ЛитМир - Электронная Библиотека

Следовало поторопиться, пока кто-нибудь из рептилий не глянул вверх и не стал присматриваться к несуразным теням.

– Приготовились! – зашипел голос командира. – Стреляем все разом! Огонь!

Душки заплевали пучками разрушающей энергии, и все восемь тел беззвучно и без криков повалились наземь.

– Второй! Остаёшься здесь! Прикрывай нас!

Опускаться приходилось опять по винтовой лестнице в толще ровной, боковой стены, но уже деревянной. Ею пользовались весьма редко, так что скрип стоял невероятный. Не успели дойти до середины, как понёсся доклад от Второго:

– Из левого прохода вышло двое, заметили трупы, бросились обратно. Я их упокоил, но лежат они так, что будут видны следующим, движущимся за ними изнутри шоом.

Не успел он договорить, как повсеместно стало проникать злобное шипение, которое тут же перевело лингвистическое устройство:

– Враг в храме Аофаса! Принять все меры для его уничтожения! Враг в храме Аофаса! Принять…

Так и повторялось потом это безобразие без остановки.

Девять людей ещё не спустились вниз, как пришлось вступить в бой. На одном из уровней к лестнице бежало трое шоом с неким подобием автоматов в руках. Стрелять они начали одновременно с сержантом, который прыгнул в сторону, уступая место идущим за ним следом Первому и Третьему. Суммарным огнём из трёх душек враги были уничтожены, но первые потери понёс и десант. Удары нескольких разрывных пуль разорвали шлем Первого, и щегольские бакенбарды умирающего товарища залило обильно кровью. Так и умер бедняга, практически сразу. Третий получил лёгкое ранение в ногу. Но с раной справились «умные внутренности» слегка прорванного скафандра. Так что Яцек оставался в строю.

– Вот тебе и «малое» количество! – ворчал недовольный командир. – Уже чёртову дюжину нашлёпали! Неужели ещё где-то прячутся?

Больше ни на этом, ни на нижних уровнях никого из врагов не оказалось. Беглый осмотр трупов показал, что это никакие не жрецы, обычные спецназовцы данной цивилизации. По крайней мере, ветеран утверждал именно так.

Как только вышли в нижнюю часть храма через правый коридор да стали присматриваться к телам у пушки и к самой пушке, послышался взволнованный голос Восьмого:

– Вижу пятерых противников в подлеске! Веду огонь! Двоих уничтожил, но трое ушли в мёртвую для меня зону. Судя по рюкзакам и длинным конструкциям в руках – это техники. Скорей всего, отправились к повреждённой пулями антенне.

– Второй! – тут же стал распоряжаться сержант. – Двигай к Восьмому на помощь! Выйдите наружу хоть по дереву, хоть как, но техников уничтожьте. Девятый! – это он уже переключился на индуса. – Мчись наверх, прикроешь товарищей! – когда тот убежал, продвинулся к пушке, распоряжаясь Седьмым и Шестым: – Прикройте оба выхода! – после чего поинтересовался у Пятого о пушке:

– Ну и что с ней?

– Готова к стрельбе! Причём бьёт двумя видами энергии, парализующей и низкочастотного разрушения.

– Отлично! Разворачиваем на левый вход!.. Ставь на парализующий выстрел… Шестой, будь готов по команде нырнуть в тоннель на зачистку! Третий, подстрахуешь его! Внимание… пли! – пятисекундный гул боевого орудия, которое способно одним ударом свалить с ног целую роту, идущую строем, оборвался как раз перед зазвучавшей командой от сержанта: – Пошли на зачистку!

Всё-таки пушка – это не карманные парализаторы и не винтовки, которым будут мешать выступы каменных стен. Парализующий луч такой мощи с отражениями пробьётся и далеко, и вширь по коридорам. По крайней мере, на ближайших от входа двадцати метрах можно было не ожидать сопротивления. Вот Шестой с Третьим довольно смело туда и попрыгали.

После первого выстрела пропало вездесущее шипение, которое оповещало остальных шоом, что в храме Аофаса посторонние.

А оставшиеся пятеро десантников стали живо разворачивать пушку на уклонную стену, в то место, где виднелись трещинки после взрыва мин снаружи.

– Зачем? – не понял Пятый. – Ведь не пробьёт!

