ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Входи, — пригласил брат Лэльдо. — У нас, кстати, к тебе вопрос. В каком возрасте дети оборотней?

Не моргнув глазом, Лестер ответил:

— Одному шесть, второму десять. А сколько надо?

— Да вот малыш говорит, что до двенадцати лет они вроде бы еще могут стать нормальными людьми.

— Каким образом? — задал вполне естественный вопрос сыщик.

— Не знаем, — ответила иир'ова. — Но будем думать. А у вас тут нет хороших магов?

— У нас никаких нет, — сердито сказал Лестер. — У нас только фокусники, которые выдают себя за магов.

— Ты уверен?

— Уверен, — фыркнул сыщик. — Уж мы их проверяли, проверяли, — и так, и эдак! Ерунда. Ничего они не могут. Ну, я по другому поводу зашел. У лисицы сэра Оливера действительно выдран клок шерсти на спине, около хвоста. А тот паршивый итальяшка ни с какой лестницы не падал, это точно. Он в момент падения якобы находился в загородном доме, а он одноэтажный, и там есть только одна лестница, с которой можно свалиться, — та, что ведет на чердак. Ну, хитрый лис не знал, видимо, что в каморке под лестницей в тот день лежал один из конюхов. Его лошадь копытом в живот припечатала. Если бы кто-то скатился по лестнице — ну, сами понимаете… Однако конюх утверждает, что итальяшки вообще в тот день в загородном имении не было.

— Королеве доложили? — спросил эливенер.

— Да, утром сэр Роберт говорил с ней. А теперь у меня к вам вопрос. Что за тухлятину нашли в королевском саду?

Рассказ о «тухлятине» не занял много времени. Сыщик только крутил головой да фыркал от отвращения, слушая друзей.

Они еще немного поговорили о том, как можно убедить благородных сэров уничтожить разноцветные бананы. И тут Лестер подал простую и здравую идею:

— Да, на самом-то деле, всего только и нужно, чтобы королева приказала вырубить эту цветную дрянь в собственном саду, — сказал он. — И выступила бы в Парламенте, объяснив свой поступок. Вот и все.

— Да ведь ей придется сказать, что рыжие лисицы — оборотни, — напомнил эливенер. — А кто ей поверит?

— Ну… — Лестер ненадолго задумался. — А! Вот что! — воскликнул он вдруг. — Ты говоришь, стоит их посыпать этим вашим чесноком — и они тут же подыхают? И становится ясно, что за тварь прячется под личиной человека?

— Да, — согласился брат Лэльдо, — это так.

— Ну, значит, нужно назначить заседание Парламента на день полнолуния, это через десять дней, пригласить одного из оборотней, и при всем благородном собрании сыпануть на него чесноком!

Идея сыщика выглядела безупречной. Оставалось убедить Викторию осуществить этот план. Этим должны были заняться брат Лэльдо и начальник Скотланд-Ярда сэр Роберт, к которому уже умчался с докладом Лестер.

Но брату Лэльдо, поспешившему в апартаменты Виктории, было сказано: ее величество отправилась на охоту. Сейчас сезон отстрела песцовых кроликов и рогатых фазанов. Так что до ужина вряд ли сэру Лэльдо удастся повидаться с монархиней. А ужин сегодня будет поздним.

Сэр Лэльдо поинтересовался, нельзя ли ему присоединиться к королевской охоте. На это ему было отвечено, что в королевской охоте участвуют только заранее приглашенные лица. И если сэр Лэльдо такого приглашения не получил, то, увы, ему придется подождать возвращения ее величества.

Что ж, решил эливенер, подождем. До вечера недалеко. До полнолуния гораздо дольше. Время есть.

Но времени не было.

Когда брат Лэльдо, неторопливо шагая по длинным коридорам и бесконечным лестницам Вестминстера, возвращался от королевских апартаментов в служебный флигель, где ожидали его друзья, за одним из поворотов мелькнула огненно-рыжая пушистая шкурка… и молодой эливенер внезапно остановился, ошеломленный. Мелькнувшая и тут же исчезнувшая лисица почему-то не прикрывалась ментальным экраном, как это обычно делали все ее сородичи… и она оставила за собой густой шлейф чудовищной мысленной вони. Эливенер, преодолев отвращение, вслушался. От лисицы несло ненавистью, завистью, желанием напакостить… Ну и ну, покачал головой брат Лэльдо, чего это она вдруг раскрылась?

