ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Походка у читателя была пружинящая, шел он скоро и ростом был только чуть ниже Ильи. С виду тяжелую спортивную сумку нес без видимого напряжения.

– Тебе куда ехать? – спросил читатель, когда они вышли с вокзала.

Илья замялся, соображая.

– Не хочешь – не говори, – опередил его мысль попутчик.

– Да нет, я еще сам не знаю. А где здесь гостиницы?

Он смерил Илью взглядом.

– "Европейскую" или "Асторию" – попроще?

– Да, попроще. Как до "Астории" доехать?

– Тебя как зовут? – спросил его новый знакомый, не останавливаясь.

Илья представился.

– Меня – Сергей. Ты, Илья, надолго в Питер?

– Да, думаю, на недельку, не больше. Кое в чем разобраться нужно.

– Тогда пошли ко мне. Я один живу, квартира двухкомнатная. Поживи у меня, а для гостиницы кучу денег надо – да и мест свободных, что характерно, нет.

– Остановитесь, пожалуйста.

Перед ними стоял невысокий мужчина, одетый обыкновенно, но на голове у него имелся какой-то странный восточный убор, черты лица были мягкими, как у женщины.

– Не лает, не кусает, а в дом не пускает,-сказал он уныло, поглядывая то на Сергея, то на Илью.

По специфическому вопросу Илья вспомнил его.

– Замок, – догадался первым Сергей.

– Правильно, – без выражения сказал человек, с сожалением посмотрел на Илью и пошел своей дорогой.

– Ха! Ну вот я и в Питере! – воскликнул довольный Илья.

Сергей посмотрел на него непонимающе.

Глава 2

ПАУК НА ПЛЕЧЕ

Жил Сергей неподалеку от станции метро "Технологический институт".

Когда они вошли во двор, жизнерадостная собачонка дворовой породы весело запрыгала вокруг Сергея. Дворик был озеленен пятью деревьями.

– Не могу, раздражает меня это.

– Что? – не понял Илья.

– Да вот, – махнул он свободной рукой. – Ребятня шалит.

Илья увидел в углу возле парадной, к которой они направлялись, бетонную плиту, вероятно забытую здесь рабочими. На ней один на другом лежали два красных кирпича.

Илья пожал плечами в недоумении:

– Ну и что?

– А то, что это меня очень раздражает.

Сергей подошел к кирпичам и, не спуская с плеча сумку, сжав кулак, правой рукой произвел несколько быстрых и решительных ударов по стопке кирпичей. При этом он оскалил зубы и сузил глаза.

Удары были настолько мощными и сокрушительными, что не стерпевшие их кирпичи пошли трещинами, прямо на глазах стали рушиться и разваливаться, пока не превратились в красную крошку. Только увидев это, Сергей успокоился, и они вошли в парадную. Изумленный Илья молча следовал за Сергеем, не находя, что на это сказать и даже подумать.

Жил Сергей на втором этаже и имел на одного две комнаты.

– Жена в прошлом году меня бросила, дура. Теперь, что характерно, один живу.

– Меня тоже бросила, – пожаловался Илья. – Даже две бросили.

– Здесь ты будешь спать, – сказал Сергей, введя его в довольно просторную комнату с двумя окнами. С левой стороны стояла "стенка", с правой – диван и два кресла с журнальным столиком. В простенке между окнами уместился самодельный спортивный комплекс: большая "груша", турник, на стене висели нунчаку и еще какие-то смертоносные приборы на цепях и палках. Огромный двуручный меч привлекал особое внимание своим блеском и вызывал интерес. Кроме того, на стене уместилась тень человека, взрытая острием ножа. Один нож торчал у тени в горле и два – в груди.

– Я, правда, утречком здесь буду, что характерно, стучать и топтать "грушку", да ты спи, внимания не обращай. Так, уже восемь часов. Ты есть-то хочешь?

– Да нет, я перед отъездом поел хорошо.

– Ну тогда я постучу немного.

Сергей ушел в другую комнату, но скоро вернулся с черной повязкой на лбу, с голым торсом, в каких-то широких атласных шароварах и босой.