– А чё нам беречь энергию? – хмыкнул командир. – Ударим полсотни раз – новый проход песком осыплется. Или ты хочешь пешком по лестницам бежать, когда транспорт за нами явится?

Не стал скрывать свои сомнения и Десятый:

– А если снаружи на нас враг попрёт?

– Ну… мы ещё ничего не пробили. Да и поинтересуемся…

Но спросить, что там творится снаружи, не успел, послышался взволнованный голос Шестого:

– Здесь более двадцати тел! Все в каких-то балахонах. Кажется, жрецы торопились к нам навстречу… Добиваем парализованных тушек…

Тут же непонятные крики, стон и переходящий на фальцет голос Третьего:

– Нас атакуют сразу из двух проходов! Не менее десятка шоом! Шестой ранен… Нет!.. Убит! Отступаю к вам…

Расчёт пушки уже лихорадочно разворачивал её стволом обратно к проходу.

– Третий! – орал сержант. – Бегом к нам! Сразу после выхода бросаешься влево, а мы вновь делаем выстрел!

Яцек Шердан не выбежал, а вывалился из прохода и на заплетающихся ногах двинулся подальше от жерла готового к стрельбе оружия. Да так и упал под стеной, после чего стало видно два его ранения на спине.

Пушка уже гудела, отправляя навстречу врагу парализующие лучи. После первого выстрела озлобившийся Эйро сделал ещё целых три, чтобы наверняка поразить любого, кто там шевелится. Попутно с этим стали слышны доклады сверху, на этот раз от Девятого:

– К противнику подошла помощь, около десятка типов в жреческих одеждах. Почти всех уложили, техников тоже… Восьмой легко ранен, а Второй… не совсем понятно, скатился к подножию пирамиды. Не шевелится и не отзывается…

– Десятый! Посматривай наверх! – стал распоряжаться Эйро: – Пятый! Разворачивай оружие и бей дыру наружу! Четвёртый – за мной!

И поспешил лично в левый проход, завершать зачистку неведомых помещений и подвалов. Так ему казалось лучше, чем ждать, пока враг выкинет в ответ какую-то гадость непосредственно в храм. Да и задания об уничтожении всех рептилий в этом объекте – никто не отменял. Остающийся возле правого прохода Седьмой бдел, прикрываясь несколькими скамейками с толстенными деревянными спинками, а Фредерик внимательно присматривался к балкончику. В получившийся разрыв между силами десанта мог вклиниться какой угодно по количеству противник, и тогда уже точно остальным не поздоровится.

Третий как-то подозрительно не шевелился. Хорошо хоть постанывал, показывая, что жив.

Дальше наступило сравнительное затишье. Пятый практически без пауз бил низкочастотными лучами по наклонной стене, и та всё больше и больше покрывалась сеточкой трещин. Сержант под прикрытием Четвёртого зачищал многочисленные подвалы, уничтожив там ещё около пяти шоом, почти не оказавших сопротивления. Ну а Девятый доложил, что он с немного оправившимся Восьмым удачно упокоил почти всех врагов со стороны леса и пытается отследить последнего из замеченных, который тоже, меняя позицию, время от времени постреливал из своего автомата. То есть создалось чёткое ощущение, что противник почти всего себя исчерпал.

Следовательно, появился вполне реальный шанс завершить миссию, пусть и не всем, но с победой. Но тут уже всё зависело от судьбы и от удачи каждого десантника.

Лишь бы защитников храма не оказалось слишком много.

Сцена 4

Словно в созвучие мыслей землянина заговорил вслух Седьмой:

– А ведь рептилии на данном объекте чуть ли не засаду организовали. Пушка, техники, спецназ… Если ещё и в подвалах жрецы прячутся, то «… гаси свет и пиши пропало!», как выражается порой наш сержант.

«Но куда, спрашивается, больше?! – мысленно поражался принц Астаахарский, подсчитывая по сводкам от товарищей вражеские трупы. – Думали, что здесь их не больше десятка, а уже полсотни наколотили. Тоже мне, тайное место! Проходной двор какой-то, а не секретная святыня!.. Кстати, а что конкретно с тайной этого храма? И почему всё здание нашими умниками не просматривается? Ведь если это не выясним, так и останемся здесь до самой смерти. А её-то уж точно долго ждать не придётся…»

8
{"b":"191647","o":1}