ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Твое величество… вот не ожидал, что ты так ловко владеешь оружием!

Королева усмехнулась.

— Ты просто незнаком с английскими традициями, сэр Лэльдо. Мы все заядлые охотники, с юности и до глубокой старости. Ну что, можно идти?

— Да, твое величество, конечно… но лучше подождать еще минутку-другую. Там на поляне собаки за лисами гоняются…

Виктория рассмеялась и, тяжело поднявшись, повлекла свое большое грузное тело к выходу. Эливенер шел рядом, беспокоясь за королеву. Как-никак, не молоденькая, после такой встряски все может быть…

Но английская королева в очередной раз поразила путешественника. Перед выходом из охотничьего домика она как-то подтянулась, глубоко вздохнула — и предстала перед подданными великой монархиней, несмотря на перепачканное платье и растрепанные волосы. На поляне раздалось дружное громогласное «Ура! Да здравствует королева Англии!» — и подданные Виктории низко склонились перед истинной женщиной и настоящей королевой.

* * *

Вестминстерский дворец бурлил и сверкал огнями. И весь Лондон веселился, празднуя победу над оборотнями и спасение королевы. Путешественники, уроборос, крылатые ящеры и слуга Билли находились в центре внимания всего города, в одночасье став знаменитостями. Птервусы в результате окончательно обнаглели, как считал брат Лэльдо. И к вечеру, к началу торжественного приема во дворце, после которого должен был начаться бал, обожрались так, что уже и летать-то не могли, а лишь лениво бродили по лужайке, засыпая на ходу.

Брат Лэльдо, несмотря на суматоху, царившую со вчерашнего дня во дворце, сумел добраться до Виктории и коротко переговорить с ней. Его очень беспокоило то, что лисицы, конечно же, не были перебиты все до единой, большая их часть просто-напросто сбежала… и при этом в Лондоне и в загородных поместьях благородных сэров продолжали как ни в чем не бывало красоваться цветные бананы. Деревья необходимо было уничтожить, и как можно скорее.

Виктория была полностью с этим согласна, вот только не знала, сумеет ли она убедить других в своей правоте. Она пообещала молодому эливенеру завести речь о бананах прямо во время торжества по поводу ее спасения.

Отчасти, но не до конца успокоенный, эливенер решил, что они с друзьями должны в случае необходимости принять свои меры. Но какие именно — он пока не знал, поскольку это было скорее по части Лэсы, ведь ее народ был не только племенем степных охотников, но и племенем колдунов и магов.

Друзья, не обращая внимания на предпраздничную суету в служебном флигеле, где они жили, заперлись в своих комнатах, чтобы посовещаться.

— Конечно, мы могли бы просто сжечь их хрустальным шариком, например, — рассуждала иир'ова. — Но тогда нам придется проникать на территории частных владений, а сэры едва ли это потерпят. Или малыш Дзз мог бы подкопать корни каждого банана…

— Не забывай, что банан — растение недолговечное, — напомнил ей молодой эливенер. — Так что дело даже не в том, чтобы прямо сейчас уничтожить все до единого деревья. У кого-то останутся семена — и все начнется сначала. Сэры должны сами понять, что нельзя выращивать эту гадость, слишком опасно.

— Ну, поймут они только в том случае, если старушка Викки сумеет их убедить, — фыркнул уроборос. — Нам-то это точно не под силу. Не станут они слушать каких-то иностранцев.

— Однако в Скотланд-Ярде нас очень даже слушали, — напомнила степная красавица.

— Это совсем другое дело, — отмахнулся брат Лэльдо. — Сыщики — люди особые, они смотрят на мир со своей собственной точки зрения. А у сэров позиция другая. Престиж, честь и так далее…

— А какое-нибудь из заклинаний Бенет не может помочь? — вдруг спросил уроборос. — Она ведь научила вас договариваться с растениями!

— Верно! — мысленно воскликнула кошка. — Гениально! Ты прав, малыш! Надо попробовать!

