ЛитМир - Электронная Библиотека

Даже когда под ногами оказалась пустота, а раскинутые в сторону руки не поймали ничего, кроме нескольких тонких стебельков, Хью успел удивиться именно отсутствию тропы. Ну кто же роет ямы-ловушки в зарослях?! Следующей мыслью должно было быть прощание с жизнью, но времени на нее не хватило. Твердая сырая земля с материнской фамильярностью ударила лойнанта по заднице, на минуту вышибив из него саму способность размышлять.

Кольев не было. Отравленные колья, на которых порой так подолгу умирали не заметившие ловушки солдаты, составляли и суть, и единственный смысл ямы. И вот на Гате Хью исхитрился сверзиться в яму абсолютно пустую, с ровными краями. Что теперь, звать матросов? Самому не выбраться, особенно такому коротышке. Грамон со злостью несколько раз воткнул меч в ровные стены, но задержать там оружие не получалось, очень мягкая глина отходила пластами. Почему глина влажная, а в яме нет воды?..

- Фабьен!! - крикнул Хью, что было мочи.

Теперь не время церемониться, ямы копают только люди, а люди - это не черные олени и не молчащие джунгли, это реальная опасность. Скорее подозвать матросов, объединить группу.

- Фабьен!!

Тишина. Лойнант выругался и принялся кромсать мечом податливую стену ямы. В одиночку тут работы на весь день, но выбраться, конечно, можно. Не удастся соорудить ступени - тогда просто засыпать яму этой глиной, дотянуться до края. Лезвие быстро испачкалось, да и одежда оказалась забрызганной грязью.

- Фабьен!!

Матрос не отзывался. Конечно, довольно далеко, но в гатской тишине звуки должны слышаться очень далеко. Хью заставил себя не думать о спутниках и целиком сосредоточился на разрушении стены. Ему повезло - вскоре откопался толстый белесый корень, идущий кверху. Цепляясь за него одной рукой, лойнант исхитрился вбить ноги в тяжелых морских сандалиях в стену и оказался совсем рядом с ровными краями ловушки. Эх, был бы он такого роста как Самбо, уже смог бы выбраться...

- Фабьен!!

- Кто такой Фабьен?

Нервы дали о себе знать: Грамон выпустил корень и вторично шлепнулся на зад. Над ямой стояла абсолютно нагая женщина лет пятидесяти, рослая, и очень черная. "Черная кровь!" - сразу представил себе Хью. - "У нее в жилах черная кровь, и даже сердце у живущих здесь людей..." Но тут же увидел сверкающие белки женщины. Нет, она человек. Просто кожа у нее много темнее, чем у среднего обитателя Андро.

- Кто такой Фабьен? - повторила аборигенка. - Эй, ты понимаешь меня?

- Фабьен - мой друг, - осторожно пояснил лойнант. - А как твое имя, красавица?

- Ну уж, красавица! - хрипло рассмеялась женщина, показав не слишком белые, но вовсе не черные зубы. Теперь Хью заметил на ней и бусы из раковин, в три нитки опутывающие грудь, и почти совсем успокоился. - А зачем ты зовешь своего друга?

- Помоги мне выбраться, - попросил Хью. - Нагни какое-нибудь деревце, ладно? Уж очень мне неудобно так разговаривать.

- Зато мне удобно, - опять рассмеялась женщина и пальцами ног сбросила в яму несколько кусочков глины. - Кто ты, зачем сюда приплыл ваш корабль, зачем ты пришел сюда и что ищешь. Говори быстрее.

- Милая, я ведь уже сказал, что в таком положении мне разговаривать неудобно, - Хью опять ухватился за корень и продолжил разрушение стены. - Не хочешь помочь - подожди.

- Ты мой гость, - теперь женщина не смеялась.

Что-то больно поскребло бритую макушку. Лойнант осторожно посмотрел вверх и увидел прямо перед своими глазами покачивающийся наконечник копья. Он провел взглядом по оружию и увидел, что держит его не знакомая рослая островитянка, а не менее рослый и черный мужчина. Он оказался тоже абсолютно гол, даже не носил никаких украшений. Грамон осторожно спустился на дно ямы и выжидающе замолчал, задрав голову.

- Ты мой гость и должен отвечать.

- С гостями так не обращаются.

- В гости без спроса не ходят, - женщина нахмурилась. - Хватит, лысенький, рассказывай кто ты и зачем здесь. А я тебе помогу. Ты с Андроса, верно? Вы у нас самые частые гости, да и галеры такие большие только у вас делают.

