ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через час они были уже дома, и первым делом, после того как накормил мальчика, Андрей с ненавистью скомкал и спустил в мусоропровод веревку.

Глава 8

ХВАТИТ С НАС УРОДОВ

С появлением Руслана жизнь Андрея переменилась, приобрела смысл. Они вместе ходили в зоопарк, гуляли по городу… А однажды, ближе к весне, когда снег уже почти сошел, Андрей предложил съездить на Финский залив. Мальчик с радостью согласился. Они купили бинокль и, выйдя в районе Комарова, долго смотрели вдаль на одиноко стоящий в заливе Чумной форт. Они стали часто приезжать сюда на прогулку. Иногда Андрей видел, как к форту причаливают катера. Он тосковал без Тани. А может быть, случится чудо и ее все-таки отпустят?.. Андрей никак не хотел мириться с тем, что ее уже нет.

В конце апреля в их квартире зазвенел телефон. Это было впервые за полгода. Телефон звонил и звонил, но Андрей почему-то не снимал трубку – у него просто рука на поднималась.

– Да что ты, не слышишь?

Из кухни прибежал Руслан и схватил трубку:

– Слушаю… А вы кто?.. Сейчас дам. – Он повернулся к Андрею и протянул трубку. – Дядька какой-то.

– Слушаю.

– Ты как бы жив? – услышал он в трубке радостный голос. – Ну, тебя ничем не возьмешь, даже ядерной бомбой.

– Артем, ты?! – Андрей не сразу узнал его. – А ты-то откуда взялся? Никак я не думал, что тебе удастся выжить. – Он был рад услышать знакомый голос.

– Слушай, мы тут как бы одно дельце провернуть решили. Нужно бы с тобой потолковать. Приезжай.

Андрей сразу понял, что дело касается Тани или, во всяком случае, Чумного форта.

– Я буду не один.

– Нет, один, – категорично заявил Артем. – Пиши адрес.

Записав адрес, Андрей положил трубку.

– Это по поводу тети Тани? – спросил мальчик, мрачнея лицом.

– Да, – задумчиво ответил Андрей и стал собираться.

Артем явно задумал что-то новенькое. Уж не собирается ли он наведаться в Организацию?

Андрей оделся и вышел из квартиры и, только когда сел в машину, вспомнил, что не попрощался с Русланом.

Машина остановилась возле роскошного загородного особняка, обнесенного высоким забором. Расположение его было таково, что ни с улицы, ни из близлежащих домов не было видно, что происходит во дворе. У входа Андрей увидел камеры слежения. «Серьезно все оборудовано», – подумал он и нажал кнопку звонка. Дверь открылась почти сразу. Андрей шагнул в узенькую прихожую, где могло поместиться не более двух человек, и только когда закрыл первую дверь, открылась следующая, пропустив его в обширный двор. Трое охранников в черных облегающих костюмах с автоматами в руках смотрели на него с разных концов двора. Стеклянные двери особняка распахнулись, и к Андрею, прихрамывая, вышел Артем. Он был в строгом костюме и галстуке. Костюм шел ему, да и элегантная тросточка с позолоченной рукояткой, на которую он опирался, тоже выглядела довольно презентабельно. Но когда Артем подошел ближе, Андрей увидел, как тот изменился за это время. Правая часть его лица была сморщена, должно быть, от сильного ожога, и глаз из нее глядел неживой, почему-то небесно-голубого цвета, совсем непохожий на его настоящий карий – видно, только такой нашелся в магазине. Но Артем был все таким же жизнелюбом.

– Здорово, Андрюха, рад тебя видеть. – Он обнял Андрея, похлопал по плечу. – Цел?

– Рука не очень двигается, – признался Андрей. – А так ничего.

– Только неполная семья, да? А я вот рожу опалил. – Он повернулся боком. – С одним глазом тоже ничего: когда стреляешь, закрывать не надо. Видишь, я себе как бы голубой подобрал. Всегда мечтал иметь голубые глаза. В зеркало смотрю – радуюсь. Да и вот, – он постучал по хромой ноге палкой, – ногу отрезали… Да и хрен с ней! Точно?! Зато протез из космического сплава, стоит как «мерседес». Ну, пошли в дом.

Он повернулся и захромал к двери. Андрей пошел вслед за ним.

