ЛитМир - Электронная Библиотека

- Твой меч у меня, - негромко сказала ему Лоло, когда и Ортег и Клодж отошли в сторону. - Я на нем сижу. Я убедила мать, что если отнести металл к Черноте, то Чернота обрадуется, что сможет убрать его от людей навсегда.

- Спасибо, - искренне поблагодарил Грамон. - Что такое Чернота?

- Как что? - изумилась Лоло. - То, что правит миром. Конечно, пока оно правит только на Гате, но однажды Чернота сможет добраться и до других островов. Когда достаточно вырастет.

- Не понимаю.

- Ты увидишь, нас ведь отведут к Черноте... - понурила голову Лоло. Перспектива ее явно не радовала. - Мы останемся там навсегда, теперь мы ее рабы. А Клодж получит силу.

- Что такое сила? - не унимался Хью.

- Сила - это сила! - загорелись глаза у девушки. - Я никогда ее не получала, но... Можно убить целых десять тулли, если повезет!

- Ну а тулли кто такие? - вздохнул лойнант. - Племя? В какой стороне они живут, эти лысые тулли?

- Тулли не люди! - успела сказать Лоло, а потом ее отвлекла мать.

Говорящим За Других опять повторили послания. Потом все поднялись и пошли в джунгли, на восток. С каждым из Говорящих в обнимку шел тот, кто его посылал, и только Ортег не обнимал лойнанта, а чуть подталкивал в спину копьем. Впрочем, довольно нежно.

Лоло несла меч Грамона совершенно открыто, применить его по отношению к матери и удрать в джунгли ей совершенно не приходило в голову. Другие члены племени, видимо, тоже не допускали такого развития ситуации. Так на смерть их ведут или нет? Видимо, нет, в то же время вернуться назад никто не надеется. Хью решил обязательно обмануть ожидания этих черных людей.

Путь продолжался почти до темноты. Дважды они пересекали неглубокие ручьи, Ортег опять проявил заботу: черпал ладонью воду для пленника. Джунгли оставались все такими же тихими, хотя пару раз лойнант заметил пробежавших обезьян. Они не были черными, и в отличие от оленя явно боялись людей.

Наконец дорогу им преградило то ли длинное озеро, то ли река с очень медленным, плавным течением - в сумерках Хью не мог разглядеть. Через воду был перекинут узкий мостик, двоим не разойтись. Все провожающие опять стали повторять свои послания. Лойнанту очень хотелось сообщить Ортегу, что он не передаст его слова Черноте ни при каких условиях, но он опять пересилил себя.

Наконец все перешли по мостику, вперед на этот раз пустили Грамона, видимо, как самого ненадежного. Оставшиеся на том берегу махали руками, будто отправляли родственников к бабушке. Насколько понял Хью, по местным обычаям Говорить За Себя к Черноте отправили собственных детей. Неудивительно, здесь есть обычаи и еще хуже...

- Что теперь? - спросил он у Лоло.

- Теперь туда, - девушка махнула рукой дальше к востоку. - Здесь всего несколько шагов. Чернота может говорить с нами уже здесь, если захочет. Этот мостик - граница, дальше она еще не выросла. Сюда будут приходить люди и ждать силу.

- А почему они сами не поговорят с Чернотой, если она слышит их отсюда?

- Она не хочет, - пожала плечами Лоло. - Идем, мы отстали.

- Зачем же спешить? - крикнул ей в спину Хью. - А мой меч? Развяжи мне руки!

- Только быстрее, - неохотно вернулась девушка. - Надо спешить, скоро совсем стемнеет, и тогда мы станем добычей, а не Говорящими. Говорящие могут приходить только до полного заката солнца, тогда они становятся рабами.

- А если... - Хью сделал небольшую паузу, разминая кисти освобожденных рук, а потом забрал у гатки меч. - А если мы дождемся темноты и быстро уплывем на ту сторону? Не у моста, в другом месте. Ведь твоя мамаша ничего не заметит!

- Куда же мы спрячемся? Не к тулли же? Ты какой-то глупый, лысый Хью. Если бы можно было сбежать, неужели я бы не удрала? - Лоло от злости даже притопнула ногой. - Да меня бы и мать не остановила! Хороша, нечего сказать, обещала выдать замуж, а теперь оказалось, что она обессилела! Два года назад одна моя сестра пошла сюда, выпачканная в крови другой, но меня она обещала выдать замуж! Я бы ей сейчас... Ох, нас ведь слышит Чернота... Хватит, Хью, бежим, а то опоздаем.

