ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лэса и уроборос, уже выскочившие за пределы очерченного плетями круга, тоже остановились и уставились на птенцов, с воплями скакавших рядом с ними.

— Эй, детки, — присев на корточки, заговорил молодой эливенер. — Вы меня слышите?

Он сомневался в этом потому, что взрослые птервусы, насколько он помнил, всегда были плотно закрыты от любого ментального воздействия, и ему ни разу не удалось заглянуть в их умы. Да и были ли там хоть какие-то умы?.. Но ведь птенцы услышали юного уробороса? Значит, их защита была не такой плотной, как у взрослых ящеров? Или…

— Дзз, попробуй ты с ними поговорить, — быстро сказал эливенер. — Ты молод, может быть, именно в этом дело…

Уроборос понял его с полуслова.

— Эй, козявки, — тут же мысленно закричал он, — вы что, хотите, чтобы эта слизистая дрянь слопала ваших кормильцев? А кто тогда будет вам лягушек ловить? Сдохнете с голоду, вот что я вам обещаю! Или придется остановить эту гадость!

Птенцы выслушали его, склонив набок головы с длинными зубастыми клювами, — и поняли.

Заорав по своему обыкновению, они с треском расправили крылья и, распространяя вокруг себя обычную для них вонь, вприпрыжку бросились навстречу медузе, яростно щелкая острыми зубами. Монстр остановился. Птенцы, не переставая хрипло вопить, набросились на его полупрозрачные ноги, раздирая их в клочья. Брат Лэльдо сосредоточился, пытаясь понять, почему медуза не сопротивляется. Лэса, насколько он мог заметить, занималась тем же самым.

Даже уроборос, умевший в общем-то лишь вести мысленную беседу, прилагал все усилия, чтобы хоть что-нибудь услышать… не могла же медуза просто молчать, когда ее пожирали заживо!

Молодой эливенер перепробовал уже почти все доступные ему ментальные волны, пройдясь по множеству диапазонов. И вдруг…

— Понял, понял! — закричал он. — Он парализован! Он просто не может двигаться!

Голубоватую гору полупрозрачной плоти и в самом деле парализовало — то ли запахом летающих ящеров, то ли звуками их голосов, понять было невозможно. Медуза оказалась беспомощной перед тремя птенцами. С ней можно было делать все, что угодно. Она не могла даже пустить в ход ядовитые стрекала.

Лэса, недолго думая, подскочила к монстру и принялась изо всех сил колотить рукояткой булатного посоха по лбу твари, то есть по тому месту, где должен был бы располагаться лоб у любого другого существа, — над глазами. Посох проваливался в слизистую плоть, увязая в ней, но иир'ова не отступала. И вот наконец многочисленные ноги твари подогнулись, мутные глаза закрылись — и медуза бесформенной грудой свалилась на траву.

И тут же к ней потянулись вьющиеся усики окружавших место события бананов.

Трое друзей, несколько секунд понаблюдав за тем, как растительные некрофаги пожирают слизистую тушу, отправились дальше. Молодой эливенер внимательно прислушивался к каждому звуку ментального поля, даже самому слабому, — ведь где-то неподалеку находились и другие медузы. Но, похоже, они были где-то далеко.

Миновав банановую рощу, отряд снова зашагал по кочкам бесконечного болота. Справа и слева от маршрута троицы, сопровождаемой крикливыми птенцами, виднелись другие рощи, довольно близко. Впереди тоже темнели купы деревьев, но на гораздо большем расстоянии. Под ногами хлюпала вода.

— Ну что, следующие заросли обойдем? — с улыбкой сказал брат Лэльдо. — Или снова полезем напрямик?

Его друзья засмеялись. Конечно, теперь они знали, как управиться со слизистыми монстрами, живущими в водяных ямах, но стоило ли задерживаться по пустякам? Всем хотелось как можно скорее добраться до таких областей, где возможен будет поворот. Сколько еще им шагать все на север да на север? Им ведь нужно совсем в другую сторону!

— А здесь повернуть нельзя? — с надеждой в мысленном голосе спросил уроборос.

— Не думаю, — серьезно ответил брат Лэльдо. — Шесть-семь километров по территории с нестабильным ментальным полем… это ведь почти час, если учесть, что нужно идти по болоту, а не по сухой твердой почве. Как ни спеши, быстрее не получится. Ну, а за час, сам понимаешь, всякое может случиться. Места здесь не такие уж безопасные.

