ЛитМир - Электронная Библиотека
3

Барон спал, даже не изменив позы за всю ночь. Голова благородного аристократа покоилась на сплетенных в замок руках, ноги нежно обвивали ножки стула. Лоу уже и сам вздремнул в кресле, а потом допил остававшийся в кувшине ром, стараясь на что-нибудь решиться. Бежать? Увы, дружинники дежурили в коридоре и по тихому сделать это не удастся. В штанах прятался тонкий нож, вшитый в шов, в мешке лежал арбалет, страшное оружие предков. Но убить ни в чем не повинных людей лойнант никак не мог себя заставить. Барона - и того не смог бы, разжалобил его барон. Что же делать?

Крестьянские отряды, предводительствуемые кюре, разомкнули "стену", теперь каждая баронская крепость защищалась самостоятельно. Это было не сложным делом, потому что особого усердия нападавшие не проявляли. В сущности, они просто освободили дороги, вот и все.

- Чем теперь кормиться будете? - не без издевки поинтересовался Лоу у знакомого дружинника, исполнявшего здесь обязанности лойнанта.

- Подожди немного... - зловеще улыбнулся тот. - Гонцы посланы... У нас ведь здесь не больше четверти людей, остальные на дорогах, в поместьях. Завтра начнут подтягиваться, слегка порубим сиволапых. Ну а уж когда бароны меж собой договорятся, тогда и настоящая кровь потечет.

- Будете брать Бахам? - Лоу недоверчиво покачал головой. - Маловато вас на такое дело.

- Зачем его брать? Кому он нужен, трижды сожженный? Закроем все дороги на вход, горожане сами к нам приползут, а сиволапые выйдут. Вот тогда мы скажем: кочан капусты - голова кюре, такая плата.

Лоу не ответил. Сам он сильно сомневался, что будет так. Если бы не настойчивые намеки близких к Совету Кюре людей... Если бы не кюре Хоган, во всеуслышанье сказавший, что Большая Земля на то и большая, чтобы повелевать островами... Если бы не Гео, прямо сказавший о поселившемся в Бахамском Соборе заморском колдуне.. Нет, дружище, все будет не так. А как именно - уже решено и без нас, и без баронов, и даже без кюре.

- Господин барон! - лойнант не выдержал и толкнул спящего хозяина крепости. - Господин барон!

- Эжен, - не открывая глаз отозвался Льеж Фасти, будто и не спал. - Что с ним, Лоу?

- Думаю, заморское колдовство. Мне известен один человек в Ками, кюре Энджи, он как-то раз излечил пораженного колдовством мальчика. Кстати, и Викто о нем знает. Барон, я вам сочувствую, но имею неотложные дела.

- Вот как?

- Представьте себе. Ваша крепость осаждена крестьянами, но не плотно. Позвольте мне уйти.

- Мне вот тут подумалось... - Фасти выпрямился и потер глаза. - Что у вас могут быть за дела? Вы - дворцовый человек, преданный слуга короля Тома. Скажите, он жив?

Лоу промолчал, твердо глядя в глаза барона. Тот горько усмехнулся.

- Не верите мне. А ведь я был бы рад, если Его Величество жив. Я готов атаковать Совет Кюре, сотни белых заморских колдунов, но мне нужно знамя... Один лойнант вот так же сидел у меня в гостях, он говорил, что наш король Том так и не оправился от наваждения, все ждал С'Коллу. Если он жив, то, наверное, все так же помешан. И мне жаль его, как собственного сына.

- Выпустите меня, - повторил просьбу лойнант.

- Идемте, - барон тяжело поднялся. - Если свидитесь с королем, скажите: барон Льеж Фасти ждет приказа. Один из всех баронов.

- Хорошо.

Они вместе прошли опять длинными коридорами и спустились по крутой лестнице к запертой на все засовы двери. Лойнант удивленно взглянул на барона - не хочет же он выпустить его прямо в руки крестьян? Но Фасти повел его дальше, совсем уже темным ходом, не освещенным ни единым факелом.

- Здесь безопаснее всего.

Лоу почувствовал холодок, протянул руку и нащупал узкое окно. Где-то внизу раздался негромкий всплеск.

- Река, - пояснил барон. - Здесь у нас прикована цепь на такие случаи. Я сейчас спускаю ее вниз. Плывите на луну, вы ее снизу увидите, и очень быстро окажетесь на берегу. Удачи вам, лойнант.

