ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Горло мертвого, так же как и у предыдущей жертвы, было перерезано, грудная клетка разъята, и казалось, что из груди удалены все внутренности, и своим нелепым видом мертвец напоминал пустую консервную банку. Кишки вывалились и спутанным склизким комом лежали на земле…

«Прямо хирург какой-то, – подумал Андрей. Ну точно хирург и есть».

Что заставляло человека со страшными глазами совершать над ними такие чудовищные действия? Ненависть? Злоба?..

Но в глазах его не было заметно этих чувств… Тогда что? Проходя мимо мертвого тела, Андрей обратил внимание на его лицо. Это тот самый усатый Боря, который в прошлый раз помог ему бежать из этого ужасного дома и сегодня пытался сломать дверь. Сейчас его уже мутные карие глаза бессмысленно уставились в небо.

Неприятное чувство шевельнулось в душе Андрея. А что, если он действительно хотел его спасти? Теперь его уже не спросишь, теперь Андрею не суждено этого узнать никогда. Он с неприязнью покосился на холщовую сумку на плече Хирурга (как Андрей прозвал его про себя). Чего он там набрал себе ценного из покойников… И зачем ему? Интересно…

Но нужно было идти дальше, и они шли по песчаной дорожке, унося тело измученного пытками, но пока еще живого Артема…

В конце песчаной дорожки стоял металлический забор с воротами, до него оставалось совсем немного, когда сзади раздался истошный женский вопль… Должно быть, это кричал «Маша». – Скорее, – приказал Хирург. Они ускорили шаг, они почти бежали… Сзади вдруг раздался выстрел. Пуля, брызнув фонтанчиком песка, ударила в дорожку совсем рядом с Андреем. Следующая угодила в металлические воротца – те пронзительно взвизгнули… отлетевшая от их металлической поверхности пуля рикошетом глухо ударила в дерево.

Прозвучал новый выстрел, но он уже был не опасен, потому что они кинулись в кусты и залегли. Хирург вынул из кармана пистолет.

– Сейчас выскакиваешь за ворота – там справа в кустах машина. У тебя семь секунд.

Густые кусты скрывали их. Андрей поднялся с земли, взвалил на спину тело Артема.

– Я готов, – сказал он, набрав в легкие воздуха.

– Пошли! – скомандовал Хирург.

Они выскочили почти одновременно. Андрей, правда, на несколько мгновений поотстал – тело все-таки было тяжелым. Оказавшийся почти на середине дорожки Хирург сразу стал стрелять. Трое бежавших к воротам людей, казалось, не ожидали этого и сориентировались не сразу, а когда поняли и бросились на песок, один из них был уже мертв.

Хирург вел почти безостановочную стрельбу по дому, методично, через каждые две секунды нажимая курок пистолета, не давая лежавшим даже поднять голову. Выпустив всю обойму, он бросился в ворота вслед за Андреем, уже затащившим Артема на заднее сиденье «жигулей».

Машина, взвизгнув тормозами, рванула с места, выскочила на узкую асфальтированную дорожку и помчалась по ней, потом повернула на такую же узенькую дорожку, пока не выехала на шоссе. По пути им не встретилось ни одного человека, ни одного автомобиля. И не удивительно, ведь было раннее утро. Здесь на шоссейном просторе Хирург гнал на полную, выжимая из двигателя «жигулей» все, на что они были способны; машина выла недовольно, дрожала, но ехала.

Сидя на заднем сиденье, Андрей успокоился. Самое страшное было позади. Артем, лежа головой у него на коленях, иногда всхлипывал и постанывал, но в сознание не приходил. Человек за рулем молчал, то и дело поглядывая в зеркальце заднего вида, но погони видно не было. За те двадцать минут, пока они гнали по шоссе, им только дважды попадались встречные автомобили. Часы показывали четыре часа утра.

– Крепче держись, кажется, начинается, – вдруг сказал Хирург, оглянувшись.

Не сбавляя скорости, он достал из кармана пистолет, держа руль локтями, поменял в нем обойму на запасную и щелкнул затвором.

Сзади догоняла черная иномарка. Как ни старались из последних силенок «жигули», им было не уйти от «мерседеса». «Мерседес» нагонял их легко и непринужденно, как будто они стояли на месте. И тут, когда преследователи были совсем близко, из бокового оконца «мерседеса» высунулся человек с пистолетом в руке. Волосы его развевались на ветру, он, щурясь, прицелился.

– Пригнись! – приказал Хирург и вдруг резко вильнул машину в сторону.