— Это верно, — согласилась иир'ова. — И кстати, что-то мне кажется, тут водятся и другие зверюшки… покрепче той голубой слякоти.

— Ты что-то уловила? — спросил уроборос.

— Нет, — ответила степная охотница. — Просто предчувствие.

К предчувствиям кошки следовало отнестись с полной серьезностью. Это брату Лэльдо было хорошо известно. Степное племя иир'ова обладало такой интуицией, какой не было ни у одного из известных эливенеру народов.

— А нельзя ли поподробнее? — осторожно спросил он. — Что именно ты предчувствуешь? И как скоро это может произойти?

Лэса весело расхохоталась и умчалась вперед, бросив на ходу:

— Никаких подробностей, дорогой! Я их просто не знаю!

Стройная фигура высокой кошки растаяла в легком тумане, повисшем над болотом, но Лэса не молчала. Брат Лэльдо и уроборос внимательно прислушивались к замечаниям разведчицы по поводу увиденного.

— А болотце-то все мокрее становится… сухих тропинок уже совсем мало. Так, а если восточнее пройти? Здесь вроде посуше, но впереди уже не роща, а целый лес, и не банановый… Лэльдо, здесь огромные деревья, и лес уходит на полосу нестабильного пространства… и кто-то в нем водится, должна заметить.

— Кто? — тут же бросил мысленный вопрос брат Лэльдо. — Хищники?

— Похоже на то.

— Обойти этот лес можно?

— Боюсь, что нет. Дальше к северу он занимает уже всю стабильную полосу.

— Лэса, возвращайся, — настойчиво передал молодой эливенер. — Не хватало еще тебе влипнуть в очередную неприятность!

— Возвращаюсь, — с неожиданной серьезностью ответила иир'ова. — Тут и втроем будет нелегко…

И она замолчала, явно не желая отвечать на летящие ей навстречу вопросы брата Лэльдо и уробороса. Они встревожились, но через несколько минут кошка вынырнула из заметно сгустившегося тумана и заявила:

— Не хотела кричать на все пространство. Что-то там… непонятное. Разумных существ вроде бы нет, но общий фон в том лесу неприятный. Ощущение такое, словно вышел на охоту крупный хищник. Птицы как-то не так поют, мелкие зверьки попрятались… но я не почуяла никого. Это странно.

Это и в самом деле было странно. Вышедший на охоту хищник всегда испускает особые волны, в которых слышны настороженность и жажда крови. И уж кто-кто, а иир'ова, сама будучи охотницей, должна была бы уловить все это.

— Как же нам быть? — задумчиво произнес молодой эливенер. — Обойти лес невозможно, идти напролом — опасно…

— А если все-таки рискнуть и перебежать на соседнюю полосу стабильного пространства? — предложил уроборос. — Правда, я не могу определить, что находится там, где все неустойчиво…

— Боюсь, что лес тянется и на восток, и на запад, — покачала головой Лэса, чуть прикрыв огромные зеленые глаза. — Так что на параллельной полосе мы столкнемся с тем же самым. Лэльдо… тебе не кажется, что где-то неподалеку попахивает простенькой мыслью?

Эливенер сосредоточился. Да, они с Лэсой с недавних пор обрели и это умение: ощущать запах мыслей. Вот только в последние дни они шагали по таким местам, где живые существа не утруждали себя размышлениям, довольствуясь инстинктами. А инстинкты не пахнут. Хотя, конечно, испускают волны, по которым нетрудно обнаружить их источник.

Действительно, он уловил едва ощутимую мысль, и не одну… Это было похоже на то, как думали, например, белки или радужные ежи в северных лесах американского континента. Что-то очень простое, незатейливое. «Кушать хочется. Ну чего стоим? Тут и лягушек нет. Пить хочу. Почему он меня не кормит? Дай поесть!»

Но это все-таки были мысли, а не простые ощущения. Сформулированные, оформленные мысли.

Поймав наконец направление, брат Лэльдо обернулся и с изумлением уставился на троих птенцов. Маленькие ящеры тут же разинули зубастые клювы и оглушительно заорали, подпрыгивая на месте и хлопая перепончатыми крыльями.

6
{"b":"191661","o":1}