Викто тоже так сказал: " удачи вам, лойнант". Хорошая ли это примета? Лоу не мог сказать точно. Вот когда в джунглях ему, Серджо или Хью попадалась под ноги змея - это была хорошая примета. Говорят, что Серджо не выбрался живым из той мясорубки, что устроил в джунглях заморский колдун С'Колла. Повидать бы чудака и мошенника Хью - но он далеко, на Мысу Вуду. Старый Гео рассказывал, что там у него целая семья. А вот у лойнанта Лоу семьи нет. Если, конечно, не считать королевской.

- Прощайте, барон. Я постараюсь вам помочь.

Лоу полез вниз по цепи. Удобная цепь, с широкими, морскими звеньями. Ночью в реку лезть не хотелось бы, все-таки все реки текут из джунглей, согласно поговорке. Полно там ядовитой острозубой дряни, вот Хью Грамон ни за что бы туда не полез. Но Лоу человек долга, надо - сделаем.

Он вылез на берег, машинально поблагодарил про себя Мать-Деву и замер, прислушался. Крестьяне у своих костров горланили вовсю, что с них взять. Действительно, сиволапые. Прикажи сейчас барон - и его дружинники, сами не ахти какие бойцы, спустятся со стен и вырежут половину этих нестриженых мужиков, а остальных будут гнать до Бахамского Храма. Льеж Фасти этого, наверное, не прикажет, а вот остальные бароны?

Лоу настолько осмелел, что решился хорошенько отжать одежду, прежде чем пуститься в путь. Ни осады толком нет, ни хотя бы наблюдения. Через полчаса он уже не слышал песен бойцов крестьянской армии, быстро удаляясь от столицы в сторону джунглей, на запад. Застать бы кэпа Чвако в той деревушке, глядишь, была бы хоть одна хорошая новость.

Путь по ночной пустынной дороге - дело приятное для смелого человека. Впрочем, лойнант был не только смелым, но и разумным человеком, поэтому прекрасно понимал, что здесь, за городом, теперь гораздо безопаснее, чем даже в церквушке кюре Гео. После случившемся в джунглях побоище трех королевств, откуда и взяло начало нынешнее многовластие на острове, о вудуистах ничего не слышно. Вряд ли их осталось больше нескольких сотен.

Не успел лойнант подумать об этом, как заметил впереди, в слабом свете восходящего месяца, какое-то шевеление сбоку от дороги. Капустное поле малопригодно, чтобы устраивать там засады, и все же Лоу скинул мешок с плеча и нащупал там заряженный арбалет. Дорога есть дорога, а ночь есть ночь.

- Спаси и сохрани вас Мать-Дева, высокий господин... - заблеял неуверенный голос, когда лойнант дошагал до спрятавшегося человека. - Не пугайтесь меня.

- А кто ты таков, чтобы тебя пугаться?

- Да я же вижу... В мешке у вас что-то... А вот скажем, не найдется у вас чего перекусить? Капуста еда неважная, да и осталось ее тут немного. Все растащили...

Убедившись видимо, что Лоу не представляет угрозы, на дорогу вышел человек среднего роста, походкой и замашками выдававший в себе бывшего каторжника. Лоу и сам не смог бы объяснить, в чем дело, но сработало профессиональное чутье, и он подумал о встречном именно так. Тем с большим удовлетворением он убедился, что у человека обрублен кончик носа - это было обычное наказание для провинившихся в кругу самих каторжан.

- Где это тебя изувечили? - лойнант расставил пошире ноги. Догадаться, что в мешке у него оружие пострашнее лука, безносый никак не мог. - Не на галерах ли?

- Нет, - осторожно потрогал нос человек. - В рудниках. Вы, часом, там не бывали?

- Не бывал, но переводил вашего брата предостаточно, - признался Лоу. - Вот что, парень, шел бы ты своей дорогой, а от меня держись подальше.

- Ну хоть лепешки кусочек! - загундосил безносый, бочком подходя все ближе. - Пять дней крошки во рту не было!.. И никто не подаст, а только каждый ограбить норовит, да обидеть...

- Ну, хватит! - Лоу достал арбалет и с расстояния в пять шагов вогнал тяжелую короткую стрелу в плечо наглеца. - Я тебя предупреждал, так?

- У-у-у... - тоненько застонав, безносый опустился на дорогу. Выпал из рукава просторной белой рубахи скрываемый до поры нож. - Высокий господин, да за что?..

31
{"b":"191664","o":1}