ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да нет. Плевать! Пошли пивка выпьем, а то вчера что-то перепил. Я вообще-то мало пью. А вчера-а!..

– Это заметно. Но учти, ты меня сигаретой угостил, я тебя – пивом.

Определенно этот человек Андрею нравился, и все же была в нем какая-то искусственная залихватская наигранность.

Взяв по паре бутылок пива, они уселись в кафе за столик. Кроме них в кафе был еще посетитель – за дальним столиком сидел какой-то бомжовского вида забулдыга с пустым стаканом. Андрей жадно выпил холодного пива, и ему сразу стало легче.

– Ну что, прояснело? – с улыбкой спросил Артем, с прищуром глядя на него.

– Фу! Вроде.

Андрей насторожился: что-то другое, помимо добродушия, почудилось в его вопросе. После всех этих событий Андрей стал подозрителен и недоверчив к людям. Может быть, зря?.. Но нет, сейчас явно было что-то не то. Хмель сразу слетел.

– Ну а теперь поговорим давай.

Да, не почудилось Андрею с похмелья, явно у Артема было что-то к нему. И нужно быть начеку.

Артем оглянулся. Андрей в это время как бы нечаянно почесал под мышкой, где у него был пистолет, проверяя, на месте ли.

– У тебя там чего, пистолет? – Артем хотя и отвернулся, но краем глаза все ж таки контролировал движения Андрея. – Газовый?

Андрей настороженно молчал, внимательно следя за его действиями.

– Эт хорошо, что ты его как бы с собой прихватил… Значит, есть что-то. Чувствуешь или проявился уже кто?

Артем, прищурившись, смотрел в глаза Андрея – от былой развеселой открытости не осталось и следа – перед ним сидел подозрительный и, судя по виду, опасный человек.

– Небось, смекнул, что жена-то недаром пропала?..

Андрей был напряжен.

«Кто этот тип? Что он хочет?.. Вот влип! Проклятие!»

– А-а, очко играет, и твой конец близится. Предупреждение-то получал?! Говори, получал?!! – Артем шипел сквозь сжатые зубы, зло с ненавистью глядя в глаза Андрея. – А на перышко-то тебя посадят, как запоешь… Ручонку-то с пистолетика убери, голубок, ты уже как бы на мушке. Под стол-то загляни. Погляди в дырочку сорок пятого калибра, откуда твоя пулька вылетит.

Артем действительно держал руку под столом, но был ли у него в этой руке пистолет, Андрей не знал. Дергаться не имело смысла – пока он выхватывал бы свой пистолет, схлопотал бы всю обойму… Да и зачем обойму? Одной пульки хватит. От ощущения близкой смерти перехватило дыхание, но Андрей взял себя в руки и, кашлянув, спросил негромко:

– Где Таня?

Артем вдруг расхохотался, задорно, весело, заразительно, как будто Андрей сказал какую-то уморительно смешную вещь, вновь из подозрительного и опасного человека превратившись в добряка и рубаху-парня. Он достал из-под стола руку, сложенную пистолетиком, и, указав на Андрея пальцем, сказал:

– Пуф!

И снова расхохотался. Андрей молча налил себе в стакан пива, выпил.

– Не обижайся, Андрюха, это я для веселья. Шучу так. – Артем тоже поднял стакан, но пить не стал, пригубил только. – А если честно, хотел я поглядеть, как ты себя поведешь. Некоторые, знаешь, вскакивают, в обморок плюхаются или еще того хуже – палить как бы из пестика начинают. А ты ничего, стойкий такой. Или ты валерьянкой сегодня обпился?

Лицо его переменилось снова – от веселости не осталось и следа.

– Пошел ты! – посоветовал Андрей и налил себе еще пива.

– Это правильно, в этом я с тобой совершенно согласен. Только дорожка-то у нас с тобой теперь одна. Потому что исчезновение твоей жены – дело как бы не случайное, и ни с каким она любовником на курорт не умчалась, а была похищена. И так все это ловко было обтяпано, что никто и не догадался, кроме тебя, конечно. Скажи честно, ведь догадался?! А?! Догадался?!

– Что ты знаешь? – угрюмо спросил Андрей.

– К сожалению, не так много…

Артем прервался, обернувшись на вошедшую в кафе женщину лет тридцати.

– Так, людишки появляются, – отвернувшись от нее, сказал Артем. – Пойдем-ка, продолжим беседу в каком-нибудь более пристойном месте.

Артем поднялся.

– А пивко-то?

Андрей показал на две бутылки, одна из которых осталась нетронутой.

