ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Время казалось вечностью. Ему представлялось, что вот сейчас он мысленно провернет ключ в замке… Но ни один из принесенных ключей не подошел.

– Потерпи, Андрей, я сейчас попробую замок чем-нибудь сломать, – прошептал он в скважину. – Сейчас, только за инструментом схожу…

– Да, я жду, буду ждать… – прошептал Андрей с надеждой.

Он вскочил на ноги и вне себя от радости заходил по комнате взад-вперед.

«Только бы удалось… Только бы удалось… Господи! Неужели вновь удастся бежать?!… Господи!! Неужели удастся?! Только бы не сорвалось!..»

Иногда, остановившись, он прислушивался к воплям за стеной, и ему делалось жутко, все внутри леденело.

«Только бы удалось!..»

Вопли за стеной смолкли, хлопнула дверь, и по паркету процокали дамские каблучки. Значит, «Маша» пошел докладывать что-то горбуну или вышел передохнуть. Андрей приложил ухо к двери, но там было уже тихо. Он вновь заметался по комнате. Надежда придавала ему силы, огромные силы… И он в нетерпении метался из угла в угол, вслушиваясь в каждый звук, в каждый шорох… И все же прослушал.

– Эй, Андрюха, ты как там? Андрей бросился на колени.

– Да-да, я здесь. Я здесь… – зашептал он торопливо.

– Слышь, я тут ножичек принес, может, удастся замок отодвинуть…

Прямо перед носом Андрея в щель между дверью и косяком внезапно высунулось лезвие ножа… Андрей отшатнулся. Что-то вдруг испугало его в этом появившемся прямо перед лицом лезвии. Он не смог бы сказать что, но что-то более жуткое, чем даже вопли за стеной… Но это только на мгновение.

– Слышь, ты поднапри на дверь, с той стороны. Ну давай, хорошенько поднапри… – шептал из-за двери Борис.

Стараясь поддеть язычок замка, он вставлял лезвие сверху и снизу; казалось, что вот сейчас, еще немного… Но что-то там срывалось, замок, щелкнув, вставал на место, и все начиналось сначала…

Андрей изнывал от напряжения, вся его внутренняя сила уходила на помощь стоящему в коридоре человеку… Вдруг за дверью что-то хлопнуло, торопливо зацокали каблучки…

– А это тут что?! Ты чего тут, котик-мотик, а?!

«Господи, это же „Маша"… Засекли! Неужели засекли?! Все пропало!»

Андрей замер, приложив ухо к двери.

– Да я шел к тебе, вот ужин принес… Шнурок развязался.

И уже совсем рядом с дверью голос Маши:

– Хозяин сказал, завтра вечером ты их кончать будешь, так что готовься. А я с этим еще поработаю.

Андрей отпрянул от двери. «За мной?!»

Нет, каблучки процокали мимо. Хлопнула дверь… Стало тихо.

– Эй-эй, ты здесь?! – тихонько позвал Андрей.

Нет, не ответил никто.

– Эй, слышишь?! – снова позвал он шепотом, уже погромче.

Но вновь никто не ответил. Значит, усатый ушел. Значит, все напрасно… За стеной, усугубляя тоску, взвыл Артем. И этот человеческий вой рвал душу и вселял ужас, нестерпимый, панический ужас близящейся муки.

Все последовавшее за этим время Андрей либо нетерпеливо ходил по комнате, либо садился на диван, но сидел недолго и, вскочив, ходил снова-уже не обращая внимания на боль в плечах, на неудобство сковывавших запястья наручников… – было не до этого – часто останавливался у двери, прикладывал к ней ухо… Вслушивался…

Шло время, его спаситель не появлялся. Неужели не придет больше? Этот вопрос, который задавал себе Андрей, ужасал его. Самым страшным в его ситуации была безнадежность. Пока имелась надежда на избавление, можно было еще держаться, не падать духом. Но когда ее отняли…

– Эй, слышь, Андрюха, ты здесь еще?..

– Да-да, здесь еще, здесь!!

Андрей вне себя от радости бросился на колени и прильнул губами к скважине. Как он обрадовался этому голосу друга, он чуть не плакал от радости. Значит, было кому-то до него дело, значит, кто-то пришел спасти его.

– Ну держись, сейчас будем снова открывать, – зашептал Борис дрожащим голосом, ему было страшно не меньше, чем Андрею.