- Давай-ка держаться пока вместе! - решительно прихватил Лоло за руку лойнант. - Ты мне будешь пояснять, что происходит. А я попробую поговорить с этой Чернотой о своем.

- Ты не хочешь передавать послание Ортега? - испугалась островитянка. - Даже не думай об этом! Ведь если Ортег пожалуется Черноте, она убьет тебя, и будет жевать твою душу вечно! Такие кричат каждую ночь, если прислушаться.

- В ушах у вас звенит... - буркнул Хью и позволил повести себя вперед, к Черноте. - Пойдем, посмотрим, раз так.

В сущности, именно это ему и приказал сделать король Том XXXI, что б ему самому здесь оказаться.

Глава третья

Хью и остров Гата (продолжение)

Хью знал, что Гата огромный остров, во много, много раз больше Андро. Об этом говорили моряки, да и карты, хоть и не слишком определенные, утверждали то же самое. В гигантском архипелаге, наполовину выжженном Погибелью, с Гатой могла сравниться размерами разве что длинная, мертвая Куба. На острове Вуду должно было быть множество рек и озер, лесов и равнин, горных цепей... До сих пор Хью видел только джунгли, но что можно узнать об острове по его тысячной доле?

- Нет, нет, - замотал головой Грамон. - Этого не может быть.

- Какой ты глупый!! - вознегодовала Лоло, забыв, что вблизи Черноты принято хранить тишину. - Я же говорю тебе: с самой Погибели она растет, и мой народ поклоняется ей. У Черноты уже сейчас достаточно сил, чтобы топить корабли, ее власть простирается на весь остров. И все пространство к востоку занято ей.

- Не может быть, чтобы это существо занимало весь остров. Гата огромна, таких тварей не бывает.

- Не смей называть Черноту тварью!! - опять взорвалась Лоло, но на нее зашикали три другие девушки.

Точнее, уже две. Первая, передав колышащемуся перед ними абсолютно черному морю какого-то желе послание от своего отца, шагнула прямо в него. Субстанция будто бы расступилась, пропуская пришелицу. Девушка зачем-то подняла руки, и они виднелись над черным покровом еще некоторое время. Грамону показалось, что в последний момент они дрогнули, сжали кулачки.

- Возможно, это лишь стена. Живая стена высотой в десяток футов, - размышлял Хью. Его била мелкая дрожь, похожая на ту, что так мучала Самбо, а вот попутчицы ничего подобного не чувствовали. - Если пройти через такую стену, то окажешься... Ну, не знаю. И, конечно, если эта стена не съест тебя.

- Мне надоело с тобой препираться, - вздохнула Лоло. - Сказано тебе: это не стена, это Чернота. Она выросла почти на весь остров, а скоро займет его весь. Чернота разумна, она бог. Там, в Черноте, можно жить вечно. Мы станем ее рабами, а она за это даст силу Клодж и Ортегу. Мертвые оживают и идут к ней. Если, конечно, тулли не утаскивают их в море... Это Вуду. Вуду - поклонение Черноте. Ты станешь ее рабом, сольешься с ней, и познаешь все.

- Ты вроде не очень хотела с ней сливаться, - напомнил Грамон.

- Зачем теперь об этом говорить? - нахмурилась Лоло. - Хочешь опозорить меня перед Чернотой?.. Не пытайся, она все знает. Все, что происходит на острове, а говорят, и не только.

- Откуда же это можно знать? - Хью проводил глазами вторую девушку. Почти совсем уже стемнело.

"Я иногда говорю с ними..." - слова входили в разум Хью волнами, будто колыхаясь в такт желе.

- Так... - подытожил Хью.

Он имел в виду, что дело уже так плохо, что хуже некуда. Удрать нельзя, потому что островитяне бегают как олени, и караулят. Если поймают - то наверняка следующий раз говорить не отправят, а используют для своих светопротивных обрядов. Остаться здесь, за речушкой - стать добычей, в этом Грамон поверил Лоло. Сожрет Чернота, войдет в мозг, в душу и пожрет... Что же делать? Передать послание и скрыться во тьме, помахав на прощание королю Тому? На вряд ли это лучше, чем стать добычей.

15
{"b":"191664","o":1}