ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Иногда Варя думала, что это просто злая ошибка, случайность, недобрая шутка Судьбы, вздумавшей посмеяться и поиздеваться над ней, заставив родиться в России, а не на родине предков и, значит, ее собственной. Она считала, что вообще все с ней происходящее здесь до сих пор — неувязка, досадное недоразумение, и это нужно как можно скорее исправить всеми доступными способами.

К ошибке Варя относила и свое замужество. Но у нее не было выхода. Она оказалась не в силах выбрать себе другого мужа, точно так же, как не могла выбрать страну, где хотела бы родиться. Теперь Варе предстояло вернуть все на круги своя, переиначить, исправить совершенное. И она обязательно это сделает.

Варя любила тайны, загадки, непонятные, необъяснимые явления, чудеса. Сверхъестественные мистические события привлекали ее невероятно. Поэтому в Ялте ей больше всего понравился хозяин, дядя Витя, у которого они остановились.

Дядя Витя раньше был астрономом, рассматривал звезды в телескоп и писал научные статьи. Но пришла старость, а с ней и пенсия, которую дядя Витя на полном серьезе называл и считал концом жизни. Сидеть дома ему казалось невыносимо и страшно — словно сам себя в гроб укладываешь! Курортниками, приезжающими в основном летом, занималась жена, дети выросли и разъехались по большим городам, изредка присылая письма, где в очередной раз клялись и обещали обязательно приехать либо в июле, либо в августе… Июли и августы приходили и уходили, дети опять писали письма с новыми обещаниями… И дядя Витя решил пойти работать. Он служил теперь охранником санатория и вечерами любил рассказывать странные истории, которым Варя внимала приоткрыв рот.

Володя иронически пожимал плечами, но слушать жене не мешал.

— Иду вечером в обход, — начал как-то дядя Витя очередную байку. — Весной это было. В самую дальнюю, дикую и глухую часть территории, где среди зарослей стоит фотопавильон. Рядом там часто ночуют темные личности. Неизвестно откуда берутся и непонятно как сюда попадают. Но бороться с ними бесполезно. Гоняешь, гоняешь — все без толку! К павильону ведет асфальтовая дорожка. Слева — густые кусты. Справа — «прерия», равнина с высоченной травой и редкими кустарниками. А дальше холмы. От середины дорожки и до крыльца павильона — следы босых ног…

Варя сделала большие глаза. Дядю Витю они всегда очень воодушевляли.

— И следы эти, понимаешь, ниоткуда! Они параллельны дорожке от ее середины. Белые следы, как от известки. Но известки нигде не видно. И не было ее у нас. Следы направляются к крыльцу павильона. Зачем идти здесь босиком — непонятно, тем более что ночи у нас по весне еще прохладные. А крыльцо — все в острых камушках. Но так или иначе, следы ведут к крыльцу. Уже не такие отчетливые, но доходят до крыльца, постепенно почти исчезая. А первый след — на середине дороги — самый четкий. Самое интересное дальше. Обратно следов нет!

Варя застыла от напряжения и любопытства.

— Спрыгнуть с крыльца в сторону некуда. Глухие заросли и две ямы по бокам. Замок павильона на месте. По размерам следы небольшие, словно от женских ног, — продолжал разглагольствовать дядя Витя. — В первый раз я решил о них никому даже не рассказывать. Ну мало ли что… Может, и правда, какой неизвестный народ наследил… Хотя какой-то прокол в логике все равно виден… В следующую смену опять же иду в обход. Следов вроде нет — дождь смыл, наверное. Самое интересное, Варюша, дальше! В третью смену, уже через неделю, только начал обход — и вдруг те же самые следы! В полной точности! Словно заново появились. И ничего их не смыло! Наутро за руку привел туда моего сменщика, показываю: вот видишь, голубчик, не мерещится мне! Не совсем еще одурел! Тот посмотрел и тоже очень удивился: «Н-да! Правда, странно. Как будто кто-то с неба спустился, а потом назад улетел».

Варя тихо вздохнула:

— И вы так ничего и не узнали?

— Да нет! Как же тут узнаешь? Мистика! — глубокомысленно поднял вверх палец дядя Витя. — Но ты слушай дальше! У нас там вообще какая-то загадочная местность. Иду снова вечером в обход. Вижу: возле дальних складов открыта дверь в подсобку. Непорядок. Вернулся, сообщил коменданту, он дал в напарники нашего слесаря Пашку, и мы пошли вдвоем. Уже целенаправленно. Открыли калитку, посмотрели… Кто-то явно совал в домик нос — отогнул гвоздик, который дверь держал, и открыл ее. Но там внутри пусто, красть нечего. Дверь мы закрыли, гвоздик загнули. Вокруг никого. Пошли назад. И вдруг видим…

Опытный рассказчик, бывший астроном выдержал долгую паузу. Варино любопытство достигло своих эверестов.

