ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Колян так и замер с колобашкой в руке, глядя в кладбищенскую темноту. Михалыч втянул голову в плечи, боясь светить в ту сторону, откуда донесся стон, а вместо этого направил свет на побледневшее лицо товарища.

– Что это было, а, Михалыч? Это человек, что ли, крикнул?..

– Пойдем, пойдем скорее, кто его, блин, знает, что такое… – Михалыч схватил его за руку.

Наконец Колян одумался, взял крышку гроба, накрыл его и торопливо несколькими ударами заколотил. Они взялись за ручки и потащили гроб по аллее. Гроб был зверски тяжелым; обливаясь потом, они несколько раз останавливались передохнуть, но ненадолго, тот донесшийся из-за могил человеческий стон гнал их по аллее дальше, и они совсем в измученном состоянии достигли наконец мостика.

Неподалеку уже ждал микроавтобус. При их появлении из микроавтобуса вышел заказчик, его сопровождали четверо мужчин. Они двинулись навстречу изнемогающим под тяжестью гроба бомжам.

– Этот гроб, вы могилы не перепутали?.. – встретил их человек с заячьей губой.

– Сомневаешься, блин.

Бомжи опустили гроб на деревянную поверхность мостика. Заказчик суетился вокруг гроба, освещая его фонариком, поглаживая обитую черной материей крышку…

– Не вскрывали? Гроб, спрашиваю, не открывали?! – повернулся он к Михалычу.

– Не-ет! – промычал тот, еле живой от усталости, облокотившись на перила мостика. – На кой нам? Все в ажуре.

Человек с заячьей губой внимательно осмотрел крышку, в темноте лицо его выразило сожаление.

– Вскрывали… – проговорил он шепотом. – Ладно, держи.

Он сунул в руку Михалычу пачку денег и, не попрощавшись, пошел к микроавтобусу. Пришедшие с ним мужчины молча взяли гроб и отнесли вслед за ним. Остановившись у автобуса, человек с заячьей губой достал из кармана сотовый телефон, набрал номер и сказал в него несколько слов, только после этого залез в автобус, куда уже погрузили гроб.

– Ну вот, а ты, блин, боялся, – освещая пачку денег, сказал Михалыч. – Давай, что ли, за это дело по глоточку примем.

– Не откажусь. – Колян хлопнул товарища по плечу. – Везучий ты, Михалыч. Не зря я с тобой связался.

Проследив за отъезжающим микроавтобусом, Михалыч достал из кармана бутылек со спиртом, отвинтил пробку

– Ну давай, будем.

Он произвел один большой глоток и, крякнув, передал бутылку Коляну.

– Смотри-ка. Это еще кто?

На большой скорости к мостику, на то самое место, где стоял микроавтобус, подъехали «жигули». Автомобиль встал так, что его фары освещали стоявших на мостике Михалыча и Коляна. Из «жигулей» вышли двое мужчин и направились к бомжам. Разглядеть их не представлялось возможности, но шли они неторопливо, словно вышли прогуляться по свежему воздуху, заодно проведать умерших родственников.

Бомжи, замерев, глядели на приближающихся людей. Что-то темное и страшное поднималось в их душах, парализуя волю. В движениях этих спортивного вида молодых людей было нечто неотвратимое, не оставляющее надежды…

– Это за нами, блин. Беги, Колян… – еле слышно проговорил Михалыч.

Они были уже совсем близко.

– Беги, Колян, – громче повторил Михалыч.

Но Колян не двинулся с места

– Беги! – почти крикнул старый бомж и толкнул своего товарища локтем.

Тот очнулся, повернулся в сторону кладбища и побежал. Послышался хруст песка под его ботинками.

– Куда же ты?! – воскликнул один из молодых людей.

Они бегом бросились на мостик. Но тут их встретил Михалыч, широко расставил руки, словно желая обнять бегущих на него людей.

– Вы не скажете, как пройти в библиотеку? – спросил первый достигший его мужчина и ловко натренированным движением вонзил нож в сердце бомжа.

Михалыч охнул, на выдохе издав какой-то хлюпающий не то возглас, не то стон… и повалился на деревянный пол мостика. И здесь повезло Михалычу. Смерть его была немучительной и мгновенной.

Молодой человек атлетического сложения, который загнал ему в сердце нож, поднял его и перевалил через перила… Внизу в темноте раздался всплеск, и Михалыча не стало. Он медленно опустился на дно, и ленивое течение потащило его труп вдоль кладбища.

