ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Ну это мы еще посмотрим! Кто кем пожертвует», – думал Андрей.

Он все-таки надеялся переиграть Артема. Но насколько это удастся?..

Они договорились, что утром Андрей зайдет к Артему; хотя и неприятен был ему этот человек, но от общения с ним было не уйти. Каждый раз завеса чуть-чуть приподнималась, и для Андрея картина становилась все более ясной. Вчерашний вечер он тоже не считал пропавшим даром, несмотря на то, что из рассказанного Артемом определить, что правда – что вранье, пока не представлялось возможным… Главное было спасти Таню. Ведь она наверняка ждала этого. Если она еще жива… Андрей все больше сомневался в этом. И если бы не появился в его жизни Руслан, вообще можно было бы свихнуться. И какое дело Андрею, что за цели преследует Артем. Да и плевать на него!

Когда на следующий день утром Андрей заходил в дверь парадной, он бросил рассеянный взгляд на стоящего неподалеку человека в модной цветастой рубашке, лицо его показалось чем-то знакомым. Где-то он его уже видел…

Андрей вошел в парадную, сделал несколько шагов вверх по лестнице… И тут вдруг остановился, замер. Он внезапно вспомнил, где видел этого человека. Ну да! Как он сразу не узнал эту мерзкую рожу?! Ведь на даче горбуна это он бил его резиновой дубинкой и сломал ребра. Ведь такую морду с узким лбом трудно было забыть…

Андрей обернулся на уличную дверь. Мордоворот не вошел в парадную, он стоял там, возле нее: Андрей видел его огромную тень на полу парадной. Назад хода не было.

Андрей перевел взгляд на дверь квартиры Артема. Там наверняка была засада. Нужно бежать наверх, через чердак можно уйти!..

Ну, была не была! Он изо всех сил рванул вверх, в два прыжка преодолев лестничный пролет, как вихрь пронесся мимо двери Артема и… с разбегу чуть не наскочил на другого, стоящего у окошка здоровенного мордоворота. Он со скучающим видом поигрывал резиновой дубинкой и молча смотрел на Андрея. У него была неестественно выдающаяся вперед челюсть и большой сломанный боксерский нос.

Андрей повернулся назад. Тот, стоявший во дворе, уже вошел в парадную и тоже смотрел на Андрея. Дверь квартиры, в которой жил Артем, отворилась, и из нее выглянула «очаровательная» «Маша».

– Мы ждем тебя, Андрюша. Сколько можно. Я по тебе соскучилась.

Дикий страх и ярость вдруг охватили попавшего в ловушку Андрея.

«Нет уж, все, что угодно, только не это! Нет!» Он вдруг почувствовал в себе огромную силу, страх и ненависть… Он сунул руку за пазуху, собираясь выхватить пистолет, о котором почему-то вспомнил не сразу. Но как ни стремительно было его движение, громила, стоявший на верхней площадке, с удивительно странным для его большого тела проворством вдруг бросился вниз по ступенькам на Андрея и ударил его дубинкой по плечу. В глазах помутнело. Падая, он продолжал одной рукой цепляться за перила, но тело уже не слушалось; обмякнув, оно медленно валилось по лестнице вниз, до самой площадки.

На какое-то мгновение он потерял сознание, а когда открыл глаза, увидел над собой громилу с дубинкой. Пистолета за пазухой уже не было.

– Вставай и иди в квартиру, – сказал он густым басом оперного певца. – Ты понял меня или еще дать?

Все так же дубинка его методично шлепала о ладонь.

Шлеп, шлеп, шлеп…

– Я понял тебя, – ответил Андрей.

И снова эта ситуация что-то смутно напомнила ему… Где-то он уже это видел.

Андрей с трудом поднялся, ключица болела, левая рука слушалась нехотя.

В дверях встретил его «Маша». Теперь Андрей точно знал, что это переодетый мужчина в парике, хотя манерами и всем остальным удивительно походил на женщину. Конечно, Андрей видел в своей жизни голубых – удивления особенного это не вызывало – но чтобы такое перевоплощение!..

Хотя сейчас ему было наплевать на все это. Через прихожую он прошел в комнату Артема, сзади шел ударивший его мордоворот. Андрей уже не планировал побега – каждый шаг отдавался болью в ключице. С такой рукой далеко не убежишь. Артем с фингалом под глазом и скованными за спиной руками под присмотром плечистого молодого человека, тоже вооруженного резиновой дубинкой, сидел на диване.