— А на территории отчетливо и сильно примята высокая трава. Прямо колея получилась. Идет она откуда-то от дальних гаражей, пересекает асфальтированную аллею и тянется дальше, в направлении высотной мачты МТС. Высоченная трава, и примята, будто по земле что-то тащили. Пашка, голубчик, посмотрел — и глаза с блюдца. «Ого! Здоровенные стебли — и сломаны! А откуда и куда ведет след?» Проследили мы, Варюша, направление — вроде от гаражей. Пошли туда. Да, от гаражей тянется целая колея сломанной травы. А если дальше? От того же загадочного фотопавильона? Пошли к нему. Нет, там ничего не сломано. От гаражей начинается. Они заперты, никого рядом нет. Одну половину, до аллеи, осмотрели. Пашка говорит: «Это как стадо кабанов пробежало! Ну, явно не труп тащили спрятать, он легче, а здесь по весу волокли какую-нибудь здоровенную железную трубу!» Смотрит в сторону мачты. А там, за мачтой, у нас металлолом и мастерские. Может, просто наши ребята из мастерской что-то днем и тащили?

Дядя Витя снова задумался, словно припоминая все детали и подробности ночного путешествия.

— Обошли с другой стороны, подошли к металлолому. Осмотрели кучу. Нет ни одного такого предмета, который бы подходил по тяжести тому, что тащили. Пошли к коменданту. Он, падла, — прости, Варюша, за грубость, — уехал. Мол, я не я, и лошадь не моя, сами разбирайтесь!.. Позвонили ему, но не сказали про след. Раз ты демонстративно смылся, то не надо тебе ничего знать. Сказали только про склад. Он велел спать спокойно, но если услышим ночью какой шум — немедленно вызывать милицию. Ночью все было тихо. Рано утром я один пошел в обход и решил, помолившись, разведать все до конца. Пошел сквозь траву по той части колеи, которая идет к мачте МТС. Колея идет, идет… и вдруг раздваивается! Дальше идут две колеи. И потом… постепенно оканчиваются. Дальше нет колеи! Трава не примята. Осмотрелся вокруг. Ничего. Нигде ничего не спрятано и не валяется. Прошел дальше уже до металлолома и здания. Никаких больше следов, все спокойно. А колея до сих пор видна на территории. И что это было? Никто так и не знает.

— Но ведь можно было обратиться куда-нибудь, чтобы разобрались, — попыталась подсказать Варя.

— Куда? — пожал плечами дядя Витя. — Милиция здесь ни при чем. Писать в Академию наук? Боюсь, обсмеют. Скажут, сам ученый, а туда же… Впал в маразм на старости лет.

«Правильно дядя Витя боится, конечно, обсмеют, — насмешливо подумал Володя. — И правильно сделают».

— Да у них у самих таких загадок неразгаданных — куча! — не унимался астроном. — Вот я тебе, Варенька, еще один случай расскажу… Года три назад парень один у нас отдыхал. Вот он и поведал. Служил парнишка тот в армии на севере. Рядом с казармой были древние катакомбы. Такие глубокие, сырые и темные, что люди не решались туда спускаться. Однажды ночью стоял он, голубчик, часовым на посту. Ночь. Снежная равнина. Тишина… Представляешь?.. И вдруг по снежной целине среди ночи бесшумно идет одинокая человеческая фигура. Кто это может быть в такой час и в таком месте?! Пошел туда. Человек этот вроде скрылся. Но на снегу — следы. Пошел по следам. И тут — самое главное…

Вновь хорошо продуманная и отрепетированная пауза.

— Первый след — самый глубокий и четкий. Дальше — все меньше, мельче и незаметнее. И в конце — следы обрываются посреди девственного снега. Дальше их нет. И никого и ничего нет. Ночь. Тишина, снега… Растворился постепенно. Или улетел. В точности как у нас. В нашей обсерватории шутили: «Темнота — друг астрономов». Это правда. А теперь думаю: темнота — друг многих. И для этих загадочных, таинственных личностей — пришельцев не пришельцев, сам не знаю, как их называть, кто там они, — тьма тоже верная подруга. Вот так вот… А ты что себе думала? Жизнь полна загадок и неизведанного. Мы все на звезды смотрели, в свои телескопы пялились… А когда я на земле внимательно вокруг себя огляделся, то увидел, что здесь загадок еще побольше, ну уж никак не меньше, чем на небе. Вроде и близко к нам, совсем рядом, а ничего не поймешь…

12
{"b":"191653","o":1}