ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ага, если порошка хватит, — кивнула иир'ова.

— Ничего, скоро новый чеснок вырастет, — спокойно откликнулся уроборос.

Брат Лэльдо уставился на рудознатца, и тот в ответ на вопросительный взгляд эливенера пояснил:

— У нас же осталось несколько семян чеснока, ты не забыл? Я их уже высадил. И прочитал то заклинание огородницы Бенет, которое помогает чесноку расти быстрей. Ну, конечно, нам не заставить его созреть за несколько часов, но через пару месяцев он даст семена, это точно. А дальше все пойдет как по маслу.

Но никакого «как по маслу», к сожалению, не получилось. Впрочем, незачем забегать вперед.

— Малыш, что такое трехсущностная тварь, ты не мог бы рассказать подробнее? — спросила степная колдунья.

— Конечно, — кивнул уроборос. — Но лучше нам уйти отсюда. А то застукают нас рядом с этой дрянью, и объясняйся потом!

— А эта зверюга так и останется вот в таком виде? — поинтересовался брат Лэльдо. — Не превратится снова в лисицу или человека?

— Теперь уже нет, — покачал головой малыш Дзз. — Он окончательно умер. Да, сильное растение этот чеснок суртов!

— Ну, пошли во дворец, — поторопила друзей красавица кошка. — Расскажешь нам все.

И они поспешно покинули парк.

* * *

Рассказ юного уробороса оказался не слишком длинным, но зато содержательным. В его родных Карпатах водилось два вида оборотней. Одни из них были двухсущностными, другие — трех. Двухсущностных, объяснил малыш Дзз, с легкостью выявляют даже самые слабенькие деревенские ворожеи, а вот с трехсущностными иной раз не могут справиться даже самые сильные ученые-маги. Двухсущностные оборотни жестко ограничены в своих превращениях; они, будучи изначально людьми, могут превращаться только в какое-нибудь одно животное. Например, в волка, это случается чаще всего. Или в медведя. Реже встречаются оборотни-лисы и барсуки. И совсем редко — оборотни-пеликаны. А вот трехсущностный оборотень может оборачиваться разными зверями, на свой выбор, а может и принимать разные человеческие формы. Ему ничего не стоит, например, обрести тело уробороса, или двуногого человека, или еще кого-нибудь. И при этом их изначальная форма вообще не поддается описанию, — ну, это вы и сами видели, добавил малыш Дзз, там, в парке. Просто куча плоти и шерсти, ни головы, ни лап. В древних книгах говорится, что эти твари появились сразу же после Великой Войны Магов, случившейся много тысяч лет назад, и сначала их было гораздо больше, но потом, когда земля понемногу смыла с себя ужасные следы магических ядов, они почти все вымерли, и теперь их осталось мало.

— Ну, может, в Карпатах их и осталось мало, — с сомнением покачал головой брат Лэльдо, — но где-то в другом месте их очень даже много. И я так подозреваю, что они явились в эту страну как раз из-за того, что им стало тесно на родине. А здесь им понравилось. Вот они и решили выжить англичан и захватить их земли.

— Да, — согласилась иир'ова, — похоже на то. Интересно, а где их родные края?

— Ты что, хочешь туда отправиться? — с ужасом спросил уроборос. — Воевать с этими уродами надумала?

Степная колдунья рассмеялась.

— Нет, вряд ли я хочу туда отправиться, — ответила она. — Просто неплохо было бы это знать, чтобы нам самим случайно не напороться на них, когда мы пойдем к Гималаям.

— Ну, попытаемся выяснить, — усмехнулся эливенер. — Когда отловим лисичку-другую и заставим ее говорить.

— Как ты ее заставишь? — удивилась Лэса.

— А чеснок в морду суну! — расхохотался брат Лэльдо.

* * *

— Если уж начинать массовую атаку на них, так только в полнолуние, — объяснял брат Лэльдо королеве. — Раз они нападают на людей в противоположной лунной фазе, значит, у них в этот момент энергетический пик. Нужно использовать это колебание сил в их организмах.

