ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И он ушел.

Брат Лэльдо рассказал друзьям, как оно все было, и вольная степная охотница негодующе фыркнула:

— Надо же! Что у них тут за дурацкие церемонии? Мне это не нравится!

— Мне тоже не нравится, — грустно сказал эливенер. — Но нельзя же навязывать другим собственные правила жизни!

— А если как-нибудь заманить на площадь одного из оборотней? — предложил юный уроборос.

— Как ты его заманишь? — сердито передала иир'ова. — Они же не дураки! После того, что случилось на охоте, они насторожились, всего будут бояться. Для них сейчас самое главное — не привлекать к себе лишнего внимания. Да к тому же мне почему-то кажется, что те лисы, которые выглядели как лисы, никуда не сбежали. Наверняка прячутся в домах сородичей-оборотней.

— Да, это не исключено, — согласился брат Лэльдо. — А чесночного порошка у нас осталась всего щепотка, только на одно применение. Но мы не можем ждать пару месяцев, пока созреет новый урожай! Необходимо поскорее вывести оборотней на чистую воду!

— Ну, может быть, в Скотланд-Ярде действительно что-нибудь придумают? — выразил надежду юный уроборос. — Полицейские — народ хитрый, в этом сомневаться не приходится!

И полицейские не подвели.

Сэр Лэльдо, эсквайр, как раз закончил переодеваться в парадный камзол, когда вернулся Лестер. Вид у сыщика был настолько довольный, что вопрос у друзей возник только один:

— И как вы это организовали?

— О! — воскликнул Лестер. — Это все сэр Роберт. У него на все случаи жизни готовы какие-нибудь фокусы. Он, оказывается, заранее позаботился о приглашениях.

— О каких приглашениях? — удивился эливенер.

— Да о тех самых, ради которых ты полчаса назад ходил к ее величеству! — хихикнул сыщик. — У сэра Роберта их целая пачка заготовлена. Ну, то есть у него куча листов королевской почтовой бумаги с подписью старушки Викки внизу! Так что на таком листе быстренько написали приглашение — и отправили с курьером к супруге одного иностранца. Она настолько знатная леди, что королева вполне могла бы пригласить ее лично. Ну, и конечно же, там говорится: вместе с мужем. Куда он теперь денется?

— Неужели королева настолько доверяет сэру Роберту? — с некоторым сомнением спросила иир'ова. — Подписать чистые листы…

— А она ничего и не подписывала, — вдруг захохотал уроборос. — Они там просто подделали ее подпись! А бумагу стащили! Сам начальник Скотланд-Ярда стащил! Лично!

— Малыш! — удивленно повернулся к нему эливенер. — Ты что, подслушиваешь мысли Лестера?

— А Лестер и сам этого не знает, — окончательно развеселился малыш Дзз.

— Но откуда ты можешь это знать? — уставился на уробороса сыщик.

Неожиданно уроженец Карпат смутился до слез и попытался удрать в соседнюю комнату, но кошка метнулась вперед и захлопнула дверь прямо перед его носом.

— А ну, выкладывай, шалопай! — приказала она.

— Ну… — замялся уроборос, — ну… в общем…

— Так, — сообразил сыщик, — похоже, эта детка умеет не только сквозь землю ходить. И не всегда оставляет за собой следы. Я угадал?

Уроборос понурился.

— Отвечай! — потребовал эливенер, не на шутку испуганный. Ведь если малыш лазает где не положено, да если его поймают… скандал!

— Ну… в общем-то, это случайно вышло, — начал наконец свой рассказ юный уроборос. — Два дня назад я решил как следует рассмотреть стены этого дворца… ну, просто камень очень интересный, в наших краях такого нет. Похожий есть, но здесь уж очень цвет красивый… Лэса вышла в сад, ты, Лэльдо, пошел к королеве…

Уроборос замолчал, и эливенер, потеряв терпение, снова прикрикнул на него:

— Да говори же ты, не тяни душу!

Но малыш Дзз вместо ответа подошел к стене, отделявшей комнаты иностранцев от соседних помещений, и, поднявшись на задние ножки, отодвинул в сторону плоский шкафчик с резными дверцами, застекленными в верхней части. В шкафчике хранились довольно тяжелые мелочи — бронзовые золоченые подсвечники, серебряные лампы, медные подносы… однако юный уроборос вроде бы не приложил ни малейших усилий к тому, чтобы убрать со своего пути это препятствие.

