ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Собак на этой ферме не было никогда, как думали соседи. Во всяком случае, в последние сорок лет там их не видывали. Англичане стараются как можно меньше совать нос в чужие дела, а уж крестьяне — в особенности, так что вопросов Диксону и его родным никто никогда не задавал.

— Значит, у нас четыре потенциальных оборотня, — подвел итоги сэр Роберт. — Сам папаша и трое его сыночков.

— А дочери у него есть? — испуганно спросил эливенер, зная, что с женщиной-оборотнем справиться куда труднее — по мнению единственного имеющегося специалиста в этой области, малыша Дзз.

— Нет, дочерей нет, — ответил начальник Скотланд-Ярда. — И у второго — тоже нет.

Второй подозреваемый, Смит, был намного моложе, он хозяйствовал на ферме, доставшейся ему после смерти старшего брата (тот свалился с крыши овина и насмерть расшибся о плуг). И на полученной им ферме собак было, как у всех, — не меньше десятка. Но очень скоро они куда-то исчезли, а новых он заводить не стал. Зато обзавелся двумя детишками, также мужского пола. Супруга названного Смита была женщиной замкнутой, необщительной, на люди показывалась редко.

Впрочем, в той деревне, откуда она была родом, о ней отзывались совсем иначе. В девушках миссис Смит славилась веселым характером и добрым нравом. Так что все это в глазах сыщиков тоже выглядело более чем подозрительно.

— Да, действительно странно, — согласился путешественник. — Ну что ж, осталось дождаться, пока чеснок подрастет. А там — за дело.

— Верно, — кивнул сэр Роберт. — И за все это мы должны быть благодарны только тебе, и никому больше. Ведь если бы не ты — мы и не догадывались бы о существовании оборотней, пока не стало бы поздно. Да и как бы мы стали с ними бороться?

Молодой эливенер смутился. Он не любил, когда его хвалили.

— Ну, я пойду, пожалуй, — пробормотал он и сбежал из Скотланд-Ярда.

* * *

Он долго бродил по улицам древнего Лондона, думая о том, как странно повернули события. Разве мог он, отправляясь с американского континента в Европу с одной-единственной целью — добраться до Гималаев, где таится корабль-матка звездных пришельцев, знать, что ввяжется во множество местных событий? И каждый раз получалось так, что на него ложилась немалая ответственность… ну, ничего не поделаешь. Судьба есть судьба. Главное — с честью выйти из испытаний, не запятнать свое имя и не опозорить орден эливенеров. И добраться до Гималаев.

Наконец он вернулся в Вестминстер, но не пошел сразу в свои комнаты, а, обойдя служебный флигель, вышел к королевскому парку. Три огромных черных ящера, сложив перепончатые крылья, дремали на своей любимой горке. Занятый в последние дни множеством дел, молодой эливенер совсем забыл о хищных детках. То есть теперь уже о взрослых летающих ящерах. Ну, наверное, они тут не скучали, подумал брат Лэльдо, подходя к горке.

— Привет, ребята! — сказал он вслух.

Ящеры продолжали дремать. Они хорошо различали людей глазами, но человеческие голоса звучали для них почти одинаково, и они просто не поняли сквозь сон, что к ним пришел эливенер. Брат Лэльдо улыбнулся и окликнул их мысленно:

— Эй, детки, проснитесь!

— Мама пришла! — дружно завопили взрослые, но по-прежнему не слишком умные птервусы. — Мама пришла!

— Ну, вы даете! — расхохотался эливенер. — Выросли уже, пора понять, что никакая я вам не мама! Как дела-то, а?

— Хорошо дела, отлично дела! — загалдели бывшие детки. — Вкусно все, много всего!

— Ну, вам бы только поесть от пуза, — фыркнул эливенер. — А я с вами о серьезном деле поговорить хотел.

