ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– В таком случае нужно сообщить бандитам про самозванца, – пришел к заключению Илья.

– Да, если бы это было так просто – набрал 02 и сообщил. Ведь еще нужно иметь человека, и, что характерно, такого изверга и головореза, которому поверят. И хотя бы одно доказательство! Хоть в залив ныряй – ищи труп этого проклятого Китайца.

– Но для начала слух пустить. Они сами там дальше разберутся что к чему.

– Я так и хотел сделать, да сначала тебя вызволить решил, чтоб не обидели.

– Ты знаешь, я, когда в кресле сидел, из разговора их понял, что кто-то на них наехал. Китаец потерял публичный дом и дом в Озерках. Говорили, что большие убытки понес.

– Ну, может, без нас догадались. Все равно нужно бы им еще слушок подпустить. Пусть побыстрее с этим придурком разберутся.

– Да уж, это такой мерзавец! – подтвердил Илья, бледнея. – Еще и самозванец. Ты знаешь, я вот только сейчас понял, что они при мне слишком свободно разговаривали, как при неодушевленном предмете. Они меня уже за покойника считали. Какой ужас!

Илья, вспомнив, глубоко вздохнул и потер лоб.

– Сейчас мы с тобой поедем к одному человеку. Он имеет, что характерно, выход на преступный мир. Противно, конечно, со всякой мразью разбойничьей общаться. Ну да что поделаешь. Расскажем ему, попробуем убедить. Не знаю, поможет это или нет, но нужно рискнуть.

– Получается, – задумчиво проговорил Илья, – что лжекитаец охраняет легенду смерти Китайца. И пока жива легенда о Китайце – жив и самозванец.

Глава 3

ПОТОМСТВЕННЫЙ ЛЮДОЕД

Человек, имевший отношение к уголовному миру, ютился в "сталинском" доме за противотанковой дверью. Но дома его не оказалось. Охранник поведал, что вернется этот замечательный человек только через три часа. Пока, чтобы не терять даром времени, решили проведать Егора Петровича, а заодно выяснить что-нибудь о саркофаге Гомера, который разыскивает лжекитаец.

Илья с Сергеем сначала побывали в Кунсткамере, но Егор Петрович оказался выходным. С большими предосторожностями, для начала поблуждав по улицам, добрались до дома легендолога.

Дверь на лестницу оказалась открытой, из квартиры слышался шум.

– Теперь тихо, – прошептал Сергей, отстраняя Илью в сторону. – Вперед меня не лезь.

А Илья и не собирался лезть.

Сергей расстегнул куртку – на поясе блеснули ножи, – достал из-за ремня нунчаку, медленно отворил дверь и бесшумно как тень проник в квартиру. Илья подождал несколько секунд и с опаской вошел вслед за товарищем.

Коридор был пуст. Так на первый взгляд показалось Илье. Он не сразу разглядел рядом с дверью Егора Петровича прильнувшего к стене Сергея. Он махнул Илье, чтобы тот подошел.

Подкравшись к двери Егора Петровича, Илья услышал доносившиеся из комнаты стоны и грубую речь. Говорил мужчина, но смысла слов Илья разобрать не сумел, а стонал, кажется, Егор Петрович. Сергей, неожиданно повеселев, подмигнул Илье и вдруг резко пнул ногой дверь, от удара широко растворившуюся, и ворвался в помещение. Вошедший чуть погодя Илья увидел следующую картину.

Здоровенный верзила сосед, приходивший в прошлый раз с топором, притиснув к стене, держал за грудки бледного Егора Петровича с вывороченными карманами.

– О! Вы чего, пить пришли? А мне кто нальет? – взрычал мужик, отпустил опустошенного Егора Петровича и двинулся к стоявшему у двери Сергею.

– Я тебе сейчас налью, что характерно,-ласковым голосом пообещал Сергей. – Пойдем, дружок, выйдем в кулуары. У меня там для тебя кое-что есть, тебе мало не покажется…

– О! – воскликнул сосед. – Хороший мальчик.

Он обнял Сергея за плечи, рядом с верзилой Сергей и впрямь выглядел мальчиком-подростком, и они вышли в коридор, закрыв за собой дверь.

Егор Петрович сидел на стуле возле окна, держась за сердце.

– Что с вами, Егор Петрович? – Илья подошел и склонился над бледным легендологом.

