ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зато другой обычай здешних людей привел брата Лэльдо в немалое изумление. То один, то другой всадник вдруг доставали из кармана верхней одежды какую-то черную палочку и разжигали ее, прикрывая спичку ладонями от ветра. И начинали вдыхать чудовищно вонючий и ядовитый дым — тот самый, след которого заставил уробороса расчихаться там, в лесу… Зачем они это делают, гадал эливенер, какой в этом смысл? Но сейчас было не время для того, чтобы задавать вопросы.

Кавалькада скакала долго, почти час, когда наконец лес закончился, и отряд выбрался на равнину.

* * *

Далеко впереди показался город.

Издали он выглядел немного похожим на горную гряду, — потому что его окраины были застроены невысокими, одноэтажными домами, но чем ближе к центру, тем дома становились выше. И где-то в самом сердце этого огромного поселения возносилась к небу каменная башня с огромными часами, увенчанная позолоченным шпилем.

Почти всю дорогу трое друзей молчали, и каждый из них думал о том, как странно повернулись события. Охотники, набредшие на них в лесу, пожалуй, спасли троицу от встречи с тем неведомым существом, которое охотилось с помощью смерча. И в то же время англичане знали об этом явлении, и не просто знали, а явно опасались его. Возможно, они попозже расскажут то, что им известно о смерчах?..

Но теперь, при виде города, друзья на время забыли о предыдущих событиях.

— Водой пахнет, — заметила иир'ова. — Пресной водой. С запада.

— Там река, — пояснил уроборос, никогда не забывавший о своей обязанности — постоянно сканировать местность. — Довольно большая река. Она течет на север, через город.

— Отлично, — обрадовалась кошка. — Может быть, в ней и рыба водится?

Время от времени под копыта лошадей попадались камешки, и тогда раздавался металлический звон. Уроборос в конце концов передал:

— Ну, теперь ты видишь, что у них железные ноги?

Но брат Лэльдо уже понял, в чем дело. Копыта лошадей были подбиты железом! «Какой ужас, — подумал брат Лэльдо, — бедные животные, для чего над ними так издеваются?»

— Не ноги железные, — ответил он уроборосу, — а на копыта прибиты железные пластинки.

Но когда кавалькада ворвалась на окраину города и помчалась по узким улицам, распугивая людей и животных, трое друзей поняли, что без железных подков лошади просто-напросто сбили бы копыта до крови, носясь по булыжникам, которыми были вымощены городские магистрали.

Трое друзей думали, что окажутся в каком-то из городских домов, как это случилось с ними в далекой Италии, но охотники просто срезали путь, промчавшись окраинами, и тут же кони снова вынесли их за город, только уже с другой стороны, восточной.

Здесь, похоже, располагались владения любителей жизни на свежем воздухе.

И вот наконец их путь закончился. Кавалькада остановилась перед широкими коваными воротами, по обе стороны от которых тянулась каменная стена высотой метра в полтора, не больше. Ворота возвышались над ней на добрый метр.

Какой был смысл в подобном соотношении, никто из троих друзей не понял, ведь перепрыгнуть через такую стену мог даже хромой, — но это было личным делом хозяев поместья, в которое привезли троих друзей охотники.

По другую сторону стены сплошной стеной росли аккуратно подстриженные кусты, а за ними виднелись высокие старые деревья.

Всадники придержали коней, коротко переговорили с бородачом — и умчались. Трое друзей остались с бородачом. Брат Лэльдо, провожавший взглядом охотников, не заметил, как распахнулись ворота, но бородач отвлек эливенера от созерцания, сказав:

— Прошу в мои владения!

Уроборос осторожно передал на узкой направленной волне:

— Смотри-ка, у него слуг сколько!

И в самом деле, ворота открылись не сами собой. Возле каждой из их створок стояло по коренастому человеку, а еще четверо, склонив головы, ждали, когда хозяин с гостями въедет в поместье. Все слуги были одеты одинаково — в темно-серые простые костюмы, состоявшие из свободных рубах и мешковатых штанов, и в черные мягкие полусапожки. Лишь пояса, охватывавшие их талии, выделялись яркой пестрой полосой — они были сине-зелеными, клетчатыми.