А потом нажал на какую-то деталь деревянной резьбы — и одна из украшавших стену панелей с тихим скрипом отъехала в сторону. За ней открылся неширокий лаз.

— Вот это да! — ахнул Лестер. — Откуда это взялось? В планах Вестминстера ничего подобного не значится!

— Какой-то странный ход, — заметил брат Лэльдо, наклоняясь и всматриваясь в узкий, невысокий коридор, проложенный в толстой несущей стене. — На четвереньках там ходить, что ли? Да и то бока обдерешь…

И тут всем сразу пришла в голову одна и та же мысль. Степная охотница уставилась на юного уробороса и резко спросила:

— Малыш… это ты сам просверлил?

— Нет, что ты! — обиделся уроженец Карпат. — Это оборотни сделали, там их запахом все насквозь пропитано. И сделали довольно давно, между прочим. Выходов из этих тайных коридоров несколько, есть один и в покоях королевы, и смотровой глазок имеется. Вот я и видел, как сэр Роберт стащил те бумаги. А сами пустоты в стенах я просто почуял, носом. Я же это умею… ну, и стал искать вход. Я даже расширил кое-где повороты. Не беспокойтесь, — поспешил добавить он, — стенам вреда не будет. Я все укрепил как следует.

При Лестере все они передавали мысли на самой общедоступной волне, чтобы сыщик мог их понимать без труда.

Сыщик сделал из услышанного свои выводы.

— Я сегодня же доложу сэру Роберту, — сказал он. — Он должен известить королеву. Вот еще незадача… Выходит, оборотни много лет подряд подслушивали и подсматривали… А если кто другой найдет эти лазы? Может, лучше их заделать, заложить?

— Ну, это уж пусть ее величество сама решает, — возразил брат Лэльдо. — Кстати, нам не пора идти?

— Пора, — согласился Лестер. — И я пойду с вами, покажу этого типа, чтобы вам не тратить время на поиски его в толпе.

* * *

Главная площадь Лондона принарядилась не на шутку. Все окружавшие ее дома были от фундамента до крыш увешаны цветочными гирляндами и пучками ярких атласных лент.

Легкий ветерок трепал ленты, и полоски легкой ткани сверкали на солнце не хуже драгоценных камней.

Трибуна, с которой королева должна была обратиться с приветствием к подданным, тоже была сплошь увита цветами, причем по алому фону, созданному гигантскими махровыми розами, тянулась белая надпись, сплетенная из лилий и цикламенов: «Виват королева!» У подножия трибуны расположился огромный оркестр, отделенный от толпы, заполнившей площадь, цепью королевских гвардейцев в парадных мундирах с черно-желтыми клетчатыми кушаками.

Немалую часть толпы на площади составляли полицейские, одетые, как и все горожане, в лучшие свои наряды. Но все равно блюстителей порядка и закона нетрудно было заметить по слишком внимательным для простых гуляк взглядам и по военной выправке, которую они, конечно же, не в силах были скрыть.

Появления ее величества ждали с минуты на минуту, и толпа плотно сбилась у возвышения, украшенного цветами.

Но благодаря полицейским, расталкивавшим людей на пути экзотической компании, молодой эливенер и его друзья без труда добрались до противоположного края площади — к королевской трибуне. Они оглядывались по сторонам, пытаясь самостоятельно определить, кто из множества нарядных джентльменов является их целью. Но их ожидал сюрприз. Лестер, шедший впереди и время от времени обменивавшийся с коллегами короткими репликами, вдруг обернулся и сказал:

— Он будет рядом с королевой. На трибуне.

— Ох… — невольно вскрикнул молодой эливенер.

— Но ведь мы не можем подвергать риску ее величество!

— Она сама так захотела, — пояснил сыщик. — И сэр Роберт приказал предупредить вас об этом. Думайте, ребята, думайте, что делать и как. Наши там уже наготове… и под трибуной сидят, и вокруг их немеряно.

46
{"b":"191661","o":1}