ЛитМир - Электронная Библиотека

- С удовольствием бы поделился с вами новостями, но точно не знаю ничего. Могу лишь пересказать сплетни, - пожал плечами лойнант и тут же исполнил обещание.

Барон выслушал все молча, потом подошел к шкафу с книгами, открыл неприметную дверцу и извлек оттуда пару стаканов и кувшин рома. Лоу поморщился у хозяина за спиной - разговор, кажется, собирался затянуться.

- Знаете, Лоу, - барон Фасти собственноручно наполнил стаканы, - я вот все не могу решиться... Вы ведь знаете, что тот Темный мерзавец, С'Колла, создал Орден Крови?.. Сперва мы только и думали, что прикончить наглеца. Он ведь заставил короля назначить себя главой Ордена, а сам не был даже дворянином! Ну как же, Высокий Друг короля, Магистр Церкви... Проклятое заморское колдовство. Оно подействовало и на нас, мы пошли за ним в джунгли. Я потерял там три четверти дружины, а самого меня принесли на руках. На руках, потому что носилки потеряли. Это было ужасно, Лоу... Впрочем, вы все это видели. Колдуна больше нет, и говорят, стараниями Джо Салижара, хотя кюре на это сердятся, но колдовство его, кажется, еще действует. Вы не находите?

- Не знаю, что сказать, - Лоу действительно не знал.

- Ну, вот скажем... Орден Крови. Бароны выбрали себе нового главу и устраивают совещания, их устраивает, что короля нет и им не нужен новый король. Бароны без короля - ну не колдовство ли это? Нас вот-вот сметут крестьяне под руководством кюре, а они этого не понимают. Или вот, скажем, мой сын... Знахарь не говорил вам, в чем его болезнь?

- Нет.

- У него на теле все больше белых пятен, - барон потянулся за кувшином и лойнант только теперь понял, что пьян хозяин уже давно. - Мальчик стал почти белым, вам это ничего не напоминает? А вчера у него начали выпадать волосы. И ресницы. И еще ему больно смотреть в темноте. Вы когда-нибудь слышали о таком?.. Больно открывать глаза в темноте!

- Никогда не слышал... - лойнант махом опрокинул в себя стакан. Да, это стоило того, чтобы быть услышанным. Младший сын барона Фасти, Эжен, превращается в кого-то, очень похожего на колдуна Темного Братства. Но почему?..

- Может быть, мне его лучше убить? - барон обхватил голову руками. - Не знаю, что делать... Говорят, в Совете Кюре появился еще один колдун. Вы так спокойно мне об этом рассказали. Это потому, что у вас нет детей, лойнант, вам ничего не страшно.

Прежде чем Лоу успел ответить, в коридоре раздались частые шаги. Знакомый дружинник вбежал в залу, возбужденно размахивая руками. Льеж Фасти с видимым трудом поднял голову.

- Господин барон, начинается!

- Что?..

- В городе суета! А барон Зелле передает по "стене", что его штурмуют! Вообще через нас каждые пять минут письма летают!

- Орден Крови переписывается, - ухмыльнулся Фасти. - А мне наплевать! Только вот что: письма вскрывать, потом все докладывать мне. Интересно, как они себя поведут, мои друзья бароны...

- Вам надо объединиться и ударить сейчас! - не удержался от совета Лоу. - Если будете ждать, они возьмут пару крепостей и ослабят вас!

- Возьмут крепости? - изумился барон. - Кто? Сиволапые? Как бы не так, лойнант! Взятие одной я, положим, допускаю, но на две у них запалу не хватит. А Зелле мне не жалко. Сволочь он, Зелле. Что мне с сыном делать, Лоу?.. Знаете, что? Я вас пока не отпущу. До утра. Мало ли что... - Фасти уронил голову на стол и прикрыл глаза. - Сейчас слишком опасно.

За окном раздался какой-то шум. Лоу и дружинник одновременно выглянули. По дороге к крепости приближалась толпа крестьян, впереди шагали несколько людей в ярких красных шапочках. Кюре все же повели людей на приступ.

- Пойду, скажу, чтобы двери закрыли, - неуверенно сказал дружинник. - Хотя странно все это.