И тут в его уме промелькнула некая догадка…

Молодой эливенер со всех ног бросился к себе. Ворвавшись в комнату, он торопливо сказал сидевшим у окна друзьям:

— Лисицы что-то затевают! Я боюсь за королеву, она далеко, на охоте!

Наскоро объяснив причины возникших у него подозрений, брат Лэльдо решил:

— Попросим лошадей и поедем как бы на прогулку. Лэса, бери чеснок. Надо найти королеву. Я уверен, ей грозит опасность.

Лэса, выхватив из заплечного мешка пухлый мешочек с чесночным порошком, быстро пересыпала часть зелья в несколько маленьких пакетиков, которые она давно уже заготовила как раз на такой вот случай, и заявила:

— Вы с малышом езжайте на лошади, а я на своих двоих доберусь быстрее. Где она?

— В лесу, но где — я не знаю.

— Найду, — бросила степная охотница и выскочила из комнаты, едва не сбив с ног слугу Билли, как раз собиравшегося постучать в дверь.

— Сэр… — неуверенно заговорил Билли, проводив кошку ошеломленным взглядом. — Сэр… если позволишь… я хотел бы сказать…

Чтобы не терять зря времени, брат Лэльдо мгновенно заглянул в мысли слуги — и охнул.

— Скорее, Билли! — крикнул он, запихивая в карман пакетики с чесночным порошком. — Мне нужна лошадь! Ты знаешь, где искать королеву?

— Да, сэр! — рявкнул слуга и помчался впереди эливенера к служебному выходу.

Через минуту они уже были возле конюшен, а еще минутой позже брат Лэльдо подгонял коня, а уроборос, сидя позади эливенера в седле, изо всех сил цеплялся за пояс путешественника, чтобы не свалиться. Билли скакал следом за ними.

Брат Лэльдо спешил, потому что в мыслях слуги Билли он прочитал нечто ужасное. Лисицы, испугавшись того, что путешественники и уроборос вот-вот выведут их на чистую воду, решили сыграть ва-банк и взять королеву в заложницы. А поскольку наглые оборотни перестали прятаться за ментальными экранами, слуги услышали их грязные, вонючие мысли. Но кто бы из знатных сэров поверил простым лакеям и судомойкам? И потому Билли бросился за помощью к гостям королевы, а двое поваров помчались в Скотланд-Ярд, не уверенные, впрочем, что полицейские захотят их слушать. Слуги не знали, что сыщики куда как ловко подслушивают их мысли…

* * *

Брат Лэльдо подгонял коня, но до леса было так далеко, а королевская охота выехала уже несколько часов назад, и кто знает, где она теперь… Конечно, эливенер не сомневался в том, что уроборос, сканируя местность доступным лишь ему одному способом, без труда отыщет королевскую свиту, но… но они могли и опоздать. Тут эливенер вспомнил о взрослых детках. И заорал во весь свой мощный мысленный голос:

— Детки! Додо! Мими! Сиси! На помощь! Ко мне! Скорее! Я скачу к лесу, я на равнине! Ко мне, помогите!

Лишь такой сильный телепат, как брат Лэльдо, мог докричаться до не слишком сильных умов летающих ящеров с такого большого расстояния. Птервусы услышали его. Брат Лэльдо уловил их паническое тарахтенье:

— Мама зовет! Маме плохо! Летим, летим, скорее, скорее! Ай, что случилось? Ай, как нехорошо, что-то случилось!

При той скорости полета, какую были способны развивать уже почти взрослые ящеры, они должны были нагнать эливенера не позже, чем минут через десять, а то и быстрее. Брат Лэльдо надеялся, что они успеют поддержать Лэсу, а возможно, и опередят ее.

Он не оглядывался, он лишь понукал коня, и благородное животное, словно ощутив тревогу всадника, неслось во весь дух, стремительно выбрасывая вперед длинные пятнистые ноги. Брат Лэльдо время от времени окликал хищных деток, помогая им не сбиться с нужного направления. Уроборос помалкивал, сидя за спиной эливенера, он тоже был полон тревоги и надежды. Билли тоже молчал, да и что он мог бы сказать?

И вот наконец огромные черные силуэты птервусов пронеслись над головой всадника.

— Что случилось? — галдели ящеры. — Что случилось? Куда ты несешься? Что нам делать? Что такое?

37
{"b":"191661","o":1}