И в самом деле, когда путешественники и уроженец Карпат находились в плену у злобных зеленокожих курдалагов и жили в поселке кузнецов-суртов, милая огородница Бенет, наследственная ворожея, научила их кое-каким чарам, относящимся к растениям разного рода.

— Точно, надо попробовать, — согласился эливенер. — Может, прямо сейчас? В королевском саду бананов достаточно.

— Ну нет, сейчас нам лучше не высовываться, — хихикнула иир'ова. — Ты выгляни в окно, посмотри, что с хищными детками происходит! Нас только и спасает, что местный девиз — «мой дом — моя крепость». А то бы нас давно вытащили отсюда…

И трое друзей расхохотались. Ведь и в самом деле, их участие в спасении королевы Виктории от чудовищных тварей, захвативших в плен монархиню, вызвало у обычно сдержанных англичан такую бурю чувств, что сейчас лучше было не попадаться им на глаза. Ящеров уже закормили до того, что у целителя Лэльдо это вызывало серьезные опасения. Не пришлось бы откачивать обожравшихся птервусов… Ну, а сэра Лэльдо, эсквайра, уже по дороге из леса в Лондон вконец замучили рукопожатиями и изъявлениями вечной преданности и благодарности за его удивительное мужество. К тому же он успел получить больше пятидесяти приглашений на торжественные обеды в его честь. Не хватало еще, чтобы количество приглашений перевалило за сотню! А Лэсу и уробороса, по-прежнему игравших роли «друзей человека», пытались чем-нибудь угощать и гладить. В общем, едва не довели всю троицу до нервного припадка.

— Да уж, лучше мы этим ночью займемся, — жалобным тоном передал уроборос, вспомнив, как к нему приставали англичане. — Ну их!

Однако им все равно необходимо было показаться на люди — ведь через пару часов должен был начаться торжественный прием.

И трое друзей смирились с неизбежным.

* * *

…Зал парадных приемов сверкал всеми красками. Нарядные кавалеры и пышно разодетые дамы толпились здесь, напоминая оживший тропический цветник. Несмотря на широко распахнутые высокие окна, в зале было душновато — ведь здесь горели сотни масляных ламп и свечей.

Брат Лэльдо в который уже раз удивился тому, что у англичан нет электричества, и решил наконец выяснить, почему это так. Кое-как отвязавшись от очередного поздравителя, он отправился на поиски лорда-канцлера. Но ему сказали, что тот появится в зале только вместе с королевой, выход которой ожидался примерно через полчаса. Эливенер спросил у первого попавшегося сэра, кто в правительстве Англии занимается промышленностью, и ему указали на министра мануфактур, сэра Генри. Эливенер подошел к нему и, терпеливо выслушав очередную порцию похвал и поздравлений, поспешил задать свой вопрос.

— О, электричество… — сразу погрустнел министр. — Не подумай, сэр Лэльдо, что мы так невежественны. Нет, просто для ламп накаливания необходим вольфрам. А для проводов — медь или алюминий. У нас их нет. И если медь и алюминий мы еще можем понемногу покупать у соседних государств, то вольфрама и там почти нет, и за те крохи, которые нам готовы продать, запрашивают безумные суммы. Но на этих крохах не создашь промышленное производство.

— Нет вольфрама? — задумался эливенер. Он знал от своих наставников, что когда-то, в незапамятной древности, вольфрам действительно был редким металлом, но после ядерной Смерти почему-то стал встречаться практически везде, хотя и в небольших количествах. Но ведь для лампочек его и нужно немного… А уж о меди и алюминии и говорит нечего. Этого добра кругом навалом. Видимо, англичане просто не умели вести поиск этих металлов.

— Можешь что-то подсказать? — осторожно поинтересовался министр, внимательно наблюдавший за путешественником. — Поделишься какими-то вашими заморскими секретами?

— Секретов тут никаких нет, — пожал плечами молодой эливенер. — Если вам в принципе знакома технология, и дело только за металлами…

— Да, это так, — кивнул министр мануфактур.

— Надо поискать, — коротко сказал брат Лэльдо.

Сэр Генри молча вздернул брови. В ответ на его вопросительный взгляд эливенер пояснил:

40
{"b":"191661","o":1}