– Да я ж не пью, это как бы для почек вредно. И тебе не советую.

– А мне не вредно.

Андрей прихватил оставшуюся бутылку с собой.

Более пристойным местом оказался поганый двор-колодец, весь загаженный котами и собаками; в самом его углу, под глухой стеной, стояла облезлая скамейка.

– Так вот, милый, – когда они уселись, начал Артем серьезным тоном.

Андрея удивляла его способность мгновенно менять настроение и тон. Только что вот сидел перед ним хохотун и весельчак и в одно мгновение, бац, – злой угрюмый тип, хмурый, сосредоточенный, безжалостный… Менялись глаза, менялось поведение, менялся голос… Сколько личин еще у него в запасе?

– …Три года назад в городе Киеве при подобных, как бы совсем даже не загадочных обстоятельствах пропала женщина – мать троих детей – тоже уехала с любовником. С тех пор я пытаюсь ее разыскать. Но самое удивительное то, что совсем даже не загадочное ее исчезновение для окружающих обросло такими загадочными событиями, что о ее бегстве все попросту позабыли.

– А при чем здесь моя жена?

– При том, голубок, что твоя жена, сдается мне, не уехала с заезжим гусаром, бросив законного мужа на произвол судьбы, а была похищена.

– Почему ты так думаешь? – Андрей закинул ногу на ногу и, откинувшись на спинку скамейки, достал пачку сигарет, предложил Артему, но тот помотал головой:

– Не курю.

– Опять бросил?

– И не начинал никогда, вредно. Андрей закурил.

– Так почему ты думаешь, что мою жену похитили? Да и зачем? Кто? С какой целью? Выкуп, что ли, будут требовать, теперь это модно.

– Давай сначала ты посмотришь кое-какие фотографии, потом я тебе отвечу.

Артем вынул из внутреннего кармана куртки несколько фотокарточек.

– Может, ты кого-нибудь из них видел среди родственников или знакомых жены. – Он протянул одну, где была снята полная женщина лет пятидесяти.

– Нет, ее не видел.

– Хорошо, очень хорошо. А этого? Он протянул другую карточку.

– Нет, и этого не знаю. Артема, кажется, это радовало.

– Очень хорошо. Теперь многое как бы становится ясным.

Он показал еще две фотокарточки незнакомых Андрею людей. Последней он протянул фотографию на эмали, должно быть, украденную с какого-то надгробия. На ней был запечатлен человек с закрученными по-чапаевски усами и вытаращенными, словно от изумления, глазищами. Внизу стояли даты жизни и смерти.

– Нет, и этого не знаю. И вообще, почему я должен их знать? Чушь какая-то.

– Погоди, сейчас объясню, чего сам понимаю. Только ты мне на последний вопрос ответь: не встречался ли тебе где-нибудь человек с «заячьей губой», ну знаешь, когда губа верхняя раздваивается. Бывает такое уродство.

– Не встречался.

Вспомнив вчерашний разговор на лестнице с женщиной, Андрей насторожился.

– Сдается мне, что этот с «заячьей губой» и есть как бы главный в этом деле. Он живет где-то на Московском, у него иномарка «вольво» серебряного цвета… – в задумчивости проговорил Артем. – И это все, что я о нем знаю… Ну а теперь слушай. Все эти люди пропали совершенно бесследно. И я пришел к убеждению, что их похитили. Никто из них, похоже, раньше не был знаком и не виделся друг с другом. По какому принципу они становятся жертвами похищения, я не знаю. Но похитители не требуют за них выкупа, и это явно работа не какого-нибудь маньяка, а на месте, где жил похищенный, не оставляют решительно никаких следов. Выкрадывают как бы все фотокарточки, все следы заметаются на удивление тщательно, так что не остается как бы никаких, совсем никаких зацепок. Свидетели, которые хоть что-то знают, попросту умирают, не успев ничего сказать. Похоже, что и твоя жена попала в эту мясорубку… Ха-ха-ха!… Ты чего так побледнел?! Это ж я образно мясорубкой назвал. Может, она жива еще… Ну ты теперь понимаешь мою шуточку в кафе, я ж тебя проверить на хлипкость хотел – можно тебе такие вещи рассказывать. Вижу, что можно. Но ты все равно будь осторожен, ты в зачистку вроде не попал. А почему, тоже непонятно. Я бы лично тебя не оставил – уж больно ты догадлив, Андрюха.

8
{"b":"1917","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Здоровое питание в большом городе
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Лес тысячи фонариков
Сама себе психолог
Инстаграм: хочу likes и followers
Счет
Женщина начинается с тела
П. Ш.