Но друг его Колян не зря видел страшный сон – он тоже не избежал смерти. Гонялись за ним по кладбищу полчаса, пока, догнав, не зарезали, только смерть пришла к нему не сразу. Удар ножа на скорую руку был не так точен и расчетлив и причинил ему немало мук, и умирал он между могилами, истекая кровью, еще два часа… и совсем немного не дожил до рассвета.

Глава 2

ПОЛУЧИТЕ ДЕНЕЖНЫЙ ПЕРЕВОД

Таня стояла у окна и смотрела во двор на освещенные окна противоположного дома. Андрей подошел сзади, обнял жену за плечи, поцеловал в затылок.

– Послушай, Танечка, ты никогда не обращала внимания на то окно, напротив?

– На какое? – Таня повернулась к нему и поцеловала в губы.

– Ну ты посмотри. Вон, видишь. – Нежно взяв жену за подбородок, Андрей повернул ее лицо в сторону окна. – Видишь? С балкончиком.

– Нет, дорогой.

Таня снова повернулась к мужу и снова поцеловала его в губы долгим многообещающим поцелуем. Андрей ответил ей взаимностью, потом поцеловал в шею, в плечо… Тело Тани вздрогнуло, она издала вздох, и Андрей, изнемогая от желания, прильнул к ее телу…

Они поженились всего полгода назад и сейчас узнавали друг друга с хорошей стороны, с плохой человек начинает узнаваться позже. У обоих это был уже не первый брак. Андрей дважды хлебнул этого удовольствия и в третий раз жениться не собирался, но любовь распорядилась за него. Им было по тридцать лет, детей не было ни у Тани, ни у Андрея, и оба они желали их иметь. Андрей занимался бизнесом. Его торговая фирма, в которой он был соучредителем, пока держалась на плаву, словом, на жизнь денег хватало.

Он любил свою жену, но не настолько, чтобы не замечать в ее поведении некоторых странностей. Несколько раз она исчезала на сутки, но, вновь появившись дома, оправдывала свое отсутствие тем, что задержалась у подруги, потом звонила подруга и подтверждала ее слова. И все же что-то настораживало Андрея.

– Так ты не обращала внимания вон на то окно? – спустя полчаса, стоя возле окна, с дымящейся сигаретой, спросил Андрей.

– Какое? – сзади подошла Таня в халате.

– Да вон же это, я тебе уже в который раз говорю. Видишь, с балкончиком.

– Нет, не обращала никогда, а что?

– Знаешь, у меня такое ощущение, что из того окна за нами следят. Я уже два раза видел там человека с биноклем.

– Может, там маньяк какой-нибудь живет и смотрит, как мы с тобой…

Она обвила его шею руками, приникнув всем телом, и поцеловала в губы.

– Сейчас мы ему покажем, маньяку проклятому, – прошептал Андрей, торопливо затушив сигарету в пепельнице. – Сейчас покажем…

На этом разговор и закончился. Но часто, подходя к окну, Андрей видел человека с биноклем, и человек глядел на него.

Было неприятно все время находиться под чьим-то наблюдением. Через неделю это начало раздражать. Таня относилась к наблюдателю с иронией, называла его маньяком, импотентом и предлагала Андрею не обращать на него внимания. Но Андрей не мог не обращать. Иногда, пробудившись среди ночи, он вставал с кровати и, отогнув край занавески, смотрел на темное окно. Окно всегда было темным, там никогда не зажигали свет.

«Что ему нужно? Что?»

Фирма его была далеко не из богатых – в последнее время дела шли неважно. «А может, права Таня и стоит плюнуть на этого наблюдателя-маньяка? Пусть наслаждается, придурок», – иногда думал он.

Но что-то тревожило Андрея, что-то не давало успокоиться. Предчувствие надвигающейся Беды, пока что только ее тень, закрывшая солнце, но он чувствовал, что Беда идет сюда, к ним в дом. И это угнетало Андрея. Да и находиться под постоянным наблюдением становилось невыносимым. Кроме того, к ним в квартиру зачастили служащие Петроэнергосбыта проверять счетчик. В другое время в этих визитах не было бы ничего особенного и Андрей не обратил бы на них внимания, но сейчас он смотрел на проверяющих с подозрением и неприязнью.

3
{"b":"1917","o":1}