ЛитМир - Электронная Библиотека

- Храни тебя Мать-Дева, - довольно нагло отозвался мужчина, даже не привстав. - Что угодно?

- Мне угодно, чтобы ты, паршивец, обращался к дворянину на "вы"! - взъярился Грамон. - И еще мне угодно, чтобы ты соизволил вспомнить, что не так уж давно я, в страшной спешке, заскочил к тебе пропустить стаканчик и заплатил вперед, целый золотой. Пора рассчитаться.

- Что-то я не припоминаю, - нахмурился хозяин подвальчика, но все же встал. - Да и... А что такое золотой? В наше-то время?

- В наше время это то, ради чего вполне можно убить такую вражью тварь, как ты!.. - зашипел Хью, вцепившись в воротник негодяя. Нечистоплотности в финансовых вопросах он не признавал. - Вспоминай, мой хороший, да побыстрее, потому что я голоден!

- Пристает? - раздался бас сзади.

Хью, серея от сдерживаемого гнева, очень медленно обернулся. Посреди улицы стояли несколько крестьян со сделанными из кос пиками и мечами королевских стражников, заткнутыми просто за пояс.

- А вам что за дело, любезные?

- Нет, господа, нет, все в порядке! - постарался заглушить его хозяин трактира. - Что же вы, господин? Это патруль от Совета Кюре!

- На них не нарисовано, что они патруль... - Хью все так же исподлобья смотрел на крестьян. Те занервничали, кто-то схватился за рукоять меча, другой уронил пику. По всей видимости, им давно не оказывали сопротивления. - Ходят тут и лезут не в свое дело, чучела сиволапые.

- Как ты сказал?! - возмутился тот, что говорил глубоким басом. - А ну-ка пройдем с нами, господин! Разберемся, что ты за птица!

- Я тебе не птица, мерзавец, а дворянин! - Хью выпустил хозяина заведения, но тот мгновенно сам повис у него на плечах. - Птица - это ты, вражий попугай, да и вся ваша банда!

- Ага, - отступил на шаг предводитель патруля и вытянул меч. - Баронский сподвижник, значит. А баронов мы еще с ночи решили на пики поднять! Бросай оружие!

- Господа! - трактирщик выбежал вперед. - Тут недоразумение! Этот господин и не дворянин вовсе, а просто пьян с утра! Позвольте, я все объясню...

Грамон не успел ничего предпринять, а патрульные и его неожиданный защитник низко склонили друг к другу головы, послышался звон монет. Тут же крестьяне дружно отвернулись от коротышки и быстро пошли прочь. Только их начальник на миг обернулся.

- А с тобой мы еще встретимся, кукольник недорезанный!

"Кукольник" был особенно обиден Хью. Так звали вудуистов, и уж не ему, старому охотнику на жителей джунглей, терпеть такие оскорбления. Коротышка, выхватил меч и кинулся вслед за патрулем, но хозяин, проявив удивительную ловкость, прыгнул следом и ухватил Грамона за ногу. Оба покатились кубарем.

- Ты что же, любезный, смерти ищешь? - поинтересовался Хью, поднявшись. Говорить ему приходилось высоко задрав голову, потому что из разбитого носа хлестала кровь.

- Не извольте гневаться, - принялся отряхивать его трактирщик. - А только не мог я смотреть, как благородный дворянин сам себя губит.

- Ах ты, оказывается, герой? - нехорошо оскалился Хью. - Может, я тебе еще денег должен? Или пуще того, ты мне теперь не должен ничего?

- Идемте вниз, - попросил хозяин. - Смотрят на нас. А золотой тот я уже вспомнил, сейчас накрою стол. Правда, без горячего - один я, и спроса нет. Умыться дам.

Хью сплюнул и последовал за ним по узкой крутой лесенке. Хозяин действительно принес тазик с водой и чистое полотенце, а сам тут же убежал обратно наверх: занести внутрь столик и запереть дверь. Коротышка, прежде чем умываться, прошел к стойке и налил себе половину стаканчика, для успокоения нервов. Теперь, когда первый приступ гнева прошел, ему стало чрезвычайно любопытно поведение хозяина. Больше всего это было похоже на... Но в таком случае он должен немного задержаться на улице.

Трактирщик действительно немного задержался, а вниз сбежал бегом, немного даже запыхавшись.

- Простите, что задержался, господин...

- Хью.

- Господин Хью. Есть соленая баранина, капуста с моллюсками, кислого молока могу предложить кувшинчик. Будете?

- Буду, - смилостивился коротышка. - Что же ты меня сразу не узнал?

