ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Почему я должен был в зачистку попасть?

– Зачистка – это когда не оставляют в живых ни одного близкого человека. Зачисткой у нас в спецухе называли работу крупной шкурки, как бы заусенцы зачищавшей. Дело сделано, потом заусенцы зачищают. А ты теперь заусенец, да еще догадливый заусенец.

– Сам ты заусенец. А меня почему тогда не зачистили? – с ухмылочкой спросил Андрей, хотя смешно ему не было.

– Черт его знает почему, значит, ты безопасен. Тебя жена бросила, и всего-то, ты пустое место. Хотя не знаю. Известно мне только, что крутится в этом деле один тип с «заячьей губой», так что, если ты его увидишь, драпаляй подальше.

– А этого, на эмали, тоже выкрали? – Андрей отхлебнул из бутылки пива.

– Выкрали его труп, и это заворачивает следствие вообще в какую-то уж совсем мистическую сторону. Но, честно говоря, мистической фигни не хочется. Меня от мистической фигни тошнит… От всякой этой фэнтези-шмэнтази! Ладно, давай-ка, теперь ты расскажи, какие вокруг тебя события приключаются.

– Слушай, а почему я должен тебе доверять? – спросил Андрей, доставая из пачки сигарету и прикуривая. – Может, у тебя не все дома. Ну бывает, уходят жены. Что же теперь, из этого слона раздувать? Вон, о погоде лучше поговорим. – Андрей взглянул на квадратик неба. – А ты прямо фантаст, интересные истории рассказываешь.

– Значит, не коснулось, – внимательно глядя в глаза Андрея, сказал его собеседник, – если бы коснулось, ты бы не выпендривался. А меня наняли найти пропавшего человека. Я что-то вроде частного детектива. Ну раз у тебя все как бы в порядке и зачистки никакой вокруг тебя не производят, значит, я тебе как бы не нужен. – Артем поднялся. – Ну давай тогда. – Он протянул руку.

– Посиди немножко, – негромко проговорил Андрей, не обращая внимания на протянутую руку.

Он понимал, что больше никаких шансов узнать о судьбе жены у него нет, а этот тип хотя и подозрительный, но, может быть, поможет как-нибудь на нее выйти. – Ко мне вчера следователь приходил. Говорит, подругу Танину убили. Артем сел на прежнее место.

– Но я ее давно не видел, – зачем-то добавил Андрей.

– Это как бы то, что нужно, – проговорил он, злорадно улыбнувшись. – А тебя сразу не расколешь.

– Да меня-то раскалывать нечего, мне ничего не известно. Все, что знаю, следователю рассказал. Он фотографию Тани все увидеть хотел, но все они пропали.

– Ну у тебя-то, наверное, осталась? Осталась у тебя-то? – Артем смотрел в упор.

– Одна осталась.

– Покажи-ка мне ее.

– Зачем?

– Ну покажи, покажи!

Андрей достал кошелек и, раскрыв его, показал фотографию. Артем смотрел на нее внимательно.

– Странно, видел ведь ее где-то… – в задумчивости проговорил он. – Ну ведь точно видел, недавно совсем!

– Где? – насторожился Андрей.

– Потом вспомню, скажу… Но точно видел.

– Ну я, конечно, следователю не все рассказал, – пряча кошелек во внутренний карман куртки, сказал Андрей. – Про цыган не сказал ничего.

– Про каких цыган? – насторожился Артем. И Андрей рассказал о своих встречах с золотозубым цыганом.

– Снова цыгане. – Артем озабоченно потер небритую щеку. – А ты никогда не слышал о цыганах-паяцах?

– Нет.

Артем нахмурил брови.

– Да-а… Этого бы совсем не хотелось, – проговорил он в задумчивости. – Ты от этих цыган подальше держись. Сдается мне, что они тоже принимают участие в этих похищениях. Поганый народец…

Андрей рассказал также о маньяке из дома напротив. Маньяком Артем особенно заинтересовался и расспросил Андрея подробно.

– Слушай-ка, а не было ли там собачьих следов?

– Собачьих?.. Да вроде нет.

– Ну подстилка какая-нибудь или…

– Вспомнил, – перебил Андрей, – тарелка стояла в углу, я еще удивился… И пустая пачка от собачьего корма… Вот только сейчас вспомнил, а тогда даже внимания не обратил. Да и соседка говорила про каких-то собак.

– Как бы все, что знаешь, рассказал? – прищурившись, Артем смотрел на Андрея, словно пытался проглядеть его насквозь.

