ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Утром, вместо уроков, они явились в клинику. Обоих здесь отлично знали, особенно Семена, внука главного врача, поэтому охрана пропустила их к Тане беспрепятственно. Олег остался в палате, шепотом посвящая в основные детали плана, — все остальное потом, когда они отсюда удерут! — а Семен отправился к бабушке. Он приходил к ней довольно часто, так что снова никаких подозрений его визит вызвать не мог.

— Бабуля! — ласково поприветствовал Елизавету Михайловну лукавый, изворотливый внук. Весь в отца…

— Семочка! — точно так же обрадовалась не менее лицемерная бабуля. — Пришел Таню навестить?

— Ну, это тоже… — подтвердил хитрый Семен. — Но главным образом к тебе. По делу. Хочу повидать отца. Дай денег на дорогу! У нас нет.

Жадная бабка замялась. Баба-яга, подумал Семен. Вылитая… Правда, после пластической хирургии…

— Да зачем тебе сейчас туда ехать? В середине года? Он сам, я думаю, через месяц-два приедет ненадолго. И там мачеха…

— Мне нужно срочно кое-что ему сказать, — объяснил Семен таинственным и почти загробным голосом, как ему представлялось. — Это очень важно.

И бабка действительно забеспокоилась.

— По телефону нельзя? — с тревогой спросила она.

— Да какой там телефон! — махнул рукой Семен. — Они у него все давным-давно на прослушке! Ты чего, бабуль, с Луны свалилась?!

— А… — растерялась Елизавета Михайловна, — почему на прослушке?..

— Да потому! — издевательски протянул Семен. — Тебе объяснить или сама догадаешься? Потому что папахен снабжает чеченских, а может, и каких других боевичков разными стрелялками и взрывалками. Ты, бабуля, об этом впервые слышишь? Хорошо, что я наконец тебя просветил! Так что давай денег, да побольше! Если не хочешь увидеть своего единственного любимого сынулю на нарах в Матросской Тишине рядом с Ходорковским!

— Сема… — прошептала Елизавета Михайловна, — как ты можешь так… об отце…

— Он батька многим, — солидно разъяснил Семен. — Тысяч двух в «зеленке» мне, думаю, хватит. Самолет в два конца, то да се… На мачеху Лариску и на папашу особо рассчитывать не приходится.

Позже Елизавета Михайловна никак не могла объяснить, почему она так легко и просто пошла на поводу у внука. А на это и был точный расчет. Российские и зарубежные детективщики, вырастившие и наставившие на ум уже не одно поколение детей, веников не вязали и учили правильно.

В тревоге, почему-то сильно нервничая, властная хирургиня, умевшая ставить на место одним своим холодным металлическим взглядом, но сейчас ставшая покорной и тихой — гипноз, что ли? — безмолвно, не споря, выдала Семену требуемую сумму.

В это время Олег запросто, в два счета обработал Таню.

— Ты мне веришь? — спросил он, не сомневаясь в ответе.

Олегу верили всегда и все. Таким он уродился. Говоря современным языком, у него был всегда удивительно высокий рейтинг.

— Да, — ответила Таня.

— Тогда одевайся. У тебя ведь одежда здесь, при себе?

Таня кивнула.

— Давай по-быстрому, я отвернусь.

— А швы? — осторожно справилась Таня.

— Швы снимем в другом месте. Иначе здесь «снимут» тебя. В общем, все главные и конкретные объяснения потом. Валяй, я жду!

Он подошел к окну. Таня проворно шуршала тряпками у брата за спиной. А кузен развлекал ее загадками современности:

— Вот тебе задача на сообразительность. Двое братков одновременно, не сговариваясь и, естественно, не зная о намерении другого, «заказали» друг друга. Киллеры сработали чисто в обоих случаях. Оба братка мертвы. Киллеры в затруднительном положении, когда все узнали: с кого же теперь они деньги получат?!

— Их накололи! И по-крупному! Какое разочарование! — засмеялась Таня. — Так им и надо, буржуям!