Дорога от ворот вела, конечно же, к дому, но не прямо, а со множеством плавных поворотов. По обе ее стороны тоже высились кусты, усыпанные крупными алыми цветами. Их душный аромат заставил Лэсу пожаловаться:

— У меня сейчас голова разболится! Тут совсем воздуха нет!

— Ничего, потерпишь, — насмешливо ответил молодой эливенер. — И лучше бы ты поосторожнее высказывалась о том, что принадлежит хозяину дома. Еще обидится!

— Он нас не слышит, и ты прекрасно это знаешь, — фыркнула иир'ова.

Бородач и в самом деле не слышал мысленной речи, в этом брат Лэльдо успел убедиться еще по дороге из леса. Не слышали ее и другие охотники, ехавшие вместе с ним.

— Неужели тут никто не умеет говорить мысленно? — огорченно передал уроборос. — Вот чудеса!

— Ну, кто-нибудь обязательно умеет, — постарался утешить малыша брат Лэльдо. — Пока что мы не встречали такой страны или территории, где все до единого обитатели оказались бы в этом смысле глухонемыми.

— Ну-ну, — съязвила кошка. — На это вся надежда!

Но вот наконец дорога повернула в последний раз и вывела на просторный луг, посреди которого стоял большой одноэтажный дом с высокой крышей. Стены дома, сложенные из белого тесаного камня, выглядели мощными, как стены крепости. Красная черепичная крыша, на которой торчало великое множество зеленых печных труб, слишком контрастировала с ними.

Окна в доме были высокими и узкими, и на каждое были навешены крепкие деревянные ставни, в данный момент распахнутые настежь. К широкой двустворчатой двери — тоже деревянной и очень толстой — вели три широкие ступени.

Обе створки двери уже распахнулись навстречу хозяину. По обе стороны крыльца вытянулись в струнку двое слуг в такой же серой одежде с яркими поясами.

Как только бородач и трое друзей соскочили на землю, тут же откуда-то появилось еще с полдюжины прислужников. Они взяли лошадей под уздцы и увели за дом. А в распахнутой двери появился новый слуга — очень важный с виду, с окладистой седой бородой и длинными, до плеч, седыми же волосами. Он медленно сошел по ступеням и поклонился хозяину.

— Добрый день, сэр. Куда прикажешь поместить гостя?

— В Зеленую комнату, Бэрк. Распорядись, чтобы там все подготовили. И… — Бородач повернулся к эливенеру. — Ты хочешь, чтобы твоих друзей разместили рядом с тобой, или им нужны какие-то особые условия?

— Лучше со мной, — улыбнулся брат Лэльдо. — Если ты не против, конечно.

— Мне-то все равно, — пожал плечами бородач.

— Слышал, Бэрк?

— Да, сэр. Слушаюсь, сэр.

Седой, дождавшись, пока хозяин с гостями войдут в дом, последовал за ними, на ходу отдав распоряжения выскочившей откуда-то молодой женщине, одетой в такой же серый костюм, как и прочие слуги.

Трое друзей очутились в большом, слабо освещенном помещении. Два узких окна, прорезанные в стенах по обе стороны входной двери, почти вплотную к ней, не позволяли солнечным лучам пробиться вглубь зала, но глаза троих путников были способны видеть даже в полной темноте, так что им не составило труда рассмотреть обстановку. К тому же дополнительный свет давал огонь, теплившийся в огромном камине справа.

Пол помещения был выложен тщательно отполированными голубыми и белыми мраморными плитками и создавал впечатление даже не прохлады, а настоящего холода. Но перед камином был расстелен толстый коричневый ковер, на котором стояли в беспорядке несколько солидных кресел с мягкими подлокотниками. Там же приютился низкий круглый столик.

Хозяин жестом пригласил брата Лэльдо к камину.

В этот момент бесшумно приоткрылась одна из трех дверей, расположенных в глубине зала, и оттуда высунулась мордочка какого-то животного с длинной острой мордочкой.

20
{"b":"191661","o":1}