– Чего хотел, то рассказал, – уклончиво проговорил Андрей, приглядываясь к этому человеку – не нравился он ему, ох как не нравился.

– Правильно, что не все как бы договариваешь, – с издевкой сказал Артем, слегка прищурив глаза. – Об остальном сам догадаюсь.

И Андрею вдруг показалось, что он снова издевается над ним, что он знает… знает многое, если не все. И стало Андрею вдруг страшно этого человека.

А что, если он и есть убийца? И сейчас только играет с Андреем, перед тем как прикончить.

– Конечно, зря ты мне не доверяешь… Хотя, с другой стороны, правильно делаешь. – Артем снова играл хорошего парня, и у него получалось. – Значит, так, Андрюха, вокруг тебя сейчас фигня всякая начинается. Твоя главная задача не попасть под зачистку, хотя, может, в убийстве подруги тебя уже подставили, не знаю. Времени у тебя еще денек-два есть, поэтому не светись. Сегодня я кое-что проверю. Сообщу тебе все, что узнаю. Сегодня и завтра дни решающие или, вернее, критические – как говорит мой сумасшедший друг, работавший хирургом. Я тебе сначала позвоню по телефону по коду, знаешь, сначала как бы три звонка, потом два, а потом трубку снимай. Понял? А пистолетик-то в карман куртки переложи, а-то пока достаешь…

Они расстались, и Андрей пошел домой. Он не знал, насколько стоит доверять Артему, но больше ничего не оставалось. Странные обстоятельства исчезновения жены, пропажа фотографий, убийство ее подруги, человек с «заячьей губой», да и все эти цыганские предостережения… совершенно выбили его из привычного состояния равновесия. Цыгане!.. А что, если это…»

Андрей вздрогнул и отшатнулся. Прямо навстречу из подворотни его дома неожиданно вывернула ярко разряженная цыганка со спящим ребенком на руках. Она внимательно посмотрела в глаза Андрею, но, ничего не сказав, прошла мимо. Андрей, оглядываясь, торопливо вошел во двор и, миновав подворотню, направился к своей парадной, находящейся в другом конце двора.

Напротив лавочки со старушками стоял мужчина в черном пальто и о чем-то с ними разговаривал. И тут мужчина поднял голову и пальцем указал старушкам на окно Андрея, те утвердительно закивали… Андрей бросился в сторону ближайшей парадной. В разговаривавшем со старушками человеке он узнал косматого черноволосого цыгана со свирепым лицом и шрамом на щеке, которого уже видел однажды.

Андрей заскочил в парадную, сердце бешено колотилось, он потной рукой сжимал в кармане рукоятку пистолета. Вжавшись спиной в угол, постоял несколько мгновений в темноте парадной, потом бегом, перескакивая через ступеньку, домчался до второго этажа и, остановившись возле окна, стал смотреть во двор.

Словоохотливые старушки что-то говорили цыгану, тот кивал в ответ; из парадной, где жил Андрей, вышел другой цыган, в шляпе и куртке, в движениях его была какая-то звериная сила и гибкость. Он подошел к своему товарищу, что-то шепнул ему, и они вместе вышли со двора.

Андрей подождал минут пять, потом все так же, не вынимая руку из кармана куртки, вышел из парадной.

– Андрей, тобой тут интересовались, – увидев его, обрадовалась знакомая старушка.

– Кто?

– Да вон, родственники твои. Черные такие. Откуда у тебя такие черные, ты вроде не черный. Ты их, может, догонишь – они недавно со двора ушли, – добавила вторая бабуся.

– Мы им сказали, что ты скоро придешь, так они зайти обещали. Видно, богатая родня: весь рот с золотыми зубами, аж смотреть больно.

Андрей не стал задерживаться, а поднявшись в квартиру, закрыл дверь на все замки. Дверь у него было железная, замки надежные, так что с ходу штурмом не возьмешь. Дома можно быть спокойным. Но спокойно Андрей себя не ощущал. Он, не раздеваясь, зашторил во всей квартире окна, сел на диван и сложил руки замком. Посидел так минут десять, потом достал из кармана пистолет, проверил наличие патронов. Все было на месте. Сунул пистолет обратно в карман куртки.

В голову его, не давая сосредоточиться, навязчиво лезло только одно страшное и непонятное слово «зачистка». Слово это будило воображение, вызывая в сознании самые чудовищные, самые жуткие картины. Что это за «зачистка», кто придумал такое мерзкое слово?.. Как там Таня, что теперь с ней? Жива ли она?..

9
{"b":"1917","o":1}