Глава пятая

К Бахаму

1

Хью мало чем гордился так откровенно, как своим восприятием джунглей. Он, в отличии от подавляющего большинства андроссцев, не боялся их, и бравировал этим своим отношением. В самом деле, не зря ли он проторчал здесь пять лет безвылазно, в чине лойнанта наводя порядок в деревеньках вудуистов? Пусть крестьяне и рыбаки, купцы и бароны, мастеровые и даже стражники, не видевшие толком ничего за стенами Дворца считают вудуистов какими-то особенными людьми. Но Грамон-то знает: у них красная кровь, они боятся смерти, а если и верят в свое хваленое колдовство, то действеннее от этого оно не становится.

Коротышка быстро шел по хорошо утоптанной тропе. Он все время немного загибалась к западу, и он очень надеялся, что дорога приведет его прямо к деревням за западе Бахама, в непосредственной близости от столицы. Примерно через каждые сто шагов Хью переходил на крупную рысь, но бежал недолго. Это позволяло выпустить лишнюю энергию, которая иначе распирала бы его изнутри. Быстрей бы в Бахам, разобраться с происходящим, а потом, владея информацией, назад. Теперь он знает, что надо было ответить Джее. Надо было отдать ей все деньги и молча уйти. Правда, деньги и так все у нее... Ну да ладно, будет время в этом еще раз хорошенько разобраться.

Между тем впереди на тропе появилась ловушка. Одна из самых примитивных, Хью заметил ее за сотню шагов. Помня о том, что под примитивную очень удобно замаскировать ловушку как раз весьма сложную и ловкую, коротышка сбавил ход и стал прикидывать, где сидит ловец. Ведь тропка явно хоженая, и если еще один вудуист решил заполучить мертвое, но малоповрежденное тело, то далеко уходить ему не стоит.

Но никого видно не было. Не подрагивали кусты, не кричали птицы, не висели обломанные веточки... Да, ловушка скорее всего не так глупа, как кажется. Явно виднеющаяся яма на тропе, прикрытая веточками и кое-как забросанная листьями с землей - всего лишь то, что обязано привлечь внимание жертвы. А где же настоящая яма? Чуть позади или чуть раньше обозначенной?

Грамон начал было выглядывать следы на земле, но одернул сам себя. Думать надо о другом! Ведь какова бы ни была ловушка - она не на охотника, каковы был он сам. Она, ловушка, на дичь. А как ведет себя двуногая дичь в этих местах? Прежде всего, не ходит одна. Поэтому в ловушку попадет не полностью, и оставшихся надо будет устранять другими путями. Поэтому вудуисты здесь, рядом, хотя их и не видно. И шагать вот так по тропе, навевая на невидимых ловцов мысли не тратить на одиночку ловушку, а просто снять его стрелой - верх идиотизма.

Он прыгнул в сторону и прокатился по земле, подминая молоденькие кустики. Кажется, тренькнула тетива, а может быть - послышалось в треске. Хью замер, и джунгли тоже замерли. Не так, как на Гате. Орал какой-то попугай, далеко в стороне ему отвечала обезьяна. Вот кто-то продрался через заросли в паре сотен ярдов отсюда. Кабан? Олень? А человек, который должен быть здесь, ничем не выдал своего присутствия.

Хью беззвучно вытянул меч из кожаных ножен, в другой руке оказался нож из сапога. Что дальше? Бегать по округе, разыскивая свою стрелу? Или ждать до темноты? Второй вариант явно был менее приемлем для благородного дворянина и Грамон осторожно выпрямился. Тишина. Почему бы не поговорить?

- Паршивая у тебя ловушка, дружище!

Тишина. Что ж, коротышка и не ждал ответа так быстро.

- Колдун в цилиндре подох бы со смеху, будь он жив, конечно. Хотя, был ли он жив хоть когда-нибудь? Мы, кстати, были неплохо знакомы. А ты знал Джо?

Тишина.

- А... Из новеньких, значит? Постигающий колдовство? Небось, за первым телом охотишься, студент? Веришь в это дерьмо... А я тебе так скажу: Вуду мертв, потому что мертв Джо Салижар.

Хью прервался. Интересно вудуисту продолжение? Должно бы быть интересно. Тогда хоть с ноги на ногу переступи, любезный!

- То ли дело на Гате. Я бывал там. Вот где настоящее Вуду! Зомби там ходят взад и вперед по острову так, что и не протолкнешься, а в куколок с пятью жидкостями только детишки играют. Вот какие дела, а еще...

28
{"b":"191664","o":1}