– Здорово, Андрюха. – Он ухмыльнулся разбитыми губами и сплюнул кровью на пол. – И ты влип? Жаль.

Андрей промолчал.

– Садись, котик-мотик, – пригласил «Маша» и несильно ткнул Андрея в живот.

Андрей опустился на диван рядом с Артемом.

– Мы не думали, что тебя встретим, – признался «Маша», проведя кончиком наманикюренного пальчика по щеке Андрея. – Думали, Артемушку привезем, а коли двоих, так горбушка, знаешь, как обрадуется. Заодно ты, котик-мотик, скажешь, кто тебе помог в тот раз убежать. Уж мы тебя искали, искали…

«Маша» погрозил пальчиком и попытался снова провести по щеке Андрея, но тот с раздражением отпихнул его руку. Это прикосновение было ему неприятно, сразу вспоминались его страстные поцелуи…

– Ах ты, гад! – разозлился «Маша», как будто, отвергнув его ухаживания, Андрей наплевал в нежную женскую душу. – Ах, гад так гад! Ну-ка, Федя, надень на него наручники.

Федя, стоявший рядом с Артемом, неторопливо положил на стол дубинку, достал наручники из кармана и, щелкая ими, подошел к Андрею. Он протянул руки… Но тут сидевший рядом с ним Артем, оказавшись за спиной громилы, своим массивным телом закрывшего от него «Машу», вдруг вскочил на ноги и ударил жлоба ногой в спину. Судя по удару, Артем был мастером в драке и даже со скованными руками был опасен.

Громила охнул и, скривив страдальческую гримасу, повалился на Андрея. «Маша», испугавшись, истошно заорал. Артем же одним прыжком взвился на стоящую у окна тумбочку Мощным ударом ноги вышиб раму и бесстрашно прыгнул вниз во двор. Истошный вопль «Маши», звон разбитого стекла, хрипение упавшего на Андрея мужика – все это смешалось в раздражающий противный шум. Из разбитого окна слышались матюги и шум потасовки.

Андрей отпихнул от себя тело стонущего человека, с больной рукой сделать это оказалось нелегко, с трудом встал на ноги…

На крик в комнату влетел жлоб с боксерским носом и, увидев орущего в истерике «Машу», лежащего на полу братка и стоящего среди всего этого безобразия Андрея, долго раздумывать не стал, а шарахнул Андрея дубинкой по другому плечу. Тот взвыл от боли и упал на диван. Громила снова поднял дубину, чтобы ударить Андрея еще раз.

– Я здесь ни при чем! – заорал Андрей с дивана, закрываясь от следующего удара, но громила не ударил, он только хмыкнул, помог подняться получившему по почке братку и усадил его рядом с Андреем.

– Этому надень сначала наручники, – приказал пришедший в себя «Маша». – А то еще он убежит. Нас вообще тогда горбушка повесит.

Андрею надели наручники и вывели из квартиры. Ему было плохо, болели обе руки.

«Ну вот, теперь уж все», – грустно подумал Андрей, когда его вели вниз по лестнице.

Около парадной стояли две иномарки. В одной из них на заднем сиденье Андрей увидел Артема, сжатого с двух сторон могучими телами, и даже не сразу узнал его. Видно было, что за попытку побега досталось тому здорово. Из носа обильно хлестала кровь, щека, содранная об асфальт, кровоточила.

– Тебе в эту машинку, котик-мотик, – сказал «Маша», указывая на другую иномарку.

Перед тем как сесть в машину, Андрей почему-то обернулся и увидел у парадной мужчину, остановившегося поглазеть на суету. Был он в форме летчика гражданского аэрофлота, невысокого роста, худой и сутулый, но глаза…

Андрей сел в машину, с двух сторон его стеснили два мужских тела. Машина тронулась…

…его глаза так и стояли перед Андреем, в них было что-то страшное и безжалостное, мертвое и холодное…

Андрей смотрел перед собой, не замечая, куда едет машина, и сковавших кисти наручников…

…где-то он уже видел эти глаза. Страшные глаза. И Андрей вдруг вспомнил. Ну точно, он видел этого человека у Артема, только он был тогда без формы.

– Наденьте-ка ему мешок, – сказал водитель и, обернувшись вполоборота, подал мешок сидящему рядом с Андреем мужчине.

26
{"b":"1917","o":1}