ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Глупый, — пожалела она зверя, — ну чего ты такой пугливый? У тебя вон какие рога острые, и сильный ты, и когти у тебя что надо, — почему же ты не умеешь драться?

Птенцы, подскакавшие к зверю, принялись хрипло орать, сопровождая вопли мысленными комментариями:

— Какой большущий!

— Толстый!

— Лохматый! Мягкий!

— А рога-то, рога! Вдруг он бодается? Ай!

— Нет, он хороший!

— Хороший!

Придя к окончательному выводу относительно природы нового знакомца, хищные детки угомонились и начали пощипывать волнистую шерсть рыбоеда, хватая длинными клювами небольшие прядки.

Зверь осторожно приоткрыл один глаз и скосился на ближайшего ящера. При этом его морда приобрела такое забавное выражение, что путешественники и уроборос снова не смогли удержаться от смеха.

Рыбоед открыл второй глаз и оскалил белые острые зубы. Как будто улыбнулся.

* * *

Пора было отправляться в дальнейший путь. Иир'ова и брат Лэльдо набрали свежей воды в кожаные фляги, а потом, еще раз проверив содержимое своих заплечных мешков, надели на плечи лямки, взяли в руки булатные посохи — и на этом их сборы закончились. А уроборосу и того не надо было. Похлопав и погладив на прощание симпатичного гиганта-рыбоеда, трое друзей зашагали вдоль озера на восток, а крылатые рептилии заковыляли за ними следом, то и дело оглядываясь на рыбоеда, по-прежнему лежавшего на песке и смотревшего им вслед. Похоже, хищным деткам не хотелось расставаться с симпатичным лохматым зверем. Но — увы! — жизнь такова, что нам чаще приходится расставаться, чем радоваться встречам.

Путешественники то и дело настороженно прислушивались к окружающему, а уроборос постоянно, сканировал пространство. Всех троих не оставляла мысль о том, что смерч, занесший их в этот лес, был не обычным природным явлением, А значит, встреча с создателем яростного вихря была неминуемой. И никому не хотелось оказаться застигнутым врасплох.

Но пока что вокруг было тихо и спокойно.

Лес вокруг жил обычной лесной жизнью. Пели птицы, пробегали где-то неподалеку, скрываясь в траве и подлеске, разнообразные мелкие зверюшки, порхали над полянами огромные нарядные бабочки, ползали по листьям и стеблям ленивые толстые слизни и улитки, время от времени скользила мимо змея, направляясь по своим змеиным делам… и никаких признаков разума не ощущалось на многие километры вокруг.

Шагая неторопливо по мягкой лесной земле, где под ногами пружинили прелые листья, иир'ова и эливенер продолжали думать о том, кто мог поймать их в бешеный воздушный вихрь и зачем. А также — кто собрал их вещи. Ну, насчет вещей они в конце концов пришли к довольно вероятному выводу: поскольку их заплечные мешки и булатные посохи были найдены уроборосом поблизости от берлоги рыбоеда, то, скорее всего, именно этот зверь и подобрал незнакомые предметы. Так поступают многие существа, в этом нет ничего ни странного, ни удивительного. И, конечно же, эта маленькая история не имеет никакого отношения к тому, как очутились в лесу люди и птенцы.

Время уже подходило к полудню, когда юный уроборос вдруг осторожно передал:

— Кажется, впереди дорога…

— Дорога? — остановился не на шутку удивленный брат Лэльдо. — Ты уверен, малыш?

— В общем, да… уверен, — мысленно пробормотал Дзз.

Иир'ова молча сорвалась с места и мгновенно исчезла за деревьями, бросив на ходу:

— Стойте здесь!

Брат Лэльдо и уроборос остановились, и хищные детки, сообразив, что дела, похоже, поворачиваются как-то странно, молча расселись вокруг них, поглядывая на людей то одним глазом, то другим.

— Действительно, дорога… настоящий тракт, — послышался через несколько минут мысленный голос степной охотницы. — И… ну да, здесь большое движение. Следы каких-то копытных животных, колес… Я возвращаюсь.