Илья сидел в кресле у двери. Сергей встал к нему спиной, лицом к "груше" и начал ее молотить. Он наносил серийные удары по туловищу "груши". Илья залюбовался стройной фигурой Сергея, грациозностью и отработанностью его движений.

На правой лопатке Сергея была татуировка: паутина, очень напоминавшая мишень, с левой стороны на плече Илья тоже увидел наколку. Сначала ему не удавалось никак ее разглядеть – настолько движения Сергея были быстрыми. Это оказался огромный косматый паук, должно быть и свивший паутину на лопатке.

Молотил "грушу" Сергей виртуозно: и с одной, и с другой стороны, и пятками, и локтями, и коленями… В общем, чем попало. Илья наблюдал за тренировкой с восхищением. Видно, в этом деле Сергей был настоящим мастером.

– Ну хватит. Надоело, – сказал Сергей минут через тридцать. – Все равно бесполезно.

Он провел заключительную серию ударов по "груше".

Что "бесполезно", Илья не понял.

Сергей разгладил усики и пошел принимать душ.

– Теперь давай поужинаем тем, что в доме есть.

Они сварили картошки с тушенкой. Несколько банок Илья привез с собой, не зная, где придется остановиться. В кухне на полке стоял засушенный букетик каких-то растений. Илья взял их, из любопытства понюхал.

– Какой-то знакомый запах, – сдвинув брови, задумчиво проговорил он. – Очень знакомый.

– Это афганская колючка – малоизученное растение, оно и у нас растет.

На том разговор и кончился.

– Значит, ты сюда на экскурсию? – спросил Сергей, когда сели пить чай.

– Можно сказать, что и на экскурсию,-уклончиво ответил Илья. – Нужно бы разобраться в одном дельце, – и замолчал.

Сейчас Илья напряженно раздумывал, можно ли этому малознакомому человеку рассказать все то, что приключилось с ним в этом городе три года назад. Егор Петрович говорил, что человек, знающий о чуди, подвергается смертельной опасности… Хотя такого драчуна подвергнуть опасности… А если не рассказывать ему легенду, только последствия?.. Нет, нужно все, а то ничего понятно не будет. Хотя Илье самому было ничего не понятно, но при помощи нового знакомого можно попробовать разобраться.

Сергей молчал, должно быть давая Илье собраться с мыслями.

– Видишь ли, Сергей, – начал Илья, – одному мне все равно не понять, в чем дело. Но три года назад, это когда меня первая жена бросила…

И Илья, стараясь не упустить никакой мелкой подробности, пересказал все, что сохранила память. Иногда Сергей задавал вопросы. В процессе пересказа Ильей тех странных событий лицо Сергея менялось – в глазах зажигались искорки интереса и нетерпения. Он весь как-то оживал и возбуждался.

– Я где-то читал про чудь, ушедшую под землю, что они подрубили сваи, которыми укрепляли землянки, и их засыпало. Считалось, что все они погибли. В первый раз слышу, что кто-то выжил и якобы по сей день живет. Человек я реалистического склада, что характерно, и, мне кажется, что-то здесь не совсем так. Понять не могу… Впрочем, разберемся завтра. У меня "Жигуленок", я сейчас не работаю, так что можем поездить. Но чувствую я, что дело здесь интересное. Давно я его ждал.

Когда выходили из кухни, Илья бросил взгляд на засохший букетик колючек.

– О! Вспомнил, где я этот запах встречал. Ведь так же мерзко пахло зелье, которым поил меня Егор Петрович для памяти. После него я и вспомнил.

– Понюхай снова, – сказал Сергей, протягивая Илье букетик.

Илья принюхался.

– Точно, он и есть. Этот запах ни с каким другим не перепутаешь.

– Теперь понятно. Вот этого звена и недоставало, – задумчиво сказал Сергей.

Прошли в комнату.

– Так вот, это растение – афганская колючка – очень ядовитое. Его в древности применяли как сильнодействующий яд. Но еще отвар его использовали как галлюциноген. Понял?

– Ну и что? Ведь Егор Петрович меня не отравил.

– Да, не отравил. Ему это и не нужно было, он использовал это растение не для того, чтобы ты вспомнил, а, скорее всего, для того, чтобы ты забыл.

– Как забыл? Зачем же ему это было нужно?

15
{"b":"1919","o":1}