– Хорошо, Андрюха, что мы с тобой опять заодно, – по пути говорил Артем. – Мы с тобой вообще не разлей вода. Сколько нас убивали, суки! Да разве нас убьешь!

– Ну заодно или не заодно, я еще не решил, – осторожно сказал Андрей.

Они вошли в просторный зал. В дальнем углу Андрей заметил еще одного охранника с автоматом.

– Серьезно у вас охраняется.

– Да мы как бы люди серьезные, – криво ухмыльнулся Артем, правая часть его лица была недвижима.

Они сели в кресла к журнальному столику.

– Пить будешь что-нибудь? – спросил Артем.

– Нет, я вообще-то по делу к тебе. Что вы там затеяли?

Артем хитро смотрел на Андрея живым карим глазом.

– Еще, значит, не женился? Ну короче, решили мы на островок этот наведаться. Как ты на это смотришь?

– Охрана там солидная, – сказал Андрей, отваливаясь на спинку кресла и закидывая ногу на ногу.

– Мы тоже не в капусте найдены. У нас хлопцы будь здоров. Если честно, мы с командой Лебедева завязались. Ну помнишь, который горбуна завалил. Они тоже виды на этот островок имеют. Ну мы потом с ними вопрос решим, – многозначительно сказал Артем. – Но хотелось бы и тебя видеть в наших рядах – ты пацан нетрусливый. Документы, которые твоя жена сдала, сильно нам пригодились. С их добыванием тоже история была… Но мы зато теперь всю их структуру знаем и слабые места тоже.

– Когда наведаться собираетесь?

– Завтра, чего тянуть-то. Ну, ты с нами?

– Да, пожалуй. Какая моя роль?

– Ну вот как бы молодец, Андрюха! Знал, что на тебя можно положиться. А роли завтра распишем. Мы туда за эти полтора месяца столько взрывчатки навезли, что от этого форта в случае чего куча дерьма останется. А теперь пойдем, покажу наш музей.

– Какой музей? – спросил Андрей, вставая.

– Ну раз ты с нами идешь под нашими знаменами, значит, я тебе музей должен показать, это типа посвящения. Знаешь, как у масонов. У нас проще, по-домашнему.

Они прошли через зал и по винтовой лестнице спустились в подвальное помещение.

Здесь действительно располагалось нечто наподобие музея. Везде стояли и лежали древние экспонаты, на стенах висели старинные картины.

– Это как бы музей истории цыган-паяцев. Здесь не все, основные экспонаты в других городах и странах. Вот, например, камень с древнего капища, на котором приносили жертвы цыгане-паяцы три тысячи лет назад. А вот жертвенный нож…

Андрей подошел ближе.

– Такой же, как у Хирурга.

– Точно, мы потом и его нож в музей поместим. Ну, это кресло для пыток, – указал он на кресло, все утыканное гвоздями. – Это прибор для расчленения человека, вот здесь сдирают с живого кожу, варят в масле, четвертуют и запарывают насмерть. – Артем указывал то на одну старинную картинку, то на другую. – Так наши предки издевались над цыганами-паяцами, приносившими человеческие жертвы. – Артему, судя по всему, было все это неинтересно; указывая рукой то на один, то на другой экспонат, он позевывал и имел вид скучающий. – А вот это рисунок шестнадцатого века, на нем изображен человек, который якобы видел оживших мертвецов и мог отличить их от нормальных людей. Вообще вся жизнь цыган-паяцев так или иначе проходила в борьбе с мертвецами. Ведь цыгане-паяцы были единственной реальной силой, способной с ними бороться. Да мы и сейчас единственная реальная сила. Да, кстати, помнишь, мы с острова с собачником человека привезли, ну когда ты собак в заложники взял?

– Ну помню.

– Так вот он тоже мертвецом оказался, что-то с ним там на острове сделали. Мы с ним много провозились. Не перепрограммируются они никак. Так что пришлось Хирургу отдать. А какой был человек!.. А это, – он указал на другую картину, – древние спартанцы сбрасывают цыгана-паяца со скалы, рисунок восемнадцатого века… Слушай, тебе как бы интересны все эти кошмары?

– Да не очень, – признался Андрей.

– Вот и мне тоже. Это было в прошлом, но ты же понимаешь – все эти легенды… Короче, поезжай домой, готовься морально. Само мероприятие на три часа назначено. А утром часиков в семь созвонимся.

61
{"b":"1917","o":1}