ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Слишком прямолинеен, – признался Андрей.

– Зато красиво! Океан огня, море крови!.. Это ж мы какой салют устроим!

– У меня есть другой, может быть, менее шумный и красочный, но тоже террористический.

– О! Это уже по-нашему, по-буржуински! Давай свой террористический план.

– Я предлагаю взять заложников, – сказал Андрей. – И, приставив к их башкам пистолет, потребовать, чтобы Евгений Борисович привез с острова мою жену и твоего человека.

– Прекрасная мысль! – радостно воскликнул Артем. – Как я сразу не догадался. Лучше всего захватить трамвай в час пик или электричку метро, а потом угнать ее в Америку. Гениально!

– Погоди стебаться, – перебил Андрей. – Я имею в виду его двух собак. Ты видел, как Евгений Борисович их любит? Да такой любви я сроду не встречал! Я думаю, что если есть на земле существа, ради которых он рискнет жизнью, так это две гнусные голошерстные твари, на которых без омерзения смотреть невозможно.

Артем молча глядел на Андрея. Тот продолжал:

– В любом случае мы выигрываем. Во-первых: мы сажаем его в катер и отправляем на остров. В то время, когда я буду с собаками в его квартире, ты отвезешь его на пристань, посадишь в катер, отправишь на остров и по «маячку» проследишь за тем, куда он направляется. Для верности и спокойствия обоюдного можно к дну катерка привесить радиомину и, если что, отправить его к едрене фене. Но это на крайний случай. А если не привезет, собачек к стенке или в обмен на наших людей. Я так думаю, что Евгений Борисович там на острове не последний человек. Как тебе мой план?

– План как план, может проканать, – некоторое время помолчав, сказал Артем. – А остров приступом мы всегда взять успеем. Никуда он от нас не денется. Верно я говорю?

– Вот только, – Андрей задумался, – эти люди, которые следят за Евгением Борисовичем. Они беспокоят меня больше всего. Трудно будет мимо них проскочить.

– Это верно, – согласился Артем. – Но они уже неделю как за Гешей не следят почему-то. Хотя для обнаружения «жучков» у меня имеется аппаратура, кстати, я ее на складе у горбуна прихватил. С ходу определяет. А когда я с Гешей выйду из квартиры, тут я уже буду под его защитой: лебедята решат, что я с ним, и меня не тронут. Кто вообще додумается, что его захватили? Ну поехал прошвырнуться на катерочке…

– Хорошо, тогда давай завтра это дело и провернем. Завтра четверг, домработница бывает и пятницу, следовательно, можно попробовать.

– О, кей! План мне начинает нравиться. Сегодня придется поднырнуть под его катерок, поставить минку. Значит, до завтра.

Договорившись встретиться утром здесь же в садике, Андрей пошел домой.

План по захвату собак он считал провальным и удивился, что Артем почти сразу согласился на нею. Сам Андрей очень сомневался, не представляя себе, что двух собак можно любить до такой степени, что, рискуя жизнью, пытаться вывезти с острова людей. Да, может быть, и вывезти их оттуда нельзя. Кто знает полномочия Евгения Борисовича, да и захочет ли он? Но если будет хоть какое-то сомнение, его вместе с катером можно подорвать. Дело это нехитрое – Артему, похоже, хорошо знакомо. Но еще более безнадежным он представлял себе взятие острова штурмом. Это уж совсем безумие.

Сегодняшней ночью Андрей дежурить на пристань не пошел. Завтра был решающий день, когда они наконец, если ничто не помешает, перейдут от пассивного слежения к активным действиям, и тогда есть надежда увидеть Таню…

Андрей плохо спал эту ночь. Он уже привык жить по чужим документам, в чужой, неизвестно чьей квартире… и вообще вести странный образ жизни, как будто это не он, а кто-то другой. Да, наверное, это действительно стал другой человек: характер у Андрея сильно переменился и уже совсем не походил на тот мягкий и незлобливый, каким был до всего этого. Раньше он не представлял себе, что может выстрелить в человека… А сейчас… сейчас уже проблемы такой нет, она осталась под другой фамилией, в прошлой жизни. Единственное настоящее, что было сейчас в нынешней его жизни, это новый и на данный момент единственный его друг – Руслан.

Утром, выглянув в окно, Андрей поморщился – день выдался пасмурный и холодный, всего двенадцать градусов.

Андрей достал пистолет и осмотрел его – все было в порядке – передернул затвор, поставил на предохранитель… Сегодня он может пригодиться, и Андрей знал твердо, что, если потребуется, он пустит его вход.

В прихожую вышел заспанный Руслан и, увидев в руке Андрея пистолет, который тот не успел спрятать, нахмурился.

– Я вернусь вечером, – сказал Андрей, улыбнувшись пареньку, – не скучай.

– А ты береги себя, – сказал мальчик. – Я буду тебя ждать.

Он впервые назвал Андрея на «ты», и ему от этого стало вдруг хорошо и спокойно, и откуда-то вдруг пришла уверенность, что он вернется живым.

Артем ждал в условленном месте.

– Пистолет-то прихватил? – спросил он. – Ты все-таки собак сторожить будешь, а вдруг они взбесятся. Говорят, эта порода очень агрессивная.

– Ничего, отобьюсь, – улыбнулся Андрей, он с детства не боялся собак.

Решили дождаться, когда Евгений Борисович выведет своих мерзких собак на прогулку, проникнуть к нему в парадную и, когда он будет возвращаться домой, вместе с ним пройти в квартиру… а дальше действовать по обстоятельствам.

Андрей сел на лавочку, с которой была видна парадная Евгения Борисовича, он уже так давно торчал в этом дворе, что жильцы дома наверняка считали его соседом. Артем занял позицию в углу двора, откуда парадную видно не было, зато хорошо был виден профиль Андрея.

Пришлось ждать на холодном ветру четыре часа. В час дня открылась дверь парадной, и Евгений Борисович в сопровождении Рамзэса и Руны вышел во дворик.

Он отпустил их с поводков побегать. Довольные собаки потрусили гадить на газон.

Андрей переменил позу, закинув ногу на ногу, и почесал левой рукой затылок. Артем, увидевший эти движения, поднялся и через двор направился к парадной Евгения Борисовича.

Андрей подождал еще восемнадцать минут и, когда увидел, что Евгений Борисович подцепил Руну на поводок и собирается подцепить Рамзэса, неторопливо поднявшись, мечтательно глядя по сторонам, подошел к парадной, возле нее наклонился, чтобы завязать шнурок, а заодно посмотреть – в обозримом пространстве не было ничего подозрительного. Евгений Борисович, уже подцепив на поводок вторую собаку, собирался идти домой…

Андрей вошел в парадную и неспешно стал подниматься по лестнице. Он знал, что сейчас за ним должен подниматься Евгений Борисович. Он никогда не пользовался лифтом, хотя и жил на четвертом этаже, а для здоровья всегда поднимался пешком. Так и случилось. Евгений Борисович нагнал три раза кашлянувшего Андрея между третьим и четвертым этажами.

Он посторонился, чтобы дать проход собакам с их владельцем, и стал подниматься следом. В это время Артем, вдохновленный кашлем Андрея, уже спускался с верхнего этажа.

Евгений Борисович открыл ключом дверь, запустил вперед собачек, тут-то с двух сторон к нему и подошли двое…

Артем приставил ему к пояснице дуло пистолета.

– Быстро заходи в квартиру. Пристрелю, сволочь…. Почувствовав у позвоночника огнестрельное оружие, Евгений Борисович не переменился в лице – он был так же спокоен – но повиновался и вслед за собачками вошел в квартиру.

– Только слово скажи – сразу пристрелю, – зашипел Андрей, прижав Евгения Борисовича к стене в прихожей.

Но тот и не собирался ничего говорить, он молча смотрел в глаза Андрею своими голубыми безразличными глазами.

Артем в это время метался по квартире в поисках датчиков, но, к удивлению своему, ни единого не обнаружил.

«Осмотрев» всю квартиру, Артем бросился с пистолетом к Евгению Борисовичу. Физиономия у него сделалась свирепая до ужаса, и если бы Андрей не знал, что он коверкает ее нарочно и просто притворяется, то он бы и сам, пожалуй, испугался.

Увидев, что Артем собирается производить психическое воздействие на клиента, Андрей отошел в сторону.

35
{"b":"1917","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Квартира. Карьера. И три кавалера
Ледовые странники
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
Скажи маркизу «да»
Мир-ловушка
Уровень Пси
Лис Улисс и долгая зима
Город. Сборник рассказов и повестей
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара