ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Колыбельная звезд
Скажи маркизу «да»
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
С любовью, Лара Джин
Сила притяжения
Тварь размером с колесо обозрения
Мои южные ночи (сборник)
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
A
A

– А вас я прошу как бы пройти в другую комнату, – обратился он к Тане, та с презрением отвернулась. – Или мой друг прямо сейчас его резать будет.

Артем бросил взгляд на стоявшего у двери Хирурга. В руке его неизвестно откуда взялся длинный и кривой нож. Это был тот самый нож, которым он проделывал операции по изъятию органов. Стальные глаза смотрели на Андрея. Хирург сделал два шага по направлению к нему. Господи! Какие это были страшные глаза! Андрея прошиб пот. Таня взвизгнула, бросилась к Андрею и обняла его за голову.

– Дорогой, не бойся! Не бойся, мой милый! Мы выберемся… – шептала она, по щекам ее текли слезы. – Я пойду с ними, сделаю все, что они хотят… – говорила Таня, левой рукой она обнимала голову Андрея, правой же старалась развязать веревку, стягивавшую его руки.

– Ну все, как бы хватит, – доброжелательно сказал Артем, понаблюдав за любовной сценой. – Узел тебе одной рукой не развязать, узел специальный – зря стараешься. Пойдем лучше поговорим в другую комнату, или резать Андрюху будем, хотя и нравится он мне. Хороший парень, мы с ним столько в этой жизни пережили… Пока, кстати, тебя спасали.

Он взял Таню под руку и повел к двери, но вдруг остановился, обернулся к Хирургу, все так же держащему в руке жертвенный нож.

– Пошли-ка вместе, мой дорогой друг, – сказал он. – А ты, – посмотрел он на Вадика, – охраняй мне этого человека. Если что, не церемонься, Андрей – парень терпеливый. Отвечаешь за него как бы жизнью.

Прошло около часа. Туповатый Вадик, поглядывая на Андрея маленькими глазками, в которых не было смысла, иногда подходил к окну и с тревогой вглядывался в даль. Андрей, поначалу пытавшийся разговорить его, через некоторое время оставил эту затею и сидел молча, прислушиваясь. Что происходило в другой комнате? Какой разговор был у Артема с Таней, ради которого он разыскивал ее почти полгода?

Дверь распахнулась, и в комнату вошел Артем.

– Иди-ка на улицу, посмотри, – сказал он Вадику. – Чувствую я, что-то там не то.

Вадик достал из-за пояса пистолет и вышел.

– Славно, Андрюха, мы с твоей женой как бы поговорили. Дал я ей час подумать. Пусть посидит поразмышляет.

– Чего тебе от нее нужно?

– Мне нужно от нее взаимопонимание. Если говорить откровенно, эти покойники достали не только вас. – Артем взял стул и уселся напротив Андрея. – Пойми, Андрюха, мы с тобой давно знакомы, ты знаешь – я слова на ветер не бросаю. – Андрей иронически ухмыльнулся. – Спрашивал я тебя когда-то, слышал ли ты о цыганах-паяцах?..

– Теперь слышал, – перебил Андрей. – Уже многие века вы преследуете цыган, чтобы уничтожить их…

– Тысячелетия, – поправил Артем, улыбнувшись, и продолжал дальше таинственным и трагическим тоном, скорчив страшную гримасу: – Цыгане-паяцы преследуют несчастный народ, чтобы уничтожать его. Эта кровавая секта разыскивает по всему свету рождающегося раз в сто лет уникума, который может распознать оживших мертвецов. А еще цыгане-паяцы приносят человеческие жертвы. Особенно они любят жертвовать младенцами, после кровавого ритуала они пожирают их плоть. – Артем замолчал, неотрывно глядя в глаза Андрею. Андрей тоже молчал. Артем вдруг расхохотался и откинулся на стуле. – Это тебе барон цыганский рассказал, небось! Расслабься, тебя есть никто не станет. Да ты, Андрюха, в каком веке живешь?! Все это преданья старины глубокой. Возможно, в древности так оно и было. Но за этими цыганами давно никто не охотится. Кому они нужны? Они живут прошлым, причем прошлым тысячелетней давности. Цыганские бароны считают, что цыгане-паяцы хотят их настигнуть и уничтожить. Но мне кажется, что они умышленно пугают свой народ, чтобы держать его в постоянном напряжении, чтобы они продолжили кочевую жизнь, которую много веков назад начали их предки. А как можно держать в узде кочевой народ? Только дурацкими страшилками: вот осядете, начнете нормальную человеческую жизнь, придут цыгане-паяцы и поубивают вас всех и съедят ваших детей. Поэтому сколько цыган ни пытались поселить на одном месте – не выходило. Страх гнал их вперед. – Голос Артема с каждой фразой креп, становился убежденнее. – В наше время у цыган-паяцев осталось только название да адепты, такие как сумасшедший друг, которые еще верят в идеи. Сама организация живет давно по другим законам. Нам нужна не власть над грязными, неумытыми, слаборазвитыми цыганскими племенами. Нам нужно совсем другое!.. Тут романтики и поэзии нет. А ты сказок наслушался… А еще образованный человек.

– А что вам тогда от Тани нужно?

Артем как-то сморщил нос, поднялся, подошел к окну, посмотрел в одну, потом в другую сторону, потом сел на место напротив Андрея и, закинув ногу на ногу, смотрел на него некоторое время испытующе.

– Я понимаю, что если бы стал говорить это какому-нибудь обывателю, то либо он бы меня за сумасшедшего принял, либо сам бы умом тронулся. Но ты другое дело. Ты про покойников уже слышал. Да и не только слышал – тебя вон такой покойник завалить сегодня хотел.

– Что ты хочешь сказать, что это настоящие покойники? – спросил Андрей, хотя он и сам знал уже – одному такому покойнику он уже прострелил грудь и с обрыва его сбросил, а ему хоть бы хны.

Артем внимательно и иронично смотрел ему в глаза.

– Ты и сам знаешь, что настоящие. – Андрей отвел глаза, Артем удовлетворенно хмыкнул. – Ну вот, а коли мы с тобой это знаем, ты, Андрюха, имеешь право знать немного больше. Потому что если жена твоя не согласится, ты это быстро забудешь, а если согласится, то мы будем с тобой уже заодно. – Артем вдруг замолчал и несколько секунд внимательно смотрел в глаза Андрею. – Тебя уже не нужно убеждать в том, что покойники ожившие существуют. Но я скажу тебе больше – они существовали всегда. Существовало зомбирование, разработанное колдунами Дагомеи, когда человека подвергали захоронению и откапывали только тогда, когда часть участков мозга у него разрушалась. Есть жесткие и мягкие зомби. У жестких безразличные лица, мимика, несопоставимая с речью, в памяти стерты участки, стандартная манера держаться. А вот мягкие зомби практически неотличимы от людей нормальных… Ну, впрочем, ты, наверное, об этом читал в научно-популярной литературе. Оживленные покойники были во всех странах мира и во все времена. Их просто называли по-разному: вурдалаки и вампиры, оборотни и волколаки – все это ты знаешь из сказок. Обыватели пугали этими сказками друг друга, чтобы не верить в них, мол, это все сказки! Но мы, цыгане-паяцы, многие тысячелетия страдали от оживших мертвецов. Тайная техника оживления мертвецов была известна только людям избранным, и секрет этот, как правило, передавался из поколения в поколение. У кочевых цыган тоже была своя система оживления покойников, которую они широко использовали на практике. Цыгане оживляли покойников для охраны табора и других целей. Когда-то цыгане, которые сейчас слабы и разрозненны, были могущественными магами, их боялись правители многих государств, сила их была в разрушительных заклинаниях, неснимаемых проклятиях, загадочных предсказаниях и особенно в умении оживлять мертвецов. Пожелай они того, они могли бы оживить целую армию, и тогда мир был бы иным. Но самым сложным во все века было отличить пробужденного мертвеца. Цыгане считают, что только раз в столетие рождается человек, который может видеть их и отличить от живых людей, ведь они живут… если так можно сказать, среди нас. Многие беды случаются от этих существ. Покойники проникли во власть, и уже можно не без основания сказать, что покойники правят миром. Приглядись по телевизору к депутатам, мэрам, президентам… Посмотри на их поведение, многие из них мертвецы, и неизвестно, к чему эти мертвецы приведут мир. Мы можем только догадываться, но только тот, кто рождается раз в сто лет, видит их. О таких людях написано в летописях цыган-паяцев. Они всегда занимали очень высокие посты – каждый государь мечтал видеть в своем окружении такого человека, чтобы он мог указать на мертвеца.

– Об этом мне говорил цыганский барон, – вставил Андрей. – А как с мертвецами можно бороться?

57
{"b":"1917","o":1}