ЛитМир - Электронная Библиотека

Покосился на алтарь. В самом деле, тот мог оказаться саркофагом с мощами, которые так превозносили шоом. Потому что сбоку виднелось стекло, и сквозь него можно было просмотреть полую внутренность. Пока самому прильнуть к окошку нельзя было, зато это мог сделать Яцек Шердан. Конечно, если он в силах двигаться. По крайней мере, спросить можно было:

– Третий, ты как?

– А что? – тут же перестал он стонать, приподнимая голову.

– Попытайся заглянуть вон в те окошки сбоку алтарей. Надо ведь нам выяснить главную тайну здешней святыни. Как они её назвали?.. Аофаса…

Но раненый неожиданно воспротивился просьбе. Причём не по причине своего ранения, а просто из чувства противоречия:

– Чего это ты мне приказываешь?

Получалось и в самом деле несколько неправильно, сержант где-то там далеко пыхтит, Второй – скорей всего убит, значит, старшим здесь остаётся только Пятый? К нему землянин и обратился:

– Или дай ему задание, чтоб с пушкой возился, или прикажи алтарь исследовать. Вплоть до того, что может его раскурочить до основания.

Заместитель сержанта даже не оглянулся на раненого, бросил через плечо:

– Давай вставай, лежебока! Ломай это вражеское гнездо! Не жалей его!

Кажется, именно сам факт предстоящего вандализма воодушевил Яцека до нужной кондиции. Пусть и постанывая да кривясь, он поднялся на ноги, прихрамывая подошёл к предмету местного жреческого культа. Присел, убрал мешающий шлем, заглянул внутрь, даже посветил туда фонариком правого манжета. И после этого, держа в левой руке винтовку, правой рукой стал снимать с разгрузки лазерный резак:

– Есть там что-то! – приговаривал он с вожделением. – Плавает в чём-то тёмном и светится!

Куда только делись сутулость, стоны и кряхтенья! Прислонив свою душку к стене, наследник трона великой империи Эрлишан с воодушевлением принялся крошить алтарь неизвестной религии. Тот не поддавался настолько быстро, как хотелось человеку, но это ещё больше разжигало нездоровый энтузиазм:

– Сейчас! Сейчас мы тебя вскроем!.. Никуда ты от нас не денешься!..

Даже покосившийся на него Седьмой не выдержал, пробормотав вроде как тихонько, но вполне слышимо для остальных через коммуникатор:

– Такое впечатление, что не принц, а какой-то грабитель банков… Да ещё и во множественном числе себя позиционирует…

Тот его если и услышал, то никак не отреагировал. Со злорадным смехом, отбив наружную окантовку, стал поддевать верхнюю, шевельнувшуюся крышку. Она не поддавалась, словно её что-то цепляло изнутри. Тогда в ход пошли удары ногами, а потом и грубое нажатие всего тела на резак. Крышка наконец-то подалась, потом чуть ли не подпрыгнула вверх, скользнула в сторону и загрохотала на мраморных плитах пола.

Третий сделал роковую для данной своей копии ошибку: слишком резко наклонился над открывшимся резервуаром. А там и в самом деле плавало… нечто. Что-то светилось на том сгустке неведомой субстанции – наверное, глаза. Иное живым существам, тем более хищникам, вроде не полагается. И вот тот сгусток плоти вдруг рванул перпендикулярно вверх тонкой лапой-струёй. Наткнувшись на препятствие, эта лапа тут же обернулась несколько раз вокруг шеи и попыталась нагнуть человека к себе. Со сдавленным мычанием и выпученными от ужаса глазами Яцек попробовал резко отстраниться от вскрытого резервуара, и это ему удалось. При этом он выдернул на себя всю массу неведомого чудовища. После чего рухнул на спину, от инерционного удара этой массы по голове и по груди. А зеленовато-чёрная субстанция, напоминающая своей пупырчатой структурой кипящий асфальт, намертво прилипла вокруг головы воина и верхней части его тела.

Тело умирающего десантника заколотилось в судорогах, словно рыба об лёд. Ошарашенные товарищи не могли сообразить, что делать, то ли сдирать напасть руками, то ли всадить в неё разрушающими лучами из душки. Лучше всего сориентировался Пятый: выхватил парализатор и двумя выстрелами остудил спаренную массу из человека и неведомой зверушки. После чего он бросился очищать боевого товарища от замершей чужеродной плоти.