Он сделал это вовремя, на какую-то долю секунды опередив стрелявшего, – пуля ударила в дорогу впереди них, следующие две пули тоже не имели успеха. На такой сумасшедшей скорости как следует прицелиться было невозможно.

Потом из «мерседеса» стреляли еще, но ни один из выстрелов не достиг цели. Хирург был лихой водитель, и его трудно было взять даже на такой мощной машине.

«Мерседес» выскочил на встречную полосу и боком толкнул «жигули». Андрея швырнуло в сторону, так что он еле удержался, чтобы не удариться о стекло лицом. Внутри у Андрея все как будто оборвалось от такого удара. Потом «мерседес» ударил снова, стараясь спихнуть их с полосы на насыпь, но Хирург каким-то чудом удерживал машину на дороге. Андрею же приходилось удерживать Артема, расслабленное тело которого швыряло в разные стороны.

– Ну, теперь держись… – сказал сквозь сжатые зубы Хирург, он вообще делал все очень спокойно, до ужаса спокойно.

Андрей одной рукой вцепился в ручку над дверцей, другой крепко прижал к себе тело Артема, который, будучи в полном отрубе, не знал, что происходит сейчас кругом, даже того, что жизнь его висит на волоске, и в этом ему можно было позавидовать.

Сбросив скорость и дав вдруг по тормозам, Хирург пропустил «мерседес» вперед и резко повернул на проселочную дорогу, так что машина встала на два правых колеса и, разбрызгивая из-под колес мелкую гальку, рванула вперед.

Андрей обернулся и увидел, как черный «мерседес», неестественно высоко подпрыгивая, вверх тормашками крутится вниз по насыпи.

– Есть! – воскликнул Андрей радостно. – Есть!

Машина быстро удалялась от места катастрофы. Они проехали какой-то спящий населенный пункт, потом перескочили на другую проселочную дорогу, потом снова свернули, пока не выбрались на шоссе, и через час уже были в городе.

– Тебе куда? – спросил Хирург, когда они въезжали в город.

– Я сам до дому доберусь, у метро можно высадить.

Хирург молча кивнул.

Выйдя у метро, Андрей поехал домой… Да, уже домой: он знал, что там его должен ждать Руслан. И настроение сразу поднялось, сразу отошли на задний план все ужасы, пережитые за эту ночь. Он ехал домой.

Глава 2

НАЖИВКА СРАБОТАЛА

Руслан смотрел телевизор. Был у Андрея легкий страх, что он мог уйти и снова оставить Андрея в одиночестве. Теперь он понимал, что такое одиночество, это когда тебя никто не ждет, когда ты никому не нужен.

Руслан ничего не сказал и не спросил. Но было заметно, что он рад возвращению Андрея. Между ними налаживалось взаимопонимание, для которого уже не требовалось слов, для которого достаточно только взгляда. И хотя Андрей все еще мало знал о мальчике, но ему казалось, что он понимал его.

Прошла неделя. Андрей с Русланом в основном проводили время у телевизора, только иногда с большими предосторожностями Андрей выходил в магазин за продуктами – он был уверен, что по городу шныряют люди горбуна и ищут его, чтобы придать смерти за тех распахнутых братков, оставленных в доме. Разве будет горбун разбираться, кто почикал его людей. Иногда Андрей задавался вопросом, кто же этот странный человек, благодаря которому он остался жив. Что за садистские извращения вытаскивать внутренности у мертвых. Надо же до такого додуматься!

Конечно, поделом этим бандюганам. Но не до такой же степени! Конечно, он был в некоторой степени благодарен ему за то, что он за компанию с Артемом спас и его, но все же… Как бы он не потребовал за эту услугу что-нибудь другое… печень или почки, например. Придет такой страшный, черный-черный, и скажет: «Отдай твое сердце!»

Фу! Андрея даже бросало в жар от таких мыслей. Не то что он очень уж боялся покойников с вырванными органами, конечно, приятного мало, и если бы такой лежал рядом с обеденным столом, аппетит у Андрея был бы неважным. Но зачем же так?! Впрочем, это дело можно было назвать личным: мало ли, нравится ему такая разделка. Всякие люди встречаются… Лишь бы не его, не Андрея это касалось… Может быть, и Артем ему потребовался для чего-нибудь такого извращенческого, ведь он, находясь в бессознательном состоянии, не смог бы противостоять его необычным желаниям. Ну это уж пусть Артем сам расхлебывает, его друг все-таки.

30
{"b":"1917","o":1}