Дело было и вправду серьезным, речь шла о будущем летающих ящеров, и брат Лэльдо уже успел вкратце обсудить этот вопрос с королевой. И ее величество Виктория обрадовалась, услышав предложение сэра Лэльдо, эсквайра. А предложение заключалось в том, чтобы оставить черных драконов в Англии. Брату Лэльдо совсем не хотелось тащить за собой трех птервусов через весь континент в неведомые дали, хотя, конечно, иной раз они могли быть весьма полезными. И все же…

Но Виктории, как ни странно, нравились драконы сэра Лэльдо, несмотря на их, прямо скажем, не слишком приятный запах, и ее величество готова была предоставить им свой парк для устройства гнезд. А со временем они подыщут себе и другие места обитания, если им захочется или станет тесно. Эливенер полагал, что вреда от птервусов не может быть никакого, то есть не больше, чем от любых хищников, — ведь взрослые детки давно избавились от дурного влияния зеленокожих людей курдалагов, а значит, получили отличный шанс развиваться в другом направлении.

— Какое дело, какое дело, мама? — наперебой затарахтели взрослые детки, наотрез отказываясь признать эливенера посторонним человеком.

— Мне скоро нужно будет отправляться в дальнейший путь, — пояснил брат Лэльдо. — И Лэса идет со мной. Но я и сам не знаю, что нас ждет впереди. Мне бы не хотелось, чтобы вы тащились за мной на край света, ведь это может оказаться опасно. Что, если вы останетесь здесь? Вам ведь тут нравится?

— Нравится, нравится! — мысленно завопили птервусы и восторженно захлопали огромными черными крыльями. — Тут хорошо! Тут вкусно!

Потом Додо вдруг принял необычайно важный вид и щелкнул клювом, призывая девиц к молчанию. Они, как ни странно, послушались.

— Мне уже скоро жениться надо, — заявил Додо. — Придется гнездо строить. Не до прогулок! Две жены, детей много будет!

— А разве ты им не брат? — осторожно спросил эливенер.

— Нет, конечно, мы из разных гнезд, — уверенно заявил Додо. — Мне тут нравится. Девочкам тоже нравится. Мы хотим остаться.

— Вот и замечательно, — облегченно вздохнул брат Лэльдо. — Значит, договорились. И когда же вы собираетесь устроить свадьбу?

— Когда опять новая луна будет, — серьезно ответил молодой птервус.

Да, подумал эливенер, детки и в самом деле стали взрослыми… как быстро время летит!

Он пошел к служебному флигелю. По пути заглянул в кухонный двор — там царила точно такая же суета, как вчера. Кухонные люди выгружали из телег связанных индеек, корзины со свежими фруктами, носились взволнованные собаки, то и дело заливаясь истерическим лаем, ржали кони, не в силах оставаться в стороне от общих забот… в общем, все на свой лад переживали за американскую колдунью, взявшую на себя огромный труд по заговариванию невообразимого количества рубинов ради счастья доброй старой Англии.

А заодно, конечно, все ждали дивного, радующего душу ночного концерта…

Немного подумав, брат Лэльдо сначала отправился не в свои комнаты, а к королевским апартаментам. Он не собирался беспокоить по пустякам престарелую монархиню, а просто поговорил с одним из секретарей и попросил передать ее величеству, что черные драконы останутся в Англии, как и предполагалось. К тому же они намерены в уже в самое ближайшее время начать плодиться и размножаться. Секретарь выразил надежду, что ее величество останется довольна новостью. Брат Лэльдо спросил, нравятся ли драконы самому секретарю, и тот ответил, что он непрочь бы обзавестись таким замечательным домашним любимцем. И многие другие тоже хотели бы.

Эливенер ушел из королевской приемной, окончательно успокоившись за будущее хищных деток.

* * *

Уроборос, в отличие от птервусов ничуть не изменившийся внешне за время путешествия, сидел на широком подоконнике и наблюдал за суетой во дворе. Когда брат Лэльдо вошел в комнату, он оглянулся, и его круглые ярко-синие глаза сверкнули весельем.

— Вот стараются! — передал он. — Вот из кожи лезут! Ну и напугали их лисицы!

— Кто угодно перепугался бы, — пожал плечами брат Лэльдо. — Особенно если до сих пор слыхом не слыхал о таких тварях.

— Это точно, — согласился малыш Дзз. — Даже у нас в Карпатах их здорово боятся, хотя их там полным-полно… ну, по сравнению с другими странами, конечно.

60
{"b":"191661","o":1}