Даже два выстрела не смогли бы стать смертельными для гомо сапиенс. Разве что впоследствии голова у пострадавшего больше болела бы да тошнота денёк преследовала, как после сотрясения мозга. Так что никто из свидетелей этой сцены не засомневался, что Яцека Шердана ещё можно спасти. Да и плоть вроде как начала сниматься легко, под пронзившими её перчатками скафандра.

Сняв монстра только до половины, Пятый вдруг отбросил чужую плоть от себя, с омерзением пытаясь встряхнуть кистями рук. Десятый непроизвольно шагнул пару шагов в сторону, чтобы лучше рассмотреть, и еле удержался от рвотного позыва. С лица и головы Третьего оказалась содрана вся кожа вместе с мышцами и кровеносными сосудами, а череп белел так, словно он пролежал под солнцем уже несколько лет. Ни капли сомнения не вызывал тот факт, что человек мёртв.

Видимо, звуки восклицаний, мычание и короткие ругательства насторожили сержанта, потому что раздался его несколько приглушенный бетоном голос:

– Что там у вас? Чего примолкли? – Когда Пятый кратко описал происшедшее, ему последовал очередной приказ: – Добивай дыру! Мы возвращаемся!

На душе стало немножко спокойнее: ветеран точно разберётся сейчас, что делать с такой вот тайной и стоит ли вскрывать второй алтарь.

В этот момент траурными нотками отозвалось ругательство по связи Девятого. Индус вообще-то никогда не ругался, ему воспитание не позволяло, а вдруг сорвался на несколько цветастых фраз. Только потом перешёл к пояснениям:

– Достал этот гадский снайпер Восьмого! Достал! Прямо в висок! И ничего до сих пор понять не могу, то ли враг у нас один остался и так ловко меняет позиции, то ли их двое…

– А где они от тебя находятся? – стал уточнять Эйро Сенатор уже почти нормальным, без помех проходящим голосом:

– Да в том-то и дело, что прямо по фронту. По логике, если их двое, то они бы на фланги разошлись, а так… Пробьёте дыру, они окажутся прямо перед вами.

А отверстие и в самом деле уже достигло метров четырёх в диаметре. Бетон практически весь осыпался вниз песком, прогнувшиеся прутки арматуры истончились до крайности, а там и первый каменный блок провалился вниз, давая внутрь доступ дневному свету и лесному воздуху. Управляющийся с пушкой Пятый подвесил винтовку на разгрузке удобнее, чтобы при необходимости сразу вступить в бой, и продолжал давить на рукояти пуска разрушающей энергии.

И снова в динамиках коммуникаторов непонятное рычание, крики, стон, да и простым слухом удалось расслышать автоматные очереди, доносящиеся из левого прохода. Потом раздался голос Четвёртого:

– Двое… К храму подкрадывались… Мы их положили… – короткий стон. – Но сержанта… того… нет больше…

– С тобой что?! – резко оборвал его Пятый.

– Ранен, но вроде не смертельно.

Оставшийся за командира второй заместитель кивнул Фредерику:

– Десятый! Тащи сюда Четвёртого! Седьмой, смотри за верхним балконом!

Не зря он о балконе напомнил, ох не зря! Не успел ещё принц Астаахарский нырнуть в левый проход, как душка прикрывающего бойца задралась резко вверх, а позже чуть ли не на голову Седьмому грохнулось тело ещё одного жреца. А самый молодой в десятке вполне обыденным голосом похвастался:

– Ещё один на перилах завис. Хе..! Акробат! – сделал паузу и спросил неизвестно кого: – Ну и откуда они взялись наверху? – потом конкретизировал: – Эй! Девятый! Ты там как? Справился со снайпером?

Помогая подняться на ноги Четвёртому, Фредерик на мгновение замер, ожидая услышать голос ближайшего соседа по казарме. Да только, увы, тот так и не ответил.

Тем временем три, а то и четыре десятка блоков лавиной рухнули внутрь храма, открывая свободный доступ в обе стороны и образуя собой горку, по которой легко было подняться к отверстию. Всё-таки оно располагалось метрах в шести от пола. Но Пятый стрелять не перестал, вполне резонно тщась теперь парализующими ударами зачистить хоть какое-то пространство густого подлеска, несколько прореженного взрывами мин. Правда, угол был слишком крут, но в любом случае десантник поступал правильно.

9
{"b":"191647","o":1}