Ее величество Виктория, тяжело волоча опухшие старые ноги, медленно шагала по гладкой садовой дорожке. Королева пригласила сэра Лэльдо присоединиться к ней во время послеобеденной прогулки, и потребовала полного отчета о том, что ему и его друзьям удалось узнать за прошедшее время. Утром, еще до завтрака, она выслушала доклад начальника Скотланд-Ярда, сэра Роберта, и знала, что ночью друзья побывали в лондонском полицейском управлении и разработали совместный план работы. Но, конечно, королева не могла знать, какое отношение сэр Лэльдо имеет к странной находке во дворцовом парке, о которой ей доложили совсем недавно, — то есть о туше неизвестного огромного зверя, почти полностью разложившейся… это, кстати, удивило и самого эливенера. Он объяснил Виктории, что оборотень был убит лишь пару часов назад. И рассказал, как это произошло.

— Что ж, — задумчиво произнесла королева, — наверное, ты прав. Но мне, честно говоря, страшновато. Ведь жены этих чудовищ — леди из знатных семей, и тут надо хорошенько подумать. Да, вот еще что…

Виктория надолго задумалась, и молодой эливенер, медленно шагая рядом с королевой, терпеливо ждал.

— Ты знаешь, что двое этих оборотней успели произвести на свет детей? — спросила вдруг королева.

Лэльдо испуганно вскинул голову.

— Детей?! — воскликнул он. — Но мне казалось… извини, я, наверное, чего-то не понимаю. Ведь все убитые лорды были в довольно преклонном возрасте…

— Лорды, но не их супруги, — резко возразила Виктория. — Пятеро из убитых состояли в повторных браках. Их вдовы молоды. Так что мы вполне можем получить еще троих ублюдков, если не больше. Что твой колючий малыш говорит по этому поводу?

— Я не спрашивал… — растерянно ответил брат Лэльдо.

— Так спроси! — приказала эливенеру королева. — А об остальном поговорим завтра, когда сыщики разберутся с лисицей сэра Оливера и тем итальянцем. Я не вправе рисковать. Пока нет убедительных доказательств — никаких активных действий, слышишь?

— Да, твое величество, — кивнул тот. — Я понимаю. Мы пока будем только наблюдать.

— Хорошо, иди.

И королева Англии величественным кивком отпустила путешественника.

Стоило брату Лэльдо удалиться от Виктории на несколько шагов, как рядом с монархиней возник первый канцлер, предложивший королеве руку, на которую можно было опереться.

* * *

— …Все зависит от того, в каком возрасте сейчас дети оборотней, — сказал уроборос. — Насколько я знаю… ох, как я иногда жалею о том, что я не взрослый и не заклинатель!

— Не отвлекайся, — усмехнулась степная колдунья.

— Да… ну вот, говорят, что пока им не исполнится двенадцать человеческих лет, их можно превратить в обычных, нормальных людей.

— Как? — одновременно вскрикнули эливенер и кошка.

— He знаю, — развел десятком передних конечностей уроборос. — Не знаю! Это дело специалистов.

— Черт побери! — энергично выругался брат Лэльдо. — Я и не подумал спросить у королевы, сколько им лет!

— Но ты же все равно не знаешь, что тут можно сделать, — напомнила ему Лэса. — А экспериментировать с людьми — ну, мы же не Слуги Нечистого!

— Надо подумать. Надо подумать… — бормотал эливенер. — Если они питаются в основном разноцветными бананами…

— Надо вырубить все бананы! — мысленно воскликнул уроборос. — И все!

— Черта с два эти сэры позволят рубить деревья в их собственных садах, — возразила степная охотница. — Они тут совсем свихнулись на праве частной собственности. Им в этом деле и королева не указ!

— Значит, нужно им доказать, что лисы опасны, убедить их! — твердо заявил эливенер. — Продемонстрировать!

— Но как? — коротко спросила кошка.

Кто-то тихо постучал в дверь. Иир'ова мгновенно распахнула ее — и увидела сыщика Лестера. Тот ухмыльнулся, окинув взглядом зеленоглазую красавицу, и спросил:

— Можно к вам?

Сыщиков Скотланд-Ярда ничуть не удивило и не озадачило то, что «друзья человека», явившиеся в старую добрую Англию вместе с сэром Лэльдо, эсквайром, оказались разумными существами. Иир'ова ночью подумала даже, что этих лондонских полицейских вообще ничем удивить невозможно.

36
{"b":"191661","o":1}