- Да как было узнать, - трактирщик оправдывался на бегу, торопясь в погреб. - Вы с дороги, шея в бинтах, да и... А потом-то я на сапоги взглянул, и сразу узнал.

Грамон с удовлетворением рассмотрел свои сапоги. Даже в дорожной пыли они выглядели щегольски. Наверняка человечья кожа, спаси Мать-Дева душу ее первого хозяина.

- Любезный, я что-то сильно проголодался, - сообщил он в погреб. - Ты подавай сразу все, я приму.

- Как вам угодно, - рассыпался в благодарностях трактирщик. - Редко сейчас встретишь истинно изысканное обращение... Дворян в городе не осталось, да и остальные-то сословия как повымерли, одни сиволапые бродят везде...

Хью принял блюдо с бараниной, потом глубокую миску с капустой и кувшин, затем потребовал достать сразу два кувшинчика рома - чтобы слегка нагрелся и не тревожил горло, и только тогда захлопнул крышку. Мало что так сильно действует на людей, как темнота и сырость. То ли каждый человек где-то в глубине души всегда помнит о могиле, то ли еще по какой причине...

- Господин Грамон!.. - жалобно позвал снизу трактирщик. - Зачем это вы такие шутки шутите, господин Грамон?..

- Это ты по сапогам выяснил, что я - Грамон? - с набитым ртом спросил коротышка. - В общем, так. Тебя запру, трактирчик твой сожгу. Если не скажешь все и сразу. Кого ждешь? Диджонцев?

- Да, диджонцев! - тут же подтвердил хозяин. Слишком быстро. - Я же под их охраной, последние годы без них в городе разрешения на трактир не получишь, даже за взятки. Не губите, высокий господин!

- Врешь, - сделал вывод Хью. - А кого тогда ждешь, за кем послал? Темное Братство, а?

Молчание. Молчание, которое яснее всякого ответа. Грамон приложился к кувшину, немного поразмыслил.

- Другие выходы из подвала есть?

- Нет, - хозяин ответил слишком уныло, чтобы это было ложью. - Не губите.

- Сказать ничего не можешь, под заклятием, - покивал Хью. Хотелось закурить, но времени наверняка совсем не было. Он второпях откусил баранины и следом закинул в рот пригоршню капусты с моллюсками. Вкусно. - Сколько их в Бахаме? Где они живут? Почему ищут меня?

- Не знаю, - ответ прозвучал глухо, будто человек отвернулся от крышки. - С ними разные твари, вроде тех, что были со С'Коллой. Вы все равно не покинете города, высокий господин. Я знаю.

- Ясно. Ну, оставайся тогда там, - Грамон еще раз откусил мяса, сунул остальное прямо за пазуху, взял оба кувшина с ромом и пошел по лестнице вверх.

Дверь, конечно же, была вовсе не заперта. Хью выскользнул наружу и наудачу побежал к ближайшему углу. Если лемуты - а колдуны, скорее всего, пошлют за ним именно этих светопротивных созданий - приближаются оттуда, то не успеть уже ничего. Но ему повезло, за углом оказался лишь большой отряд добродушно настроенных крестьян. Они проводили бегущего с двумя кувшинами коротышку хохотом и затянули какую-то свою боевую песню, напоминающую церковный гимн.

Грамон старался бежать плавно, чтобы не расплескивать ни ром, ни мысли. Хорошо, если за ним идут лемуты - они глупы, да и не слишком ловки. Сила в бою с лучшим фехтовальщиком острова Андро - не решающий довод, что не раз уже было подтверждено. Но появись здесь колдун, и Хью не сумеет даже пошевелиться. Надо было идти не в Бахам, а в джунгли, на могилу С'Коллы, в которой вместе с адептом Темного Братства похоронены два амулета. Тогда можно было бы побороться. Но не сейчас... Как сбить их со следа?

Площадь Старого Короля, а вот и знаменитый бахамский памятник, высеченный в незапамятную пору из цельного куска скалы. Через две улицы будет Дом Наслаждений. То, что нужно! Многоэтажный лабиринт залов, комнат, кабинетов, половина из которых секретные. Когда-то ему уже удавалось здесь скрываться. Хью поднажал.

У входа в Дом Наслаждений он увидел... Очередь. Несколько десятков крестьян терпеливо дожидались, пока их пропустят, на них покрикивал патруль, требуя не напирать. Вот уж чего Хью не ожидал, так это популярности Дома у ополченцев, ведь удовольствия здесь не из дешевых. Так или иначе, а пройти никакой возможности не было.

35
{"b":"191664","o":1}