ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Андрей подпер щеку кулаком и задумался, мысли его были невеселыми. Просидев так минут двадцать, он осторожно на цыпочках спустился до первого этажа, поминутно оглядываясь, направился к дороге, чтобы поймать такси.

Из-за поворота с правой стороны с диким визгом тормозов выскочила милицейская машина и помчалась по улице. Андрей шел неторопливо. Он понимал, что должен выдержать это испытание, он не должен показать, что волнуется. Милицейская машина приближалась. Андрей, не обращая на нее внимания, повернул в другую сторону. Всего несколько метров отделяло его от милицейской машины. Андрей крепко сжал зубы, сердце колотилось… Машина вдруг сделала резкий поворот и остановилась.

– Стой! – истошно закричал кто-то.

Андрей понял, что это его. Он резко бросился в сторону и побежал.

Машина рванула за ним, кто-то бежал сзади, но Андрей не чувствовал, не ощущал и не понимал ничего. Он бежал так, как не бегал никогда в своей жизни.

Как вихрь он ворвался в парадную и стремительно помчался вверх по лестнице, он не знал, бежит ли за ним кто-нибудь или ему удалось оторваться от преследователей, он бежал, зная, что от его скорости зависит его жизнь, и он выкладывал все свои силы.

На чердачной двери масляной краской был начертан крест. Андрей рванул дверь…

На чердаке горел свет, он мчался по деревянному настилу, не сознавая, что создает этим слишком много шума. Наконец, выбившись из сил, остановился, прислушался. Было тихо. Только под потолком шебаршили голуби. Андрей обнаружил в своей руке пистолет. Он даже не заметил, когда выхватил его, и даже не помнил, стрелял ли он. Привалившись к одной из деревянных подпорок, перевел дыхание. Так он простоял, наверное, несколько минут, потом спустился с настила на песок.

И тут в дальнем темном углу чердака что-то зашевелилось.

Андрей резко повернулся, направил туда пистолет.

– Руки вверх! Не двигаться! – закричал он дико и сам не узнал и испугался своего голоса. – Пристрелю!

В темноте что-то зашевелилось.

– Кто там, выходи! – приказал Андрей, все так же держа его на мушке. В любую секунду палец готов был спустить курок. – Выходи! Ну!

Из темноты угла на свет медленно вышел мальчик в длинном взрослом пальто. Он держал руки вытянутыми высоко вверх, его огромные заспанные глаза смотрели на Андрея с ужасом и изумлением.

– Не стреляйте, дяденька, – вдруг сказал мальчик, и две большие слезинки показались у него на глазах.

Пальто достигало ему щиколоток, и маленький человек выглядел нелепо в этом наряде. Андрей не сразу сообразил, что перед ним безобидный мальчуган, готовый вот-вот расплакаться.

– Да ты что, не буду я стрелять, – сказал он. – Ты руки-то опусти.

Андрей убрал пистолет за пояс, но мальчик так и продолжал стоять против него, не опуская руки, да и страх не ушел из его глаз.

– Да ты руки-то опусти.

Андрей подошел к мальчугану и опустил его руки. Мальчик был чумазый, волосы на его когда-то обритой наголо голове успели отрасти и были одинаковой длины.

– Ты чего здесь прячешься, что ли, от кого? Мальчик молчал и все так же испуганно глядел на Андрея.

– Не бойся, не обижу тебя. – Андрей провел рукой по его голове. – От кого прячешься-то?

– Я здесь живу, – вдруг сказал мальчик тоненьким голоском.

– Как здесь?

Андрей осмотрел стены чердака, ворочающихся под потолком голубей.

– Тут кто-нибудь еще, кроме тебя, живет? – спросил он, посмотрев в темный угол.

– Я один.

– А родители твои где? – поинтересовался Андрей, минуту помолчав.

Мальчик не ответил.

– Не хочешь, не говори.

Что-то еще помимо страха вдруг появилось в глазах мальчика.

– А у вас пистолет настоящий? – спросил он, кивнув на торчавшую из-за пояса у Андрея рукоятку пистолета.

– Настоящий, – сказал Андрей. Мальчик посмотрел на него с восхищением:

– Здорово.

– Тебя как зовут?

– Руслан.

Мальчуган, высвободив руку из длинного рукава, совсем по-взрослому протянул ее Андрею. Андрей пожал ее.

– А меня – дядя Андрей.

«Господи! Какая же у него ручонка малюсенькая, как игрушечная».