И снова прямо перед лицом Андрея вылезло лезвие ножа, и снова он, испугавшись, отшатнулся…

– Давай надави на дверь… Ну!.. Андрей навалился плечом на дверь.

И снова нож заходил в щели, и снова, когда казалось, вот сейчас замок откроется… щелкнув, все срывалось. И начиналось все по новой.

Несколько раз человек в коридоре отскакивал от двери – ему чудились чьи-то шаги. Но через некоторое время вновь бросался на ее штурм. Потом он ушел за топором, и Андрей снова остался один слушать несмолкающие вопли за стеной.

Нервно-возбужденное состояние Андрея прошло, он сел на диван.

«А кто это вообще такой? – подумал Андрей, бессмысленно глядя перед собой. – Почему он так старается вытащить меня отсюда?.. Что-то здесь не так… – Он встал с дивана и посмотрел на дверь. – Что-то не так…»

Подойдя к двери, послушал. В коридоре было тихо.

«Почему он старается вытащить меня отсюда? Ведь ясно, что он подвергает себя смертельной опасности, стараясь выпустить меня перед самым носом у горбуна…»

Чувствовалась в его действиях какая-то настораживающая неувязка, но что это за неувязка, Андрей никак не мог понять. Нужно было сосредоточиться, но как это сделать, когда за стеной, не смолкая, орет Артем… Надо сосредоточиться!.. Надо! Он прошелся по комнате…

«Ну конечно, он опасается, что под пыткой я выдам его, – размышлял Андрей. – Он думает, что под пыткой я укажу на него, и тогда… Тогда его тоже наверняка убьют. Значит, меня нужно отпустить…» – пришел к выводу Андрей и удовлетворенный уселся на диван.

«Правильно, меня нужно отпустить, чтобы я его не выдал… или убить, – неожиданно пришло в голову. – Ну да, конечно, убить. Это же гораздо проще. Зачем выпускать меня через черный ход, подвергаясь большей опасности, что меня могут увидеть?.. Наконец, меня могут потом снова поймать. И что тогда, снова выпускать?..»

Странно, как эта мысль раньше не пришла в голову. Ведь это, кажется, так просто: он свидетель, и он может выдать, следовательно – его нужно убрать…

«Вот, черт! Вот влип!!» – Андрея бросило в пот.

Эта простая мысль вызвала в нем ужас и панику. Он снова вскочил, кинулся к двери. А вдруг он придет сейчас, откроет дверь и прирежет его… Нужно срочно позвать на помощь… Сказать, что это он, он спас его в тот раз…

– Эй! – слабым голосом позвал он и ударился в дверь всем телом. – Эй! Помогите!..

– Ты что кричишь, тише, здесь я… – зашипел в щель знакомый голос Бориса. – Сейчас откроем, я топорик принес, не бойся, выпущу тебя.

Андрей отшатнулся от двери. В щели показалось лезвие топора.

«Что же делать?!.. Что же делать?.. Кричать, звать на помощь?.. А вдруг он не собирается убивать меня, а действительно хочет освободить? И если я закричу, погублю и его, и себя?.. Что делать?!»

Древесина затрещала, щель между дверью и косяком увеличилась настолько, что Андрей мог видеть острие топора и чуть повыше над ним карий глаз, напряженно глядящий на язычок замка. Снова затрещало погромче. Дверь не выдерживала… Еще немного, и замок удастся отжать.

– Поднапри с той стороны, – прошептал он.

Но Андрей не шелохнулся, он не знал, что ему делать – помогать человеку, ломающему дверь, или лучше стоит кричать и звать на помощь, чтобы его схватили. Эти два желания мучительно боролись в нем…

Что же делать?! Что?!!

Андрей до крови закусил нижнюю губу, но не почувствовал боли…

Дверь трещала, ходила ходуном, готовая вот-вот открыться. Андрей отошел подальше и смотрел на нее со страхом. Еще совсем немного… Щель увеличилась настолько, что в нее можно было просунуть пальцы руки.

«Ну пусть только войдет, – думал Андрей, сжимая закованные в наручники кулаки. – Пусть войдет…»

Он не собирался сдаваться.

Дверь перестала трещать, щель исчезла, стало тихо. Ушел?

Андрей, стоявший в другом конце комнаты, осторожно подошел к двери, приложил к ней ухо.

– Ну чего не помогаешь-то, Андрюха? – вдруг донесся до него шепот. Это прозвучало так неожиданно, что Андрей отшатнулся от двери. – Ты чего, боишься, что ли?

28
{"b":"1917","o":1}