Когда иир'ова бесшумно выскользнула из-за деревьев и подошла к друзьям, уроборос сообщил следующую новость:

— Кто-то едет там, по дороге.

— Пойдем, посмотрим? — предложил брат Лэльдо. — Только осторожно. — Он обернулся к хищным ящерам и предупредил: — Не шумите, детки. Мы не знаем, что за люди там, впереди. Может быть, плохие.

— Плохие — плохо, — решили детки и отправились следом за троими друзьями, не издавая ни звука.

— Надо же, — сказал через минуту-другую молодой эливенер, — оказывается, птенчики умеют гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд.

Иир'ова усмехнулась и, оглянувшись на хищных деток, заметила на узкой лично волне:

— Их бы давно пора в самостоятельный полет отправить. Чего они за нами тащатся? Обленятся вконец.

— Попробуй, отправь, — улыбнулся брат Лэльдо. — Буду рад, если тебе это удастся. Нам ни к чему такая обуза.

— Ну, что-нибудь придумаем.

Деревья стали реже, подлесок — гуще, трава — выше, и все это говорило о близости открытого пространства. Еще немного, и отряд вышел к дороге, но из осторожности не стал выходить на нее. Птенцов вообще оставили подальше, среди деревьев, строго-настрого приказав им сидеть тихо и не высовываться.

Затаившись за колючими кустами с жесткими мелкими листьями, трое друзей рассматривали дорогу.

Те путники, которых издали заметил обладавший особым даром уроборос, давно уже исчезли из виду, оставив в воздухе запах человеческих тел, дубленой кожи, колесной смазки… Между колеями лежала кучка свежего навоза, испускавшая собственный специфический аромат. И еще пахло каким-то странным едким дымом…

— Что это за растение они тут жгли? — недоуменно спросил брат Лэльдо на общей волне, не решаясь заговорить вслух.

— Не знаю, — откликнулась степная колдунья. — Никогда с таким не встречалась. Совершенно незнакомый запах. Жуть, как воняет! Чихнуть хочется.

Пока Лэсе хотелось чихнуть, уроборос именно это и сделал. Острый дым, хотя и почти развеянный ветерком, проник в его нос — и малыш Дзз не сдержался. Он сердито помотал головой и сообщил:

— Ну и гадость! — И тут же добавил: — Опять кто-то едет, с юга… ой, их там много! Вроде бы люди, на верховых животных… и какие-то звери вокруг, довольно крупные…

Поскольку уроженец Карпат мог сканировать местность на многие километры вокруг, он заметил приближение группы местных жителей издали. Так что Лэса услышала стук копыт по хорошо утоптанной дороге лишь минут через десять, а брат Лэльдо — и того позже.

Но еще до того, как уши молодого эливенера сумели уловить сухой топот копыт, кошка вдруг насторожилась… короткая шерстка на ее спине поднялась дыбом, и брат Лэльдо, никогда прежде не видевший Лэсу в таком состоянии, спросил:

— Что случилось?

— Не знаю, — нервно зашипев, ответила иир'ова. — Но эти звери… мне не нравится их запах. Очень не нравится!

И кошка одним прыжком вдруг очутилась на нижней ветке ближайшего дерева.

— Я лучше тут посижу, — сообщила она. — Пусть проедут.

Но отсидеться в кустах никому из них не удалось.

Глава 5

Еще до того, как всадники показались из-за поворота, уроборос изумленно передал:

— Железные копыта… у них железные копыта!

— Да ну тебя, так не бывает, — отмахнулся брат Лэльдо. — Это живые существа, они не могут состоять из железа.

И тут в памяти молодого эливенера, многие годы изучавшего историю Земли до ядерной Смерти, что-то промелькнуло… что-то, связанное с лошадьми и железом. Но он не стал углубляться в воспоминания, поскольку сейчас для этого было слишком неподходящее время.

Но впереди всадников мчались по дороге какие-то звери, и именно они первыми возникли в поле зрения затаившихся друзей. Однако рассмотреть зверей по-настоящему никто не успел, потому что те, внезапно разразившись хриплым лаем, бросились в сторону от дороги… и в одно мгновение окружили эливенера и уробороса.

18
{"b":"191661","o":1}