– Хочешь пистолет посмотреть?

– А можно? – выпалил Руслан, его большие глаза стали еще больше.

Андрей вынул обойму и протянул пистолет ребенку. Рассмотрев его как следует и даже прицелившись в голубей, Руслан вернул пистолет.

– Хороший, – сказал он.

– Да, ничего. – Андрей поставил на место обойму и сунул пистолет за пояс. – А ты что же, тут так и живешь? – спросил он, но вдруг насторожился, прислушался. Ему показалось, что где-то хлопнула дверь… Да нет, пожалуй, не показалось – вдалеке по деревянным настилам чердака загрохотали сапоги. Это за ним, погоня!

Андрей выхватил пистолет и осмотрелся по сторонам. Бежать было некуда.

– Это за вами гонятся? – спросил мальчик, глядя на него пристально.

– За мной, за мной. А нет ли здесь другого выхода?..

– Пойдемте, я покажу, – сказал Руслан, привычно подхватил полы длинного пальто и побежал к лестнице, ведущей на крышу. – Я тут знаю все, – ловко карабкаясь вверх к слуховому оконцу, говорил он.

Грохот шагов и голоса приближались. Мальчик юркнул в оконце и исчез. Андрей торопливо поднялся по ступенькам и уже у самого окна оглянулся. Луч фонаря прорезал темноту под крышей, вспугнув голубей, и они недовольно забили крыльями и закурлычили, отгоняя непрошеных гостей.

– Вот он!! Стой! Стой, стрелять буду!.. – раздалось сзади Андрея. И он, не разбирая и не вглядываясь, что там, сам, не ожидая от себя такой ловкости, вперед руками нырнул в оконце.

Андрей выпрыгнул на крышу настолько стремительно, что уткнулся прямо в заграждение, отделявшее крышу от улицы, и не будь этого заграждения, Андрей сиганул бы с пятого этажа вниз ласточкой.

Мать честная! Черное небо было полно звезд. Здесь на крыше, куда не достигал свет улиц, небо казалось бездонным, бесконечным… Здесь человеческая жизнь представлялась ничтожной и незначительной. Пожалуй, сейчас так оно и было, ведь сзади за Андреем гнались люди с пистолетами.

– Дядя Андрей. Сюда!

Андрей повернул голову направо и увидел на фоне звездного неба бегущего по покатой крыше Руслана. Нельзя было терять ни секунды. Андрей, скользя по цинку крыши, бросился за ним.

– Скорее, дядя Андрей! – крикнул Руслан, подбежав к печной трубе.

Он подпрыгнул и вдруг вперед головой сиганул в ее жерло. Андрей подбежал к трубе и заглянул в ее отверстие.

– Быстрее, давайте сюда! – послышался из темноты трубы детский голос. – Не бойтесь, здесь неглубоко.

А Андрей и не боялся: он сунул пистолет за пояс, выставил вперед руки и бросился в трубу.

Скоро он достиг пола. Здесь было абсолютно темно, маленькая ручонка Руслана схватила его за рукав и потащила куда-то в темноту. Передвигаться здесь можно было только на четвереньках, Андрей прополз совсем немного и остановился, сел, поджав к груди колени.

– Тихо, – в ухо ему прошептал Руслан. – Теперь тихо сидите.

Если чуть наклонить голову, то сквозь обрамление печной трубы было видно звездное небо. Сверху над ними по цинку крыши грохотали тяжелые шаги.

– Сержант! Там посмотри! – прокричал кто-то. И вдруг небо закрыла чья-то голова. Это было настолько неожиданно, что Андрей вздрогнул.

– Нет тут никого! – крикнул закрывавший небо человек в трубу.

Голова исчезла, шаги прогрохотали уже далеко в стороне, и стало тихо. Андрей перевел дыхание.

– Нужно еще подождать… – прошептал Руслан.

Они сидели, близко прижавшись друг к другу, от мальчика шло тепло, и какое-то странное ощущение уюта вдруг охватило Андрея. Это было что-то новое для него. Уже давно – с тех пор как пропала Таня – он не ощущал ничего подобного, было в этом что-то надежное и родное. Странно, что уют он вдруг ощутил здесь, сидя в печной трубе с незнакомым мальчуганом.

Несколько минут прошли в молчании.

– Ну, вроде ушли, – сказал Руслан. – Еще немного посидим и пойдем.

24
{"b":"1917","o":1}