— А вот еще одна загадка, — продолжал Олег. — Есть русский народный календарь примет. Например, если на Самсона, десятого июля, дождь, то он будет лить сорок дней, каков Покров, четырнадцатое октября, такова и зима, ну и так далее… И как будто все эти приметы сбываются. Но вот я недавно читаю «Год садовода» Чапека, и оказывается, у чехов точно такой же календарь народных примет погоды, но только по чешским именам и на основе их национальной культуры. Стало быть, у них природа живет по чешским законам, а у нас — по русским?! Иной менталитет даже у снега, дождя и деревьев?

Таня снова засмеялась.

— Я готова! А что мы будем делать дальше?

— Во Франции водитель мусорной машины называется «оператор-эколог», — задумчиво заметил Олег. — Какое достойное, красивое название… Хотя на самом деле это всего-навсего — водитель мусорки.

Он обернулся. Вид у Тани с бинтами на лице был, конечно, неважнецкий и оставлял желать много лучшего.

— Подождем… — сказал слегка разочарованный Олег. Везти Таню в таком виде через весь город?! Задачка не из легких. Но придется справиться и с ней. — Сейчас должен появиться Семен.

И он действительно появился.

— Все в порядке! — объявил он и выразительно похлопал себя по карману. — А нам бабуля разрешила погулять! Сказала, тебе полезно! Запомни это! — серьезно обратился он к Тане. — Поняла?

Таня абсолютно ничего не поняла, но кивнула. Она решила подчиняться, не спрашивая, потому что уловила в тоне брата тревогу и чутко догадалась, что просто так мальчики не явились бы за ней с утра пораньше, прогуляв школу.

Все трое спокойно направились к охране, миновав пост дежурной медсестры.

— Мы посидим в холле внизу, — небрежно бросил ей Семен.

Медсестра даже не взглянула в их сторону. Она привыкла не следить за внуком главврачихи, иногда появлявшимся тут по своим личным делам, и не обратила ровно никакого внимания, что Таня переоделась. В конце концов, какая разница? Все равно девочке здесь находиться еще минимум неделю.

— Бабуля разрешила нам погулять! — повторил то же самое внизу охране Семен.

Один из охранников согласно кивнул, но второй почему-то заартачился.

— Нет, не могу никого выпустить из клиники без официального разрешения начальства! — заявил он. — Пусть бабушка напишет!

— А где бабуля? — заржал второй.

— Я за нее! — в соответствии с киностандартом ответил Семен, вспомнив киношного тезку отца. — Начинается «Операция «Ы» и другие приключения Шурика»! Точнее, заканчиваются. А кроме того, бабы-яги нет сейчас на месте! Пошла кому-то морду резать!

Охранники довольно загоготали, но выпускать детей не собирались.

Возможный вариант предусматривался. И на этот случай у похитителей были заготовлены веские аргументы.

Семен без звука ловко, словно всю сознательную жизнь только этим и занимался, засунул сначала одному, а потом второму охраннику по приличной купюре в карман. Денежки, полученные недавно от любимой бабули.

Охранники переглянулись. Они, конечно, здесь получали неплохо. Но почему бы к этому «неплохо» не прибавить еще чуть-чуть? Пусть дети погуляют… Ничего страшного. Никуда не денутся. В крайнем случае всегда можно сослаться на внука главврачихи.

Дружная троица вышла из клиники, потом, оглянувшись, Олег схватил Таню за руку и скомандовал:

— Бежим!

И они бросились за ворота на улицу. На переходе Олег притормозил нервничающего Семена.

— Переждем, много машин.

— А-а, — легкомысленно махнул рукой Семка. — Не трамваи — объедут! Нам некогда!..

— Угу… Глупо. А почему, знаешь? Да потому, что вот как раз сейчас водитель этой машины в точности про нас думает: «Не столбы — отойдут!»

Таня засмеялась.

Поймать такси оказалось делом пяти минут. Правда, водитель покосился вначале на Таню в бинтах, но тотчас прочитал вывеску на воротах и понимающе кивнул.

— В Николину Гору! — попросил Олег.

— Ребятки, да вы что? — изумился шофер. — Это же за город! У вас разве такие деньги найдутся?

— Сколько? — коротко спросил Семен, сидящий рядом с водителем.

Тот помялся.

— Да меньше чем за полсотни баксов не повезу! Бензин, сами соображать должны…

Семен кивнул и показал для убедительности водиле пятьдесят «зеленых».

61
{"b":"191653","o":1}