– Так, ерунда, – натужно улыбнулся Егор Петрович. – У него как похмелье – всегда приходит деньги занимать.

– Ничего себе занимать, – ухмыльнулся Илья. – Это больше на разбойное нападение походит.

– Это у него характер такой – манера общения. С похмела душу вытрясет. А долги отдает исправно.

Из коридора слышался незатихающий грохот и назидательный голос Сергея.

– Может быть, вам лекарство? – спросил Илья участливо.

– Нет, отпустило, – сказал Егор Петрович. – У меня после пыточной комнаты сердце шалит.

– Да, – тяжело вздохнул Илья, усаживаясь на продавленный диван, – у меня теперь, наверное, тоже шалить будет. Я у Китайца тоже побывал этой ночью. Не знаю, как только не поседел…

Дверь открылась, и в комнату вошел Сергей; куртка его была застегнута.

– Я, Егор Петрович, вашего соседа поучил хорошим манерам, что характерно. Но он, по лицу видно, мужчина забывчивый – нужно будет перед уходом память ему освежить.

– Зря вы его. Он мужик вообще-то неплохой. Бывает, конечно…

– А под глазом у вас что? Его работа? – спросил Сергей.

Илья тоже обратил внимание на синяк.

– Это случайно. – Егор Петрович поморщился.

Сергей уселся рядом с Ильей.

– Как же тебе удалось бежать? – с состраданием спросил Егор Петрович у Ильи.

Илья рассказал вкратце.

– Теперь они не отстанут, – вздохнул Егор Петрович.

– Ничего. Это уже мое дело. Вы, Егор Петрович, расскажите нам лучше, что это за саркофаг Гомера такой. Откуда он взялся и почему известно про него Китайцу?

– Насчет Китайца ничего сказать не могу,-махнул рукой Егор Петрович.

– Ну хорошо. У Китайца мы сами спросим, тогда расскажите хотя бы историю этого саркофага.

– Да уж, у Китайца сами спросите, сделайте милость. А о саркофаге известно мне вот что: Гомер – греческий поэт, которому приписывают эпопеи "Илиада" и "Одиссея", – личность сама по себе легендарная. До сих пор о его рождении, жизни и смерти существует множество предположений. И даже был ли он вообще, тоже ставится под большой вопрос. Во всяком случае, семь или даже восемь городов Эллады уже три тысячелетия оспаривают друг у друга право считаться родиной великого поэта. Кстати сказать, был ли Гомер слепцом или зрячим, тоже неизвестно. Но в самый разгар русско-турецкой войны в тысяча семьсот семидесятом году на одном из островов Средиземного моря был обнаружен чудом сохранившийся саркофаг Гомера. Офицер Домашнев, командовавший десантом, доставил эту гробницу в Петербург и подарил ее графу Строганову, который и установил ее в саду собственной дачи в Новой Деревне. Современники утверждали, что саркофаг был не только красивый, но и фантастически дорогой. Его охраняли денно и нощно. Но увы, удивительным, непостижимым образом саркофаг исчез со своего постамента. К счастью, сохранился эскиз Воронихина установки античного саркофага в саду строгановской дачи. Но нужно сказать, что это легенда, и был ли саркофаг гомеровским, неизвестно. Скорее всего, это выдумка.

– Так все-таки есть он или его нет?! – воскликнул Сергей.

Егор Петрович замялся и посмотрел через окно во двор.

Во дворе мужчина пенсионного возраста через окно первого этажа в возбуждении кричал вышедшей из парадной молодой женщине:

– Да, я инвалид! Но инвалид по общей группе! Не то, что ты думаешь! У меня общая группа!!

Через открытую форточку его было слышно хорошо.

– Вы, Егор Петрович, лучше нам скажите, есть этот саркофаг хренов? Вы меня лучше не нервируйте, а то из вас все клещами тянуть нужно.

При этих словах Егор Петрович вздрогнул и побледнел.

– Ну есть, – согласился легендолог неохотно.

– У чуди? – давил Сергей.

– Да, – сознался Егор Петрович.

– Наконец-то. Что же вы сразу не говорите – все из вас вытягивать нужно.

– У чуди, – задумчиво проговорил Егор Петрович, глядя в одну точку. – Да не у той.

– Как это – не у той? – удивился Илья.

– Что же, еще какая-то чудь есть? – улыбнулся Сергей.

– В том-то и дело, что есть.

30
{"b":"1919","o":1}