ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Берегись… – вещала цыганка.

Андрей резко вырвал у нее руку и сквозь плотное скопление женщин выскочил из их окружения на волю. Направлявшиеся к нему цыгане сразу переменили направление, повернув в другую сторону, как будто и не к нему шли. Вслед ему что-то кричали на непонятном языке… Но он, не оборачиваясь, скорым шагом уходил от них прочь.

Домой Андрей вернулся в пять часов вечера. Сегодняшняя встреча с цыганками совсем вывела его из себя. Да что они, будто сговорились, и все одно слово твердят «берегись». А кого, собственно, он должен беречься? Кто ему угрожает?

Аппетита не было, хотя с самого утра он ничего не ел, а только курил одну сигарету за другой. Несмотря на то что в квартире было прохладно – как всегда батареи топили экономно, – Андрей подошел к окну и открыл форточку. Взгляд его нечаянно упал на окно противоположного дома, то самое, с балкончиком, из которого за ним следили в бинокль. Со всеми этими передрягами он совсем позабыл о нем.

«Может быть, там, в этой квартире, можно найти отгадку. И тот человек с биноклем и исчезновение жены связаны между собой?.. А может быть… Смерть Веры и Танино исчезновение – нити одного клубка», – странная мысль вдруг пришла ему в голову…

Андрей нашел фонарик, достал из шкафа кобуру с пистолетом ИЖ-79. Пистолет был, правда, газовый, но все ж таки хоть какая-то защита – можно напугать, а если повезет, так и вырубить, долбанув рукояткой по башке. Уже полгода пистолет лежал в шкафу. Когда-то на его фирму «наехали» заезжие молодцы, поэтому Андрею и пришлось купить его. Пользоваться пистолетом не пришлось ни разу. А вот теперь, пожалуй, может пригодиться.

Андрей передернул затвор, осмотрел полный патронов барабан. Надел кобуру с пистолетом под кожаную куртку, сунул фонарик в карман и вышел из квартиры, оставив в комнате свет.

Рядом с парадной сидели две старушки с нижнего этажа. Раньше их было трое, но два месяца назад третья старушка умерла, и теперь бабушки погрустнели. Проходя, Андрей поздоровался с ними. Все жильцы парадной были между собой знакомы, а Андрея они знали с детства.

Он вышел на улицу. Вход в квартиру, окна которой выходили на эту сторону, был в другом дворе. Так что наблюдатель с биноклем появлялся в квартире незамеченным. Найдя нужную парадную, Андрей поднялся до четвертого этажа и остановился у двери. Обычная обшарпанная дверь – ничего особенного.

«Если откроют, спрошу Марию Сигизмундовну, – решил Андрей, – а там уж по обстоятельствам сориентируюсь».

Он надавил кнопку звонка, но самого звонка не услышал, он надавил снова, но с тем же успехом.

Выходит – звонок не работает. Стучать?.. Он дотронулся до дверной ручки… Замок неожиданно щелкнул, дверь отворилась, образовав небольшую щель. Из квартиры потянуло сквозняком. Андрей, минуту помедлив, решительно открыл ее, вошел и, затворив за собой, остановился в полутемном коридоре. Он увидел три двери. Андрей открыл ближайшую.

Перед ним была просторная, совершенно пустая комната. Сразу становилось понятно, что в ней никто не живет и искать там нечего. Андрей не стал входить, а перешел в соседнюю комнату. Это и была та самая комната с балконом, из которой за их квартирой вели наблюдение. В углу стояла старая оттоманка с дырявым матрасом, на грязном полу возле нее была расстелена газета, на которой лежала черствая горбушка хлеба и пустая банка из-под килек. Обитателя комнаты явно не заботили жилищные условия. Здесь было душно, стоял затхлый запах непроветриваемого помещения.

Сумерки на улице сгущались. Андрей включил фонарик, чтобы рассмотреть то, что имелось в комнате, подробнее. Хотя и рассматривать-то было нечего. Один хлам.

Андрей подошел к окну, выглянул во двор. Бесспорно, это была та самая комната. Его окно было видно отсюда превосходно, трудно разыскать лучшее место для слежки. На грязном и пыльном подоконнике он увидел дамскую перчатку, потом перевел луч фонаря в угол, там лежал зонтик, дамский зонтик. Андрей поднял его, открыл. Это был зонтик его жены, который Таня потеряла два месяца назад. Он был совершенно уверен в этом. Вот и ручка, которую он склеивал клеем «Момент». Андрей снова перевел луч фонаря на перчатку, взял ее в руки – вторая точно такая из красной кожи лежала у них дома.

