю и по казарме:

– Не забывай, что вокруг нас эксперименты продолжаются постоянно. Вот и по поводу миссионеров здешним гениям науки стало интересно: что с теми станется уже в совершенно иных, негативных условиях ведения агитации. Ведь Завет аборигены получили? Да ещё какой! Значит, воевать могут не согласиться… А в самом идеальном варианте, они ещё агрессивным гостям из космоса накостыляют по шее и по всем остальным местам. В том числе и по тем, которые у них к ногам привязаны…

Слитные смешки сразу нескольких товарищей раздраконили Яцека Шердана ещё больше:

– Думай, что говоришь! Дикари не смогут навредить пришельцам из космоса. Весовые категории двух цивилизаций – несопоставимы.

– Не смогут, говоришь? – перестал хихикать Пятый. – А ты вспомни, как тебя в шахте чуть не завалило! И представь, что кальвадры с помощью своего барабанного боя всё-таки начали бы рушить целенаправленно горы…

– Они бы и сами погибли при создании таких невероятных резонансов!

– Может быть… Зато может быть и такое, что с миссионерами аборигены расправились бы своими бубнами гораздо эффективнее, чем мы своими винтовками. Вот некие силы добра и решили посмотреть на действия и реакцию аборигенов в иных, созданных Десятым условиях. Так что тут и спорить не о чём, заслуга нашего товарища налицо. Он поднялся несколько выше над стереотипами отношений к кальвадрам и в несуразных гусеницах рассмотрел в первую очередь именно детей, а уже потом – и всё остальное. Честно признаться, я бы так не смог… Как минимум погонял бы клювоносых палкой.

На это откровение Пятого и другие откликнулись, описывая свои негативные действия, окажись они на месте Фредерика в момент знакомства с дикарями. А землянин доедал неспешно обед и размышлял о постоянно ведущихся на Полигоне просмотрах. Если каждое действие замечают, то подобные диспуты, несомненно, фиксируют и анализируют до последней мелочи. И если сержант прав насчёт назначения сразу парочки заместителей, то при их выборе будет учитываться всё. А потому Третий, несмотря на его подленькое внутреннее существо, всё равно окажется в роли раздающего наказание. Ведь на должность командира звена или отделения как раз подходят такие вот злобные, заносчивые, но вполне исполнительные индивидуумы. А в противовес им – остальной коллектив только лучше сплачивается, становится дружней, растёт взаимовыручка, стираются возрастные и титулярные грани, повышается боеспособность.

«Кажется, учёные ничего умней не придумали, чем руководствоваться солдафонскими стереотипами, – пришёл к выводу землянин, прислушиваясь к философским высказываниям земляка Девятого. – Но если Третьего и в самом деле поставят нами командовать хоть на короткое время, то бедному индусу не позавидуешь… Вон какие на него взгляды Шердан бросает! Неужели погонит на плац и заставит отжиматься?..Уже собирается обед завершить…»

2
{"b":"191647","o":1}