ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, – сказал Андрей. – Я когда уходил, дома его оставил.

Артем побрился, выдвинул ящик шкафа и, достав мобильный телефон, протянул Андрею.

– Пользуйся, – сказал он. – А как у тебя с оружием? У тебя вроде была «зажигалка» какая-то.

– Была, твой друг горбун забрал.

– Хорошо, держи. – Он протянул Андрею пистолет «Макаров»; видно, у него был лишний.

Сидя в кафе, они обсудили план совместных действий. С сегодняшней ночи Андрею надлежало вести наблюдение за прогулочным катером Евгения Борисовича. Артем в это время будет следить за его квартирой. Андрей внимательно смотрел на Артема, он не знал, когда тот говорил правду, а когда прикидывался: этот человек постоянно менял лицо, и непонятно было, чего можно ожидать от него в следующую минуту.

– А где ты сейчас живешь? – спросил Артем, когда они, уже выйдя из кафе, прощались. – Где тебя найти можно?

Андрей минуту колебался.

– Да неважно. Номер мобильника у тебя есть, если что – звони, приеду. Сейчас пойду отдохну, а потом еду в порт.

Артем хитро посмотрел на него.

– Не доверяешь? – прошипел он со злостью. – Ну не доверяй, я тебе тоже как бы не доверяю. Не так просто от горбуна уйти, цепкие у него когти. Может, ты на него теперь… Ну ладно. Дело у нас общее, пока. А тебя, между прочим, ищут. Ты во всесоюзном розыске в связи с подозрением в убийстве. Вот так, голубок.

– Плевать, – сказал Андрей и поднялся. – Если что – позвоню.

– Кстати, учти, что не сегодня-завтра Дефективный должен отправиться на катере. Если мои прогнозы оправдаются, он наш.

Андрей с предосторожностями вернулся к себе в квартиру, назвать ее домом у него не поворачивался язык.

«А ведь прав Артем. Странно, что так легко мне удалось уйти от горбуна, прямо как-то сказочно – в жизни так не бывает – может быть, я давно уже его человек, сам не зная об этом».

Встреча со старым знакомым, с одной стороны, открывала для него новые возможности. Видно было, что Артем – большой специалист в сыске. Но с другой – вязала руки: компаньоны в этом деле должны либо во всем доверять друг другу, либо не работать вместе. Но Андрей находился в таком положении, что выбирать ему не приходилось. Это была пока единственная возможность разыскать Таню, и нельзя было упускать ее. И все же зачем он Артему?

Вздремнув немного, он собрался и поехал в Стрельну, где была пристань и яхт-клуб.

Ночь Андрей провел, прячась между катерами, но ничего подозрительного не заметил. На следующий день в семь часов вечера Артем позвонил ему и сказал, что появились новые сведения и им нужно увидеться.

Андрей пришел к нему домой. Жили они неподалеку – в пятнадцати минутах ходьбы.

– Значит, так, голубок, влипли мы с тобой в грязную историю, – начал Артем, когда Андрей сел на стул в его комнате. – Деятельностью Геши, то есть Евгения Борисовича, интересуется компашка Лебедева. А Лебедев – это самый, пожалуй, влиятельный бандитский авторитет в городе. Шутки с ним могут стоить жизни. Горбун вместе со своим «голубым» другом – мелочь пузатая. Он горбуна раздавит, как насекомое. И теперь, если честно, мне это дело перестало нравиться, потому что «зачистка», сдается мне, это дело рук Лебедева.

– Что-то я не совсем понимаю твои умозаключения. К чему Лебедеву брать на себя грязную работу по «зачистке» после делишек Евгения Борисовича?

– А потому что Лебедев имеет интерес в конечном результате исследовательских разработок Геши. Ладно, хоть ты мне и не доверяешь, – Артем, сощурив глаза, хитро посмотрел на Андрея, – скажу тебе, что знаю. В руки моим друзьям попали интересные материалы научных разработок. Я в этом понимаю плохо, но речь, как мне объяснили, там идет об экспериментах в генной инженерии. Ну ты в общих чертах представляешь, что это такое.

– Представляю. – Андрей закурил сигарету. – Ты хочешь сказать, что они похищают людей только с определенным генетическим кодом? Зачем?

– Ну, голубок, этого я не знаю, но речь в этом трактате шла о принципиально новых открытиях. Сейчас в этой области работают очень многие институты. Но наш глубокоуважаемый Геша – он, кстати, ученый с мировым именем – так вот, Геша продвинулся совсем уж далеко, но не туда, куда все, а в сторону. И я не удивлюсь, что после его опытов появится какой-нибудь жуткий монстр или армия биологических роботов, готовая завоевать мир.

– Конечно, все это фигня на постном масле и твои фантазии, – сказал Андрей, – но для хорошего дела людей не похищают. Это факт.

– Это тоже верно, и такой бойни не устраивают, как в Киеве. Там как бы целую семью «зачистили» и еще человек восемь. Вот так, голубок.

Андрей поднялся:

– Если что – позвоню.

Ночью он опять дежурил на лодочной стоянке. Ночи были светлые. Часа в два пошел дождь, так что Андрей влез в одну из стоящих на берегу лодок и, забравшись под брезент, поглядывая на катер, свернулся калачиком. Пристань и край катера Евгения Борисовича было хорошо видно. Здесь под шум дождя в душном и влажном тепле захотелось спать, но Андрей стойко боролся со сном. Сон одолевал…

Вдруг он услышал шум, приглушенные голоса Андрей встрепенулся, открыл глаза Оказывается, он все-таки задремал. Приподнял край брезента и выглянул наружу. Дождь кончился. По пирсу шли трое мужчин. Впереди всех бежали собачонки Рамзэс и Руна, за ними, держа собак на поводке, вышагивал Евгений Борисович. На расстоянии десяти метров от него двое мужчин несли длинный сверток. Судя по весу и объему, в нем запросто могло находиться человеческое тело.

Достигнув катера, Евгений Борисович остановился и, повернувшись к отставшим мужчинам, прошипел негромко, но отчетливо.

– Скорее, болваны! Он может проснуться. Мужчины заторопились. Но здесь произошло нечто непредвиденное. Рамзэс с лаем вдруг рванулся в сторону так неожиданно и резко, что Евгений Борисович не смог удержать его. Вместе с поводком вырвавшись от него, псина со всех лап кинулась к лодке, в которой прятался Андрей. За ней тут же с хрипом, увлекая за собой Евгения Борисовича, рванулась Руна Тонкий собачий нюх, должно быть, уловил присутствие человека. Рамзэс встал на задние лапы, оперся передними о лодку и, подпрыгивая, стараясь заглянуть в нее, залился неудержимым свирепым лаем. Руна не отставала от него и, сдерживаемая хозяином, рвалась к лодке.

– Рамзэс! Рамзэс!! – не смея кричать, шепотом звал Евгений Борисович. – Иди скорее сюда! Рамзэс!

– Там кто-то есть… – догадался один из тащивших тело.

– Да кому там быть? Они просто голодные, хотят кушать, потому нервные… Рамзэс!

Евгений Борисович, с трудом удерживая рвущуюся с поводка Руну, пошел за Рамзэсом. Взял за поводок, оттащил в сторону… Но собаки не унимались, все лаяли и рвались от него к лодке, расходясь в собачьей истерике все сильнее. На губах их появилась пена. Всегда такие спокойные и безразличные ко всему, сейчас же они были безудержны в собачьем гневе.

– Там кто-то есть, – повторил мужчина, тащивший тело.

В руке его оказался пистолет.

– Отойдите, отойдите в сторону, – приказал он Евгению Борисовичу.

Второй его коллега остался возле лежащего на пирсе тела. Евгений Борисович отошел чуть в сторону, наклонившись и поглаживая головы неистовствующих собак, одновременно следя за действиями «носильщика».

Лежа на дне лодки, Андрей затаил дыхание. Единственное, что могло сейчас спасти его, – это полная неподвижность или случай.

Держа пистолет вверх дулом, человек подошел к лодке и отдернул брезент с одного края… Но ничего там не обнаружил. И тут от пирса, где лежало тело, раздался возглас. Придушенный, но явственный человеческий возглас. Кричал мужчина.

– Он проснулся, болваны. Скорее в лодку! – закричал Евгений Борисович. – Даже рот ему не заклеили. Кретины!

Евгений Борисович, силой увлекая беснующихся псов, бросился к пирсу; за ним, пряча пистолет в кобуру, последовал охранник, и они стали поспешно грузить извивающееся тело в катер.

Андрей лежал до тех пор, пока вдали не смолк шум мотора удаляющегося катера, потом вылез из лодки. На сегодня миссия его была закончена.

20
{"b":"1917","o":1}