Андрей стал еще более внимательно приглядываться к находящимся в комнате предметам, но ничего больше не нашел. Да и этого было достаточно. Вполне даже достаточно!

«Выходит, права была Таня, жил здесь какой-то „влюбленный" маньяк и занимался здесь на замызганной лежанке неизвестно чем. – Андрей брезгливо покосился на грязную, всю в подозрительных пятнах драную обивку оттоманки. От этих мыслей стало мерзко. – Уж чего он тут себе не навоображал, засранец».

И вдруг жар ударил в лицо. Он остолбенело уставился на оттоманку. Черт! Как я сразу не подумал?! А вдруг Таня приходила сюда встречаться со своим возлюбленным и, поглядывая на окно своей квартиры, занималась тут с ним… А потом убежала, насовсем убежала из дома.

От этих мыслей стало жарко. Андрей швырнул зонтик на пол, вслед за ним полетела перчатка.

«Чушь! Все это чушь собачья! Не могла Таня так цинично изменить ему уйти – да, могла… – Он начинал привыкать к этой мысли. – Но не здесь, не на этой оттоманке… Нет!»

Андрей решительно вышел из комнаты, хлопнув дверью.

– Здравствуйте. – На лестнице, прижимая к груди маленькую лохматую собачонку, стояла женщина преклонного возраста. – Вы не поможете собачку подержать, а то мне никак замок не закрыть.

Андрей взял на руки лохматого песика, песик понюхал его и лизнул в нос.

– Вот спасибо вам большое, – вставляя в замочную скважину ключ, между тем говорила женщина. – Вы же из тринадцатой квартиры?

– Да, – соврал Андрей, бросив взгляд на номер квартиры, из которой только что вышел.

– Так вы знаете, какие у вашего соседа свирепые собаки… Они ведь только с виду такие безучастные ко всему. А моего Тодика чуть не скушали.

– У какого соседа? – спросил Андрей, передавая Тодика обратно хозяйке, наконец управившейся с замком.

– Ну как же? Этот, с «заячьей губой», который в вашей квартире две уже недели живет. Он и сам-то не красавец, а уж собаки у него… просто жуть!

– С собаками, говорите. А больше вы о нем ничего не знаете?

– Да что же знаю… Ничего не знаю. – Женщина смотрела на Андрея подозрительно. – Тут ведь разные люди жили. Постоянно меняются. Теперь, значит, вы будете?

Больше из нее ничего было не вытянуть. Итак, Андрею кое-что удалось узнать. А вдруг перчатка и зонтик были специально украдены для собак?

Вернувшись домой, Андрей позвонил своему компаньону по бизнесу, с которым они вместе владели фирмой, и сказал, что по семейным обстоятельствам вынужден отойти от дел. Отношения у них последнее время были неважные, и этот отход от дел мог стоить Андрею дорого. Но это было не важно. Нужно было понять, разобраться…

А собственно, что понять? В чем разобраться?! В том, что Андрея вот-вот засадят в тюрьму по обвинению в убийстве… Какая-то чушь! Одни только предположения и предчувствия… А предчувствие действительно было.

Глава 4

НОВЫЙ ЗНАКОМЫЙ

На следующий день Андрей вышел из дома в час дня. Нужно было сходить в магазин за продуктами, не мешало бы купить и бутылочку пива. Вчера, вернувшись домой из маньяковой квартиры, он все-таки напился и один осилил почти всю бутылку коньяка. И хотя сегодня в организме было паршиво, зато ночь он спал превосходно.

– Елы-палы! Андрей! Здорово, друган! – через улицу к нему шел широкоплечий мужчина с круглым небритым лицом. – А я смотрю – знакомый идет. Ты чего, живешь здесь?

Пока мужик горячо тряс его руку, Андрей морщил лоб, вглядываясь в его лицо, но вспомнить, кто перед ним, не мог.

– Я как-то… Припомнить не могу.

– Да вон, я ж у тебя позавчера как бы сигарету стрельнул. Забыл, что ли? Вечером в садике.

– Вспомнил, тебя Артем зовут.

– Ну вот, молодец! Как жена-то, вернулась? – Артем пошел рядом с ним по улице, будто ему было все равно, куда идти.

7
{"b":"1917","o":1}