- Мой остров называется Андро, - не без гордости поправил женщину Хью, про себя прикидывая возможности обороны в яме. Получалось, что возможностей никаких. - Мне трудно говорить, я почти три дня ничего не пил.

- Конго может пописать тебе на лысину, если захочешь, - оскалилась островитянка. - Что тебе надо на Гате? Кстати, я буду звать тебя Тулли, лысенький. Уж очень ты на них похож!

Голый воин рассмеялся неприятным баском. Видимо, "тулли" означало что-то малоприятное. "Отношения пока не складываются," - сделал вывод Грамон. - "Где же мои два мерзавца?" Однако не стоило раздражать гатцев.

- Я прибыл сюда по приказу моего короля. Мне велено посетить Гату и познакомиться с таинствами Черного Вуду, ибо король весьма заинтересован в истинной религии. Церковь Матери-Девы не может дать настоящих знаний о мире и...

- Хватит пока, - женщина выпрямилась и, видимо, задумалась.

Конго продолжал в упор рассматривать пленника, время от времени то ли скалясь, то ли показывая зубы. Копье было сделано из клыка какого-то неизвестного лойнанту животного, крепко примотанного сухожилиями к древку. Если попробовать швырнуть кверху меч. Который Грамон все еще сжимал в руке, то имеются хорошие шансы нанести островитянину рану. Но упадет ли он вниз? И самое главное, нет ли и у женщины какого-либо оружия?

- Вот что! - она снова свесила груди над ямой. - Пока останься здесь. В яме ты под моей защитой. Но если вылезешь - умрешь. Я еще подумаю, что с тобой делать... Слышишь, Конго: андросский король хочет познать Черный Вуду!

Не дожидаясь ответа Хью, оба скрылись. Коротко протрещали раздвигаемые кусты и все стихло. Несколько мгновений лойнант напрягал слух, удивляясь способности аборигенов бесшумно передвигаться по молчащим джунглям, потом ухватился за корень и ожесточенно заработал мечом. Отчаяние придало ему силы и не больше чем через пять минут он уже осторожно выглянул из ямы, подтянувшись на руках.

Рядом никого не было. Корень опасно потрескивал, но лойнант вовремя заметил еще один, перехватил руками, и сумел выбросить плечи наверх. Вжимая пальцы в мокрую глину, едва ли не зубами впиваясь в траву, Хью наконец выбрался из ловушки. Весь перемазанный в грязи, он полежал, прислушиваясь. Мертвую тишину Гаты по прежнему ничто не нарушало.

Мягко поднявшись, Хью осторожно пошел в сторону крохотной полянки, где оставил матросов. Предчувствие говорило ему, что там он их уже не найдет. Звуков драки не было, выходит, болваны дали захватить себя? Эх, не бывали они в джунглях, не видели, как поступают с пленными вудуисты... Вот и то самое место. Грамон кончиком меча раздвинул листья. Так и есть, никого.

В выбритый затылок дохнуло легким ветерком. Хью прыгнул вперед и вбок, прокатился по траве, вскочил на ноги, одновременно отпрыгивая в вправо, чего нападающий никак не должен был ожидать. Так и есть - поворачиваясь в прыжке лицом к противнику, коротышка увидел Конго, вонзающего копье в землю. Выглядело это нелепо, и воин тоже это понял. Лицо его исказила злобная гримаса, но никакого крика ярости, обычного для такой ситуации не послышалось. Тишина, видимо, священна для Черного Вуду.

Для лучшего фехтовальщика острова Андро - а Хью не имел на свой счет никаких сомнений - расправиться с одиноким дикарем не представляло никаких затруднений. Два резких выпада заставили Конго отступить на два длинных, скользящих шага, опуская копье к земле. Оружие, пригодное только для того, чтобы колоть, не могло вызвать у Грамона ничего кроме улыбки. Шагнув мимо острия, он не без изящества совершил полный оборот, и оказался прямо перед гатцем. Удобнее всего было бы ткнуть мечом ему в живот, но и Хью хотелось сделать все тихо.

Дикарь еще успел выронить бесполезное на таком расстоянии копье и даже схватить лойнанта за горло, но клинок уже с хрустом входил ему под левую мышку. Хью немного постоял над поверженным телом, растирая руками мощную шею. Тишина. Что ж, воды найти не удалось, но и продолжать поиски более чем глупо. Как ни ненавидел лойнант море, а придется бежать к галере. За матросами надо возвращаться с подкреплением.

12
{"b":"191664","o":1}