ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Умница, – похвалил Артем. – А когда горбуна «зачистят», мы сможем преспокойненько заниматься Гешей… Ты же понимаешь.

– А почему ты сам не хочешь закинуть документики? – Андрей, сощурив глаза, посмотрел на Артема.

– Не беспокойся, у меня есть чем заняться. Я займусь дубляжом. Я думаю, эту информацию нужно продублировать еще кой-кому.

Андрей посмотрел на светлое небо, скоро белые ночи должны были кончиться.

– Ладно. – Он сунул пачку документов в карман. – Когда, кому и каким образом нужно их забросить?

– Образом очень простым. – Артем полез в карман, достал связку ключей, выбрал из нее нужный и протянул Андрею. – В этой квартире живет один гражданин. Сегодня день какой, пятница? Ну вот, он на дачке – отдыхает. Открываешь замочек, проходишь в квартирку, кладешь документики где-нибудь, так чтобы не на видном месте, но чтобы долго их искать не пришлось. Чего же народ утруждать?.. И выходишь, дверцу затворив.

– Когда?

– Прямо сейчас. Андрей посмотрел на часы:

– Уже…

– Это неважно, – перебил Артем. – Сегодня пятница, он должен быть на даче. Время терять нельзя. Я еду к другому человечку, оставлю у него папочку. Вот адрес клиента. Завтра свидимся – поговорим.

Когда Андрей, распрощавшись, шел от Артема к метро, было уже двенадцать часов ночи. Какая-то тень бесшумно скользнула за угол дома. Андрей постоял на месте, глядя туда, где исчезла тень человека, но там больше не произошло никакого движения.

«Может быть, почудилось…»

Белые ночи располагают к миражам.

Андрей шел по Московскому проспекту и вспоминал о том, что говорил ему сегодня Артем.

«Врет он все, мерзавец! – со злостью подумал Андрей. – Ну если не все, то по большей части врет!»

Перед тем как идти подсовывать документы, Андрей обошел дом, посмотрел на окна, но ничто не вызвало его подозрений. Дом был пятиэтажный «хрущевский», квартира располагалась на первом этаже, решеток на окнах не имелось. Андрей постоял немного у двери, прокручивая в голове причину прихода, на случай если хозяин все-таки окажется дома. Потом надавил кнопку звонка… Дверь никто не открыл, тогда Андрей достал ключик и вставил в замочную скважину. Замок открылся, и он, проскользнув в темную прихожую, быстро закрыл за собой дверь.

Фонарика у него с собой, конечно, не оказалось, поэтому пришлось зажечь свет в прихожей; в комнате он не хотел включать освещение, чтобы не увидели с улицы, хотя окна были плотно зашторены. Андрей шагнул в комнату и в полумраке стал искать место, где оставить документы. С правой стороны он разглядел что-то похожее на сервант.

Полностью открыть дверь в прихожую Андрей не решился, опасаясь, что свет будет виден с улицы, а щель, которую он оставил, давала очень мало света, и ему приходилось вглядываться…

Точно, это был сервант. Андрей выдвинул ящик, сунул в него руку, нащупал в нем пачку бумаг. Ага, значит, это то, что нужно… Он запустил руку во внутренний карман куртки и только собирался извлечь из него пачку документов, как что-то вдруг резко завизжало. Андрей бросил взгляд в сторону медленно открывающейся двери… Огромный персидский кот медленно и важно вошел в комнату.

– Футы! Кошара!..

Дверь, которую котище толкнул своим массивным телом, со скрипом очень медленно продолжала открываться, постепенно, как занавес, обнажая те части комнаты, которые были во мраке.

Важный кот, мягко ступая лапами, не коснувшись, прошел мимо Андрея и медленно с достоинством прошествовал в другую часть комнаты.

Андрей проследил за котом, и тут продолжавшая открываться дверь высветила силуэт человека…

Человек этот был неестественно огромного роста, он стоял в углу у окна… Андрей замер от неожиданности, дверь продолжала со скрипом открываться все шире… Вот свет из прихожей уже достиг великана, постепенно отвоевывая у темноты его плечо, потом понуро повисшую голову с посиневшим лицом, выпученными глазищами и вывалившимся распухшим языком, и вот уже весь он стал виден ошалевшему Андрею. Он не сразу понял, что ноги рослого человека не касаются пола, что он неподвижно висит на веревке… что это повесившийся человек.

Огромный кот, подошедший к удавленнику, посмотрел вверх на его лицо, а потом, прогнувшись в спине, зацепился когтями за его брючину, слегка качнув покойника, стал медленно, будто нехотя, перебирать лапами по его ноге, затачивая ногти.

Дело принимало для Андрея неожиданный и неблагоприятный оборот. Кто этот удавленник и почему висит здесь? Стоит ли после всего этого оставлять документы? Пожалуй что нет, потому что они попадут уже не к бандитам, которые, судя по повешенному, уже побывали тут, а в милицию, которая будет заниматься расследованием самоубийства… или, скорее всего, убийства.

«Нужно сматываться отсюда, пока не поздно», – резонно решил Андрей.

Андрей, еще раз полюбовавшись на синее от недостатка кислорода лицо повешенного, на точащего о него когти кошару, пошел в прихожую… И тут раздался звонок в дверь.

Глава 6

НОВОЕ ЗНАКОМСТВО

Андрей остановился, замер. Этого еще только не хватало! Он повернулся, посмотрел на повешенного. Потревоженный кошачьим маникюром, он раскачивался как-то неестественно, как будто еще живой и ему не нравится висеть, но слезать лень, и он покачивается так просто – от нечего делать.

Вслед за звонком на дверь посыпались удары.

– Откройте! Милиция! Откройте! – кричали из-за двери, но, кажется, им было безразлично, откроют им или нет.

Да и стук не требовал, чтобы им ответили: «Кто там?» Они дубасили плечами, и через несколько секунд дверь поддастся. Андрей понял, что влип в паршивую историю, и единственное, что ему стоит делать, это драпалять со всех ног. Что он и сделал.

Он вбежал в комнату, попутно по нечаянности толкнув повешенного, но извиняться не стал – не до извинений было сейчас. Открыл замки на окне и рванул на себя раму… С грохотом что-то посыпалось на пол, он вскочил на подоконник и, не глядя, куда и на что прыгает, бросился в окно… Последнее, что он услышал, это крик ворвавшегося в комнату милиционера:

– Стой! Стой, стрелять буду!! – вслед за чем раздался сухой пистолетный выстрел. Но Андрей был уже на земле. Он упал, но, вскочив на ноги, продираясь сквозь росшие перед окном кусты, бросился наутек.

Он бежал изо всех сил, не оглядываясь… Выскочил на дорогу. Из-за угла дома вывернула милицейская машина и, включив мигалку, поехала за ним…

Он мчался по улице, вкладывая в этот бег все свои силы, но милицейская машина догоняла. От нее было не уйти!

Обезумевшие от ужаса глаза увидели щель между домами. Андрей бросился туда и побежал вдоль дома, отсчитал третью парадную, вбежал в нее и, перескакивая через несколько ступенек, пустился вверх по лестнице. Пот заливал глаза, он хрипло дышал, сердце уже не билось, а рокотало, вот-вот готовое остановиться. Он добежал до двери на чердак. На ней висел огромный амбарный замок, значит, дальше пути не было. Значит, нужно отсидеться, подождать, пока погоня отдалится, страсти улягутся.

Андрей в изнеможении опустился на ступени. Да, сегодня пришлось побегать! Может быть, и еще придется. Грудная клетка болела – давали знать о себе переломы ребер.

«Дыхалка ни к черту… Совсем бегать не могу. Не-ет! Курить нужно бросать», – подумал он, держась за грудь.

Через открытое окно Андрей слышал, как мимо проехала милицейская машина – его ищут. И это не вселяло надежду на светлое будущее. И отчего ему так везет, как висельнику? Все невзгоды на него. Как только объявляется покойник, он тут как тут. Давайте, вешайте на меня всех глухарей. Я главный в городе козел отпущения!.. Даже обидно.

Теперь наверняка в квартире найдут его отпечатки, и помимо Веры еще какой-то повешенным примазался, которого он в глаза-то живым не видел. И будет о нем слава по городу ходить как о лютом, серийном злодее-киллере, которого можно недорого нанять, и он за трешку кого угодно грохнет. Вот